После заветного голосования в парламенте Никол Пашинян в качестве главы кабинета, приняв первые поздравления от коллег-депутатов, направился на площадь, чтобы воздать должное улице. Он с высоко поднятой головой произнес: «Гордые граждане Армении, сегодня вы победили, отныне никто не осмелится посягать на вашу победу!»

Победа над диктатурой заслуживает того, чтобы не только праздновать, но и с оптимизмом смотреть в будущее. Но так ли все просто в политическом хозяйстве Армении? Есть ли после многолетней диктатуры невежества шанс на ясность  перспективы, о чем высказывается лидер революции?

Обстановка сложна не только потому, что ушедший диктатор подчинил все воле одной партии и одного человека. На деле выстроен мощный бастион фальши, который позволял автору проекта править, обогащаться и держать страну в оцепенении – это карабахская авантюра. С ее помощью режим обманывал соотечественников, заставляя их плескаться в море крови и обмана, что давало возможность диктатору чувствовать себя в безопасности.

Система дала сбой не потому, что Пашинян предложил заслуживающую внимание идеологическую альтернативу, а потому что лидер толпы смог организовать массовое сопротивление. Режим не устоял. Ну а дальше-то что?

После победы Пашинян достает из дурно пахнущей политической подсобки карабахские грабли, чем показывает, что берет крен в сторону заблуждения. Это чревато.

На волне революционного подъема Ереванский государственный университет, в котором Пашинян не доучился, пригласил героя улицы в учебное заведение для формальности – повторного зачисления, чтобы 42-х летний бунтарь наконец-то получил свой диплом. Акт в общем-то символический, если учесть, что время советов давно минуло, и наличие корочки более не принципиально. К слову, лидер пролетариата Ленин ведь тоже был в своем роде недоучкой. Казанский университет, из которого он был отчислен, не удосужился пригласить вождя октябрьского переворота заполучить диплом. Но от этого предводитель большевиков не только не пострадал, но и вышел победителем, поломав до основания прогнившую  систему самодержавия.

Может возникнуть вопрос – а что общего между Лениным и Пашиняном? А вот какое – наш современник тоже пошел путем Ленина, но, изменив опыту великого тактика. Не с того начал, анонсировав поход в Шушу. Революционер, объявивший войну коррупции и беспределу Саргсяна, в новом качестве принял решение пойти на плотно эшелонированную систему защиты поверженного режима, где ему мало что светит.

Вот почему напрашивается параллель с Лениным. Вождь пролетариата  победил, потому что определил две точные цели – удар по военной авантюре режима и удар по сколоченному богатству правящих кругов российской олигархии, точнее его экспроприацию.

Чтобы вырваться из плотной схемы конституционно обставленной пирамиды саргсяновской диктатуры, Пашинян обязан объявить мир, а далее развернуть  правовые и прикладные реформы через национализацию богатств саргсяновского олигархата. Не сделав этого, он будет обречен.

Только в ранге борца с фасадной демократией карабахской военной хунты он сможет окончательно перебороть прогнившую систему. Любой другой вариант действий станет для Пашиняна губительным, и, судя по его первому шагу, он уже идет не туда.

Саргсяновская собака зарыта в конституции, которую диктатор навязал стране ради своего блага. Остатки Республиканской партии, перешедшие в оппозицию, потому и сохраняют шансы на реабилитацию, ибо за ними большой резерв реванша.

Неспроста думающие силы революции бьют тревогу, что их лидер начинает править в чрезвычайно сложных для себя условиях. Будучи главой исполнительной власти, он вынужден играть под диктовку Республиканской партии, у которой ключ от законодательной власти. Основной закон был написан под партию Саргсяна, когда парламент должен был обеспечивать ее лидеру законодательную поддержку во всем.

Дисбаланса между ветвями власти не избежать, и он в, конце-концов, ударит по инородному премьеру, которого при нынешнем раскладе свалить будет не так уж и трудно. Единственный выход Пашиняна — это объявление внеочередных выборов с прицелом на изменение конституции в пользу настоящего парламентаризма, а не фальшивого.

Пока же новый премьер выказал готовность отплясать первый танец под зурну старой команды. Решение полностью отвечает ожиданиям конкурентов, ибо карабахская фишка – это и есть тот магический фокус, которым Кочарян и Саргсян зомбировали народ.

Заявление Пашиняна о готовности к мирному разрешению карабахского конфликта есть ничто иное, как оскоминное клише, которым Ереван просто надоел. Если уличному предводителю кажется, что Баку поведется на дешевую уловку мирного решения под маркой «равноправия народов и самоопределения», то горько ошибается. Сентенция о «необходимости  придания импульса международному признанию независимости Карабаха при великой роли диаспоры» – наживка для обманутой массы, которая составила кампанию Пашиняну в низвержении Саргсяна.

И медведю ереванского зоопарка ясно, что Баку не только не станет обсуждать участие Карабаха в переговорном процессе, но развернет свой потенциал в сторону выгодной для себя конкретики. Пока в Армении продолжалась вакханалия постсаргсяновского беспредела, Баку просчитал возможные варианты развития военном-политического сценария.

Желание Пашиняна «ознакомиться с оперативной обстановкой на передовой» — отвлекающий маневр для простаков и дураков, не более. Если он и в самом деле готовится к переговорам, то со старым багажом лучше к делу не приступать. Премьер сказал, что видит дорогу к успеху в условиях, когда «во внутриармянских отношениях автоматы должны замолчать навсегда».

Если ему хватит ума и сноровки, то же самое должен провозгласить в карабахском урегулировании. Иначе тупика и фиаско ему не избежать.

Тофик Аббасов

Minval.az