В последнее время очень много жалоб поступает на представителей судопроизводств. Ни для кого не секрет, что данная область настолько коррумпирована, что этот позорный факт признают даже сотрудники очень компетентных правоохранительных структур. Бороться с коррупционным спрутом практически невозможно, ибо каждое чудом обрубленное щупальце не только отрастает заново, но еще и отпачковывается, порождая новые коррупционные отростки – как раковая опухоль.

Да, конечно же, государство проводит реформы в плане борьбы с коррупцией (хотя насколько эффективная эта борьба, говорят не отчеты в СМИ, а проблемы людей, которые сталкиваются с теми же проблемами).

С самого начала ведутся разговоры о том, что единственный выход победить коррупцию в системе судопроизводства – это поднять зарплату судьям, дескать, тогда не будет никаких поборов. Естественно, мы сильно сомневаемся, что данный шаг поможет, но сегодня речь в статье пойдет не об этом.

В редакцию обратилась гражданка Хатира Велиева, проживающая (пока еще) на территории, подвергаемой очередному сносу в пос. Баилова (ул. Алибека Гусейнзаде, 8). По ее словам, на сей раз права граждан грубо нарушает ЖСК «SABAH RESIDENCE» вкупе с ИВ Сабаильского района. О неравном противостоянии граждан и вышеупомянутых структур много писали местные СМИ, но мы все же внесем свою лепту в дело поддержки граждан и остановимся на одном очень важном вопросе.

Так, согласно заключению, выданному экспертами из госструктур, дом, в котором все еще проживают люди, считается аварийным, и потому все, кто остался в нем, должны покинуть свои квартиры (вполне естественно, что с суммой компенсации застройщики компании (кстати, частной, а не государственной) с жильцами так и не договорились. Жители, желая перепроверить точность заключения, обратились к независимым экспертам, которые определили: дом имеет погрешности лишь на 38%, а статус аварийности присуждается жилым домам, если повреждения распространяются минимум на 75%. Жильцы подавали в суд, но там так и не приняли результаты независимых экспертов.

Журналист Minval.az обратился к правозащитнику Эльдару Зейналову с вопросом: почему в судах не допускаются результаты проверок независимых экспертов, ведь такое происходит не впервые.

— Создается впечатление, что все независимые эксперты существуют в нашей стране лишь номинально: качество лекарственных препаратов проверяют только официальные госэксперты,  качество продуктов — тоже. Что касается экспертиз в строительной сфере, то тут вообще история не припомнит когда в последний раз на процессе учитывались результаты заключений независимых экспертов.

Э. Зейналов ответил, что на самом деле для суда нет «зависимых» и «независимых» экспертов. Есть лишь допущенные судом в этом качестве или не допущенные к участию в судебном процессе.

Зейналов отметил, что если суд привлечет человека в качестве эксперта, то эксперт этот может ознакомиться с материалами дела, просить суд предоставить ему дополнительную информацию, а так же попросить участвовать в судебных заседаниях.

— Согласно статье 63.1 Гражданско-Процессуального кодекса, «любое лицо, обладающее специальными познаниями и назначаемое судом для дачи заключения в необходимых случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, может выступать в качестве эксперта в суде».

— Эльдар муэллим, предлагаем немного разбавить казуистику и объяснить читателям более доходчивым языком кто именно имеет право выступать в качестве эксперта.

— Хорошо, давайте рассмотрим детально вышесказанную фразу и отметим в ней «любое лицо» и «назначаемое судом». То есть, если какая-то из противоборствующих сторон  приходит в суд с уже готовым заключением «независимого эксперта», то это противоречит заведенному порядку. Ведь выступающее в этом качестве лицо может не обладать необходимыми знаниями, быть необъективным (например, материально заинтересованным одной из сторон), в прошлом иметь проблемы с законом и пр. К тому же человек со стороны не имеет доступа к материалам дела и, соответственно, строит свое заключение на информации, предоставленной одной из сторон. Поэтому более грамотным с правовой точки зрения шагом было бы заявить официальное ходатайство судье о привлечении в качестве эксперта гражданина Х., имеющего такое-то образование в данной области, определенный стаж работы по этой специальности, учитывая, использовался ли он когда-либо судом в качестве эксперта, и так далее.

Согласно существующему законодательству (ст. 184.4 ГПК), «ходатайства лиц, участвующих в деле по вопросам, связанным с разбирательством дела, разрешаются определениями суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле». На определение суда можно подать жалобу в вышестоящую судебную инстанцию.

— Насколько мне известно, кроме того — помимо экспертов —  в суде могут участвовать так же специалисты, обладающие (по определению ст. 64.1 ГПК) необходимыми техническими и иными познаниями и мышлением для оказания помощи суду при рассмотрении дела.

— Да, вы правы. Но опять же, для того, чтобы этого человека признали специалистом, необходимо официальное ходатайство стороны процесса и доказательства уровня его технических познаний. Хотя суд может также привлечь специалистов и экспертов по своему усмотрению, в случае ходатайства о привлечении другого специалиста или эксперта, отказ не должен быть голословным.

— В одной из бесед с известным адвокатом Акрамом Гасановым мы затрагивали уже тему судебных проволочек, и адвокат отметил, что достаточно частой тактической ошибкой является нежелание стороны процесса связываться с «лишней писаниной». Мол, зачем нужны письменные ходатайства, если можно заявить ходатайство устно?

— Да, но в таком случае, можно не дождаться от суда и письменного определения, без которого не примут жалобу. Да и правильность занесения устного ходатайства в протокол нужно контролировать (особенно, если суд идет с переводчиком). В гражданском процессе стороны должны готовить и представлять доказательства самостоятельно. Но при этом сторона может ходатайствовать об истребовании необходимых доказательств (ст. 78.2 ГПК), если она не имеет возможности для самостоятельного их собирания. Например, какие-то скрываемые от домовладельца официальные документы, подзаконные акты. Суд обязан обеспечить доказательства (ст. 85-87 ГПК), в том числе может произвести и осмотр, и исследование доказательств на месте их нахождения и хранения (ст.79, 202 ГПК).

— Очень многие граждане жалуются на судей, которые не проявляют должного внимания к собранным и представленным в суд доказательствам, потому что очень много улик из доказательной базы, по словам жалобщиков – отсеивается.

— Нужно всегда помнить, что нельзя ожидать от судьи, чтобы он делал за стороны их работу по сбору доказательств, а потому ходатайства должны быть не только скрупулезно детальными, но еще и  убедительными. Когда дело обрастает материальными доказательствами, тогда легче опровергнуть и неправильное заключение эксперта.

Но, возвращаясь к теме, отмечу, что, естественно, что у среднестатистического гражданина таких познаний нет. Поэтому, когда дело касается дорогостоящей недвижимости, не стоит экономить на адвокате. Тем более, что после недавно внесенных в ГПК изменений уже нельзя вести гражданское дело через представителя, который не является «близким родственником» или членом Коллегии Адвокатов.

Обычная проблема граждан при этом состоит не только в расходах, но и в недоверии к адвокату. Не могу сказать, что оно полностью беспочвенно, благо адвокаты тоже бывают разные: есть те, кто не хватает звезд с неба, есть ленивые, есть нахватавшие слишком много дел (в условиях нынешнего дефицита адвокатов). Но при этом у адвоката есть обязанности, при злостном не исполнении которых он может потерять членство в Коллегии, а значит, возможность заключать контракты и выходить на суды. Так что, нанявшему адвоката гражданину надо отбросить ложную стеснительность и требовать с адвоката отчета о его работе, включая копии представленных в суд документов. Речь идет о слишком важных вещах. К тому же, сейчас в Коллегии Адвокатов стали гораздо строже относиться к неэтичному поведению адвокатов.

Яна Мадатова

Minval.az