«События, произошедшие в начале апреля 2016 года, имеют важное для Азербайджана значение.  Наши Вооруженные силы длительное время, соблюдая режим прекращения огня, не проводили активных боевых действий. Хотя при этом мы проводили множество военный учений, совершенствовали боевую подготовку. Тем не менее, только боевые действия могут показать, насколько эта подготовка находится на высоком уровне. Поэтому, в апреле 2016 года состоялось боевое «крещение» после соблюдения с нашей стороны более 20-ти лет режима прекращения огня». Такое мнение в интервью Minval.az высказал военный эксперт, полковник запаса Шаир Рамалданов.

По его мнению, апрельские события были ответной реакцией с целью обеспечения  безопасности населенных пунктов на тех направлениях, откуда велся огонь, и наши подразделения  получили задачу овладеть этими  позициями. Эту задачу наши военнослужащие выполнили с честью, за короткий срок, продемонстрировав героизм, и доказав всем, в том числе и противнику, что азербайджанские солдаты способны идти на самопожертвование, ради выполнения боевой задачи.

– В те дни существовал миф о так называемой непреодолимой «линии обороны Оганяна», которую наши военнослужащие в течение короткого времени прорвали и заняли необходимые стратегические высоты, позволяющие визуально контролировать большую территорию.

Хотя и говорят, что боевые действия продолжались три дня, в первый день наши военнослужащие выполнили поставленную боевую задачу и укрепились на новых позициях. Все остальные три дня наши солдаты отбивали атаки армян, которые пытались возвратить себе утраченные высоты.

Эти события также важны для азербайджанской общественности,  с той точки зрения, что общество сплотилось вокруг государства,  вокруг президента Азербайджанской Республики, и все воедино стали выражать свою волю по освобождению захваченных со стороны Армении территорий страны.

Это также стало испытанием для нашей молодежи, родившейся после Первой карабахской войны, ее внутреннего потенциала, ее преданности. Они с флагами Азербайджана вышли на улицы, выразили поддержку солдатам, и в то же время, выражая поддержку государству, заявили, что готовы в любое время встать в строй.

Непосредственно в зоне боевых действий население массово желало попасть на позиции и быть рядом с нашими солдатами. Наши полицейские удерживали эти массы, так как в этом не было необходимости: военнослужащие сами были способны выполнить поставленную задачу.

Главным значением апрельских боев является ответ на вопрос, готов ли Азербайджан с оружием в руках восстановить территориальную целостность. Общественность Азербайджана утвердительно ответила на этот вопрос.

В свете последующих событий, как вы знаете, победоносное наступление продолжилось на нахчыванском направлении, где были освобождены населенные пункты без единого выстрела. Думаю, это будет иметь свое продолжение. А поэтому апрельские события еще раз доказали армянам,  что азербайджанские Вооруженные силы способны нанести поражение противнику, выполнить поставленные боевые задачи, и показали, что ждет армянскую сторону, если развернутся крупные боевые действия по восстановлению территориальной целостности Азербайджана.

— Тогда и сейчас звучит один вопрос: что помешало нам продвинуться дальше?

— Была поставлена ограниченная задача, и она была связана с тем, чтобы взять под свой контроль позиции, с которых противник обстреливал наши населенные пункты.

— Но ведь мы могли и далее пойти – освободить  территории,  к примеру, Губадлинского и Зангеланского районов?

— Могу только сказать, что в те дни задача была поставлена именно так, как я указал выше. К тому же, для выполнения задачи был привлечен ограниченный контингент.

— Помимо израильских ударных дронов, какие еще новые виды вооружения применил Азербайджан в те дни?

— В принципе, все примененное в те дни вооружение было новым. В их числе артиллерийские установки, реактивные установки залпового огня, и стрелковое оружие, которое выпускает отечественный Миноборонпром. В ходе апрельских боев мы использовали, в основном, новейшие виды вооружения, правда, в небольшом количестве.

— Как вы прокомментируете последнее заявление министра обороны Армении Давида Тонояна, который пригрозил Азербайджану оккупацией новых территорий?  Армянский премьер Никол Пашинян сегодня подтвердил слова Тонояна, напомнив при этом, что заявление было согласованно с ним.

— Армянская сторона часто озвучивает не логичные, ничем не обоснованные заявления. Тоноян выразил свое мнение. Сказать можно многое, но чем они могут подтвердить сказанное, с учетом того, что наступающая сторона должна быть в три раза сильнее, чем обороняющаяся? Разве Армения обладает подобной силой? Население Армении в три-четыре раза меньше нашего. Что касается состояния экономики, то Азербайджан выделяет на оборону средства, которые покрывают весь госбюджет Армении. Азербайджанская армия самая мощная в регионе Южного Кавказа в последние 15 лет, она входит в первую полусотню армий стран мира. Чем оснащены ВС Азербайджана – мы видели в ходе проведенных военных парадов. Вооружение, находящееся в арсенале нашей армии, Армения никогда не сможет приобрести, так как у нее нет на это средств. Мы ежегодно проводим несколько широкомасштабных военных учений. Армения около полтора десятка лет не проводит подобных учений, так как нет финансовой подпитки. И чем Тоноян намерен «ответить» на это, если он с протянутой рукой пошел на встречу с  армянской диаспорой США, с просьбой выделить деньги? Если и Пашинян занял такую позицию, и согласен со своим министром обороны, то это еще раз свидетельствует о том, что Армения никогда не займет конструктивную позицию, и что она не суверенна в своих высказываниях.

Бахтияр Сафаров

Minval.az