Кто и против кого пытается ее сегодня разыграть?

Чем отличается мировой рынок кофе от мирового рынка чая? Казалось бы, это продукты, занимающие сходную «нишу», вопрос «Вам чай или кофе?» привычен во многих странах. Только вот торговля ими устроена по-разному. Кофе продают на биржах. На него, в зависимости от сорта, конечно, есть мировая цена, которая диктуется спросом и предложением. Эту цену, конечно, могут «поколебать» государственный переворот в Бразилии или неурожай в Колумбии, но все же здесь наличествует глобальный рынок, который подчиняется понятным «рыночным» законам ценообразования. Иное дело — рынок чая. В отличие от кофе, чай продают на аукционах, где цена каждой партии определяется отдельно. И весьма субъективно. Здесь, конечно, путем купажа и т.д. тоже появляются узнаваемые сорта и марки чая, но все же рынок чая устроен совсем не так, как рынок кофе.

И точно так же отличаются рынки нефти и газа. Нефть уже давно  продается по мировым ценам. И баррель, то есть бочка, нефти, скажем, сорта «Брент» продается по одной и той же цене от Мурманска до Кейптауна и от Нью-Йорка до Токио. Иное дело — газ. Популярность этого вида топлива растет. Уже никого не удивляют ни трубопроводы, ни «интерконнекторы», ни терминалы для приема сжиженного газа. Но мировой цены на «голубое топливо» по-прежнему нет. И в результате для одной и той же страны природный газ, доставленный по разным «трубам», может различаться по своей стоимости «в разы». Не говоря о том, что в вопросе газа куда сложнее, чем в случае с той же нефтью, «совершить маневр» и сменить поставщика, особенно если этот поставщик занимает монопольное положение на рынке. Что уже предопределяет крайне высокую даже по сравнению с хрестоматийным нефтяным политизацию газового рынка.

Что уже находит понятное преломление в развернувшейся в Европе «газовой пикировке» между США и Россией, где Вашингтон стремится снизить зависимость Европы от российского газа вообще и сорвать реализацию проекта «Северный поток — 2» в частности. И где в центре внимания оказалась позиция официального Берлина — главного партнера РФ по реализации проекта «Северный поток» и «Северный поток — 2». И где кардинальным образом меняют расстановку сил поставки на европейский рынок каспийского газа.

Напомним: с призывом поддержать азербайджанские газовые проекты выступил председатель комитета Палаты представителей по разведке Девин Нунес. «Если мы, Соединенные Штаты, сможем экспортировать сжиженный природный газ, увеличить поставки газа в Западную Европу, и если вы сможете доставлять газ по этой транскаспийской газовой магистрали в Италию, то у вас будет два надежных источника газа. Я думаю, что это окажет реальное давление на Германию, чтобы она не полагалась исключительно на российский газ и не продолжала кормить деньгами российского медведя», – сказал конгрессмен, который на минувших выходных находился в Восточной Европе, чтобы оказать поддержку проекту строительства Трансадриатического газопровода. Кроме того, Нунес, чей комитет провел расследование российского вмешательства на выборах в США в 2016 году, заявил, что российская «пропагандистская машина» распространяет дезинформацию в Италии, чтобы помешать строительству газопровода.

Строго говоря, то, что сотрудничество России и Германии в «газовой сфере» не нравится Вашингтону, стало понятно еще после саммита НАТО, точнее, рабочего завтрака генсека альянса Йенса Столтенберга и президента США Дональда Трампа, где глава Белого дома в весьма резких выражениях высказал свою оценку того обстоятельства, что ФРГ отказывается повышать оборонные расходы, но при этом заключает с Россией крупные газовые контракты. До последнего времени главной альтернативой российскому «голубому топливу» на европейском рынке был сжиженный газ из США. Но теперь все больше внимания к себе привлекает газ из Азербайджана.

Более того, теперь, после подписания в Актау главами прикаспийских государств Конвенции о правовом статусе Каспия, эксперты заговорили о возможном выходе на европейский рынок уже и туркменского газа — по азербайджанскому коридору. Наконец, урегулирование правового статуса Каспия открывает для коммерческой «разработки» многие структуры в азербайджанском секторе Каспия, в которые доселе западные партнеры не торопились вкладываться из-за «подвешенных» юридических вопросов. Плюс ко всему каспийский газ значительно дешевле сжиженного американского. Что уже предопределяет его экономическую привлекательность.

Российские эксперты, однако, в скорую реализацию транскаспийского проекта не верят. И приводят множество аргументов, от экономических сомнений в рентабельности до вопросов, а есть ли у Туркменистана необходимый объем газа. Возможно, именно эта уверенность, что транскаспийская «труба» — это пока что смелая идея, а не реальный трубопровод, и сделала Россию столь уступчивой на переговорах в Актау.

В Москве демонстрируют уверенность. В СМИ регулярно вбрасываются новости, которые должны свидетельствовать об успешном продвижении этого проекта. Информагенства сообщают, что Россия уже выдала все необходимые разрешения, что работы по прокладке «трубы» начались и успешно продолжаются…Даже неприятные новости, такие, как запрет многих стран на использование своих территориальных вод, «подаются» в оптимистичной «обертке»: принято, мол, решение строить в обход.

Как предполагается, газовая тема станет одной их ведущих в ходе намеченных на субботу переговорах президента РФ Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Берлине. Во всяком случае, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков так очертил пункты повестки встречи в верхах России и Германии в замке Мезеберг под Берлином: Что касается тем, то это сверка часов по важнейшим проблемам. Это, конечно, и международный круг вопросов — Украина и Сирия. Это и рестрикции, с которыми так или иначе сталкиваются многие страны, и с их последствиями». Затем добавил, что также планируется затронуть вопросы реализации крупных коммерческих проектов:

«Я имею в виду, конечно, «Северный поток–2» и иные вопросы»  — уточнил Песков. Расчет понятен. Германия, скорее всего, выскажется в поддержку этого проекта.

Только вот означает ли это, что Москве не о чем беспокоиться? И ни азербайджанский, ни американский, ни туркменский  газ не станут реальной альтернативой для российского? Уверенность Москвы разделяют далеко не все. Прежде всего, несмотря на дороговизну, необходимость строительства специальных терминалов и т.д., популярность сжиженного газа в Европе растет. Как указывается в пресс-релизе Еврокомиссии под говорящим названием «Импорт Европейским союзом СПГ из США растет», «с момента прибытия первого СПГ-танкера из США в Португалию в апреле 2016 года европейский импорт СПГ из США вырос с нуля до 2,8 миллиарда кубометров». По данным Еврокомиссии, в 2017 году на страны ЕС ушло около 10 процентов от всего экспорта американского СПГ. Весь экспорт СПГ из США составлял примерно 20 миллиардов кубометров, следовательно, Европа получила порядка 2 миллиардов кубометров. Как отмечает ТАСС, представитель Еврокомиссии по энергетике Анна-Кайса Итконен отметила, что основными получателями американского газа являются три страны: Испания, Франция и Италия. Та самая  Италия, куда уже скоро должны начаться поставки газа из Азербайджана. И премьер-министр которой после встречи с Трампом высказался в поддержку азербайджанского газового проекта.

И самое главное, напоминают эксперты, российские аналитики не верили в то, что будет построен трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Они были уверены, что никакой «Шелковый путь» не станет конкурентом для Траннсиба. И уж точно не представляли себе, что станет реальностью Южный газовый коридор. А это значит, что установка «для российского газа конкурентов не может быть  в принципе, а уж тем более в лице бывших южных республик» вряд ли сработает так, как это планируют в Москве. И даже если Москве удастся достроить газопровод «Северный поток — 2», желанного статуса монополиста у нее уже не будет.

Нурани, политический обозреватель Minval.az 

Minval.az