России не удается затормозить расширение НАТО

Чемпионат мира по футболу закончился, но «футбольные» аналогии в политике по-прежнему в тренде. И вряд ли из него выйдут, тем более что футбол остается любимым и популярным и вне чемпионатов. Тут тебе и «вне игры», и «мяч уже на американской /российской/иранской/ половине поля», и «желтая карточка»…Опытные эксперты приводят и такую аналогию: внутренняя политика похожа на футбол в штрафной площадке, с «навесами», атаками, где одни стараются забить, другие — перехватить: громкие обвинения, скандалы, шумные утечки…А политика внешняя напоминает игру в центре поля, где нет особенно эффектных ударов, но идет тяжелая, упорная и изнурительная борьба за мяч: у устоявшихся государств внешнеполитический курс, как правило, стабилен, громкие сенсации и эффектные сцены здесь случаются редко. Что же касается громких внешнеполитических инициатив, то, напоминают знающие люди, быстрых результатов тут лучше не ждать. Сначала действительно могут появиться громкие заявления, которые потом будут долго обсуждать эксперты, затем — несколько интервью, а вот дальше начинается долгая и, главное, тихая работа. В лучшем случае она принесет результат. В худшем — об инициативе, не оправдавшей себя, просто забудут.

Но сегодня, уверены эксперты, мировая общественность имеет возможность наблюдать, как рушится одна из самых громких и распиаренных внешнеполитических инициатив России — попытка воспрепятствовать расширению НАТО и навязать Западу переговоры и соглашения о новой системе безопасности в Европе, то бишь о новом разделе сфер влияния. Именно об этом, по сути дела, говорил Владимир Путин в своей речи в Мюнхене в  2007 году. А сегодня ленты информагентств приносят все новые и новые доказательства, что затормозить расширение НАТО России не удается. И вряд ли удастся.

Впрочем, расскажем по порядку. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг провел в Брюсселе переговоры с премьер-министром Грузии Мамукой Бахтадзе. Это первый зарубежный визит премьер-министра Грузии после утверждения в должности. Генсек альянса подтвердил, что Грузия обязательно станет членом НАТО, а НАТО продолжает работать над подготовкой Грузии к вступлению в альянс. «Мы выражаем полную поддержку евроатлантическим устремлениям Грузии. На состоявшемся на прошлой неделе саммите все двадцать девять союзников вновь подтвердили, что Грузия станет членом НАТО. Это соответствует решению, принятому в 2008 году на Бухарестском саммите. Мы продолжаем работать над подготовкой Грузии к членству в НАТО. У вас впечатляющий прогресс в процессе осуществления реформ, в том числе в деле экономического развития, безопасности, формирования институтов обороны и модернизации вооруженных сил», — заявил Столтенберг.

Кроме того, генсек Североатлантического альянса отметил, что на встрече с грузинским премьером были рассмотрены и вопросы безопасности в Черноморском регионе, активизация России в этом регионе на фоне растущего интереса к нему со стороны НАТО. Генсек подчеркнул значение этого региона для альянса. «Черное море имеет для НАТО стратегическое значение, и мы усиливаем сотрудничество с Грузией в этой сфере путем совместных учений военнослужащих Службы береговой охраны, наращиваем взаимоотношения между Грузией и морским флотом НАТО», — заявил он. Наконец,

Столтенберг в очередной раз выразил поддержку территориальной целостности Грузии в ее международно признанных границах, и призвал Россию вывести войска из Абхазии и Южной Осетии.

Строго говоря, подобные встречи были и раньше. Заявления тоже. Но на сей раз речь идет о серьезном «сдвиге».

Прежде всего, напомним: 12 июля в рамках саммита НАТО прошла встреча Йенса Столтенберга с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили. И если менее чем через неделю генсек НАТО принимает еще и премьер-министра Грузии — это уже не жест вежливости, а недвусмысленный политический «месседж».

Плюс ко всему здесь надо учесть еще одно обстоятельство, прямого отношения к Грузии как бы и не имеющее. В пятницу, 13 июля, в Норвегии скончался Торвальд Столтенберг — отец нынешнего генсека альянса, ветеран норвежской политики. Он занимал посты министра обороны и министра иностранных дел Норвегии, стоял у истоков программы сотрудничества в Баренц-регионе — целью этого проекта было укрепление связи между скандинавскими странами и постсоветской Россией, осуществлял посредническую миссию в бывшей Югославии во время Балканской войны. По имеющимся сведениям, Йенс Столтенберг вылетел в Норвегию сразу же после окончания работы саммита. Но для встречи с Бахтадзе вернулся в Брюссель. Если бы генсек НАТО перепоручил эти переговоры кому-то из своих заместителей, вряд ли бы такой шаг не встретил понимания. Но Йенс Столтенберг этого делать не стал. Демонстрация поддержки евроатлантических устремлений Грузии получилась впечатляющей и эффектной.

Понятно, что из этого можно сделать множество выводов. Поддержку в своем устремлении в НАТО получает Грузия, аннексированная СССР не в сороковые, как страны Балтии, а в двадцатые годы. Кроме того, принято считать, что страны с территориальными конфликтами не могут претендовать на членство в НАТО. На самом деле это не так. Натовские дипломаты на условиях анонимности поясняют: ни одна страна, не входящая в НАТО, не может закрыть туда дорогу другому государству. Конечно, страны-члены альянса могут просто не проявить желания встраиваться в «действующую войну». Конечно, вступление в альянс — долгий процесс. Он требует унификации оружия, системы управления войсками, соответствующего обучения офицеров и т.д. Но тут уже, как говорится, возможны варианты. В том числе и самые неожиданные.

Возможное вступление Грузии в альянс коренным образом меняет ситуацию и для Азербайджана. Сегодня в силу географических реалий наша страна не может ставить вопрос о своем вступлении в НАТО в практической плоскости. Для членства в этом блоке необходимо иметь или выход в открытое море, или непосредственную  границу со страной, входящей в НАТО. В случае с Азербайджаном это означает, что вопрос о членстве в НАТО можно ставить только после деблокады Нахчывана…или вступления в альянс Грузии.

Это, впрочем, дело будущего, пусть и не такого далекого. Конечно, заявления, прозвучавшие в Брюсселе, еще не означают, что Грузия завтра или даже на будущей неделе станет членом НАТО. Но важно другое: если в Североатлантическом альянсе решили продемонстрировать, что в вопросе расширения своего союза не намерены оглядываться на мнение Москвы, это им, без сомнения, удалось.

А вот теперь вспомним: как раз накануне встречи Столтенберга и Бахтатдзе президент России Владимир Путин давал интервью Fox News. Где, кроме всего прочего, заявил, что Россия «крайне негативно» отнеслась бы к вступлению Украины и Грузии в НАТО. Ответ Столтенберга на эти слова Путина последовал прямо во время совместной пресс-конференции с Бахтадзе: «Россия не имеет права решать за своих соседей. Россия не имеет права решать, что должны делать ее соседи. Потому что Грузия – суверенная, независимая страна, и она имеет право сама выбирать свой путь, в том числе определять, частью каких структур безопасности ей хочется быть. Так что идея – говорить соседям, что им делать или нет, – полностью неприемлема». А это уже не перепалка. Это «дипломатическая пощечина».

Понятно и другое. В Москве, конечно, продолжают выступать с громкими заявлениями  и грозить НАТО «последствиями».

Президент России Владимир Путин на совещании с послами и постоянными представителями РФ заявил: «На подобные агрессивные шаги, которые представляют прямую угрозу России, будем реагировать соразмерно. Нашим коллегам, которые играют на обострение, стремятся включить, в том числе, скажем, Украину или Грузию в военную орбиту альянса, следовало бы подумать о возможных последствиях такой безответственной политики».

Только вот игра, похоже, уже проиграна. Напомним: после мюнхенской речи и начала политики «вставания с колен» Россия устраивала множество, скажем так, «жестов устрашения». В Калининграде и в Армении, вблизи натовских Литвы, Польши и Турции, размещали «Искандеры». Устраивали залеты своей военной авиации. Проводили учения с репетициями вторжения. В Грузии и Украине развязали реальную войну. Все это, по замыслу Москвы, должно было донельзя напугать Запад, после чего тут же начались бы переговоры по «новой системе безопасности», и РФ получила бы почти законное право давить танками украинский «майдан» так же, как в 1968 году Пражскую весну, а в 1956 — венгерское восстание. Но теперь, когда в НАТО вступила Черногория, готовится к вступлению в блок Северная Македония, а Грузия получает столь впечатляющую поддержку, уже не осталось сомнений: на Западе не испугались. И события развиваются не по сценарию Москвы. Перед которой стоит невеселый выбор: или дипломатическая капитуляция, или все более жесткое противостояние с Западом, где расклад сил не в ее пользу. Но самое главное, сокрушительный удар наносится по имиджу Путина как «крутого мачо», которому никто в мире не смеет слова поперек сказать. Оказалось, смеют. И не только сказать. А тут уже внутриполитические последствия тоже не заставят себя ждать. Особенно теперь, когда после повышения пенсионного возраста уже и в России многие стали задумываться о реальной цене политики «вставания с колен». Так что глубину своего «североатлантического провала» Путину еще предстоит оценить. Как в старом анекдоте про альпинистов «Глубокая трещина? — Не знаю, я еще до конца не долетел».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az