Беспорядки в Кабардино-Балкарии могут оказаться «миной замедленного действия» 

Северный Кавказ оправдывает сомнительный титул «порохового погреба России». На сей раз драматичные новости приходят из Кабардино-Балкарии. Речь не о «ваххабитах», «салафитах» и прочих радикальных исламистам — в небольшой республике разворачивается самый настоящий межнациональный конфликт между кабардинцами и балкарцами. Вначале беспорядки охватили село Кенделен, затем перекинулись на соседний город Баксан, охватили столицу КБР — Нальчик. Для их подавления вызвали ОМОН и Росгвардию, местное отделение Следственного комитета уже обещает выявить и наказать зачинщиков.

В эти дни в КБР отмечается День адыгов. В России кабардинцы, черкесы, адыгейцы, абазины считаются самостоятельными народами, но сами они относят себя к единому адыгскому этносу (в него включают и абхазов, но это уже другая тема). Глава КБР Юрий Коков разместил на своем сайте поздравление с Днем адыгов: «Этот праздник является важным общественно значимым событием в жизни республики. Он олицетворяет весь многовековой путь адыгского народа, связан с сохранением его идентичности и самобытности, с перспективами национального культурного развития адыгов, — «протокольно» рассуждал он. — Уверен, празднование Дня адыгов (черкесов) придаст дополнительный импульс консолидации адыгского этноса, укреплению традиций добрососедства, взаимопонимания и уважения между народами Кабардино-Балкарии». Только вот с «добрососедством и взаимопониманием» как раз и не получилось.

Дело в том, что в основу выбора даты для Дня Адыгов легла очередная годовщина Канжальской битвы. В 1708 году в ходе ночного сражения на горе Канжаль черкесы под предводительством князя Кургоко Атажукина нанесли поражение и разгром войскам крымского хана Каплан Герая. Предписано считать, что Канжальская битва имеет важнейшее значение в национальной истории кабардинцев и не только кабардинцев.

Годовщину битвы кабардинцы решили отметить пышно и торжественно — совершить восхождение конным строем на вершину горы Канжаль. Но их отказались пропустить жители Кенделена — балкарцы.

Десять лет назад, в 2008 году, кабардинцы уже пытались совершить конное восхождение, и тогда тоже путь всадникам перекрывали сельчане. Чтобы добраться до вершины, кабардинцам пришлось следовать вокруг села по опасному объездному пути. На сей раз полиция порекомендовала от восхождения воздержаться и ситуацию не провоцировать. Из 200 всадников, которые первоначально собирались отправиться на вершину, 170 предпочли от этого намерения отказаться. Но десятка три наиболее активных отправились на вершину.

Первоначально все было спокойно. Конный строй обогнул село, достиг вершины…Но тут молодые активисты решили все же добиться своего, отправились в Кенделен и потребовали, чтобы жители пропустили конницу на обратном пути. В итоге завязалась потасовка, судя по размещенным в Сети видеороликам, прозвучали и выстрелы.

По словам жителей Кергелена, вначале люди собрались на окраине. С одной стороны узкой дороги — местные жители, с другой — молодые и разгоряченные кабардинцы, заявляющие, что они граждане России и могут ходить там, где считают нужным, между ними — ОМОН. По словам местных, многие кабардинцы были одеты в футболки и резиновые тапочки — не самая подходящая одежда для восхождения на Канжаль, где в это время года уже лежит снег, вели себя грубо и вызывающе. В селе надеялись, что ОМОН поможет погасить конфликт, но их цепочка «раздвинулась» и пропустила всадников. «В результате силовики стали скручивать местных жителей. Жители села не хотят, чтобы всадники шли через их село. На это не было никакого разрешения», — рассказала секретарь Совета старейшин балкарского народа Тамара Гериева. Теперь, по поступающим сообщениям, от села Кергелен «сдетонировали» уже Баксан и Нальчик, где собираются стихийные митинги…

Здесь, по законам жанра, должны следовать рассуждения, что Северный Кавказ — это вообще «проблемный» регион, напомнить о местной бедности, безработице, коррупции и прочих бедах, а затем — советы заняться «решением проблем региона» с уверениями, что как только жизнь здесь наладится, такого рода проблемы исчезнут сами собой.

Но…в реальность такого благостного сценария верится не очень. И дело не только в том, что слишком уж напрашивается аналогия с «маршами оранжистов» через католические кварталы Белфаста, столицы Северной Ирландии, которые нередко заканчиваются беспорядками. Просто речь идет не о разборке на тему «кто здесь главный» в «сложносочиненном» регионе. Проблема куда глубже. Напомним: балкарцы — это северокавказские тюрки. Их советская, а теперь уже и российская этнография тоже предписывает делить на балкарцев, карачаевцев, ногайцев, кумыков, но общность языка не засекретить, национальное самосознание — тем более. То есть для балкарцев крымский хан Каплан Герай куда ближе, чем Кургоко Атажукин. Особенно с учетом того, что многие балкарцы, да и не только балкарцы, уверены, что значение Канжальской битвы сильно переоценено, да и есть серьезные сомнения, была ли она на самом деле.

Впрочем, складывается впечатление, чтот«раскрутку» годовщины Канжальской битвы в качестве «Дня адыгов» власти РФ устраивают в качестве противовеса куда более опасной и неудобной дате — 21 мая, Дню памяти и скорби по жертвам Кавказской войны, той самой, которую вела в XIX веке против местных горцев Россия. 21 мая 1864 года генерал Граббе провел в урочище Кбаада, ныне Красная Поляна, парад в ознаменование победы над горцами.

Сегодня те события называют уже геноцидом. По самым скромным подсчетам, в результате Кавказской войны погибло не менее 400 тысяч человек, еще полмиллиона были депортированы в Османскую Империю — в Турции и странах Ближнего Востока сегодня существуют достаточно многочисленные общины черкесов. Сколько человек просто не добрались на перегруженных лодках до турецких берегов Черного моря, можно только гадать, но в национальной кухне черкесов до сих пор нет рыбных блюд. Слишком крепка историческая память о своих собратьях, погибших тогда в море.

В советские годы признавали, что Российская Империя была «тюрьмой народов», но все же в события Кавказской войны не вдавались, а в Грозном даже не подумали снести памятник царскому генералу, «покорителю Кавказа» Ермолову. Но после распада СССР 21 мая был официально объявлен памятным и нерабочим днём в трёх республиках Российской Федерации: Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии. Отмечают его даже в черкесских аулах Краснодарского края. Ну и, конечно же, поминают жертв той войны в черкесской диаспоре за пределами РФ. Словом, попыток создать «противовес» 21 мая на этом фоне следовало ожидать. Только вот выбор на эту роль Канжальской битвы — шаг, как показывают события в КБР, не самый умный. И что же — российские эксперты оказались настолько наивны и зашорены, что не почувствовали здесь явного антитюркского подтекста и не учли, что у балкарцев, карачаевцев, ногайцев и других кавказских тюрок на этот счет окажется свое мнение? Или…действовали вполне сознательно, в рамках классической колониальной политики «разделяй и властвуй»?

Опасность распада России комментировать и обсуждать как бы не принято. И предписано считать, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Но судя по многим косвенным признакам, подъема национального самосознания в субъектах федерации Кремль опасается всерьез. Об этом свидетельствуют и попытки вытеснить из сферы образования и делопроизводства национальные языки, и назначение на руководящие должности во все те же субъекты федерации «генерал-губернаторов» вроде Владимира Васильева, и, как показывают события вокруг «раскрутки» Канжальской битвы, попытки внести рознь между крупнейшими этносами Кавказа — адыгами и тюрками. Даже самый поверхностный экскурс в историю позднего СССР показывает сколько угодно параллелей. В 1985 году, когда СССР возглавил Михаил Горбачев, страна извне еще выглядела «союзом нерушимым», но уже под флагом борьбы с коррупцией начинается планомерное выдавливание из властных структур сильных региональных лидеров. Следующим этапом было назначение на должность первого секретаря ЦК КП Казахстана выходца из Ульяновской области Геннадия Колбина — в ответ в Алма-Ате вспыхнули волнения, опыт повторить не решились, но прецедент имел место. Следующим шагом Кремля был уже Карабах — не секрет, что с помощью региональных конфликтов Москва «привязывала к себе» вовлеченные в них республики. Только вот в реальности эти самые конфликты, которые Москва не то что не могла, а не желала гасить, в конце концов лишь ускорили распад СССР. И нынешние попытки Кремля сыграть в старую колониальную игру «разделяй и властвуй» тоже могут сыграть роль «мины замедленного действия» уже под единство России. Где возможностей «правового» и «бархатного» сценария куда меньше, чем даже в случае с СССР.

Понятно, что такое развитие событий честнее всего было бы назвать катастрофой. В Азербайджане, где прекрасно помнят, к каким последствиям для нашей страны привели и обе чеченские войны, и разгул бандподполья в Дагестане, вряд ли питают на этот счет какие-то иллюзии. Но, к сожалению, все дело в том, что нынешнее поведение российской власти делает эту опасность все более реальной.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az