Воцарившаяся в Армении патовая ситуация — это не самое худшее из всего, что могло бы быть. Чем больше народные толпы упиваются мирным характером демонстраций, возносят до небес суждения о всенародной выдержке и цивилизованности, в недрах танцующей революции зреет гнев и злость.

Не всем по душе состояние всеобщей эйфории. Так долго продолжаться не может, и в один момент все может кардинально измениться, если перейдут к контрдействиям враги протестной силы. Это ведь и в теории, и в практике находит подтверждение, что при наличии революционной массы рядом непременно зреет ее непримиримый враг. Люди улицы, теряя бдительность от привалившей победы и предаваясь самообольщению, вдруг оказываются в пасти разъяренной контрреволюции.

При таком повороте лидер улицы Никол Пашинян с ближайшим окружением точно пойдет под венец. Как минимум, с ним никто церемониться не будет.  И чтобы не растерять завоеванный гандикап, необходимо перейти от уличного дирижирования к направленным действиям по формированию выигрышной конъюнктуры, чтобы 8-го мая отыграть партию с листа.

Итак, какого же продолжения следует ожидать? Избрание Пашиняна переходным главой кабинета неизбежно. Далее светят внеочередные парламентские выборы. Самое важное и кардинальное начнется после вступления к исполнению обязанностей нового правительства.

Трудно представить, что в ходе предстоящих выборов протестующим  удастся  оттеснить от участия огрызков распадающейся Республиканской партии. Скорее, изворотливые единомышленники Сержа Саргсяна, перекрасившись, пробьются в новый парламент, а после продолжат реваншистские действия на почве исполнения старых песен о главном. А главное для них это все тот  же мотив Карабаха.

Но до того как это станет возможным, противникам старой власти придется подумать не только о тактической координации, но и об идеологическом перевооружении, чтобы напрочь перекрыть вероятность воскрешения   идеологемы, которая довела Армению до ручки.

После смещения с поста первого и законно избранного президента Левона Тер-Петросяна (1998) политическое поле Армении перешло под полный контроль сил, которые насильственно стали насаждать карабахское единообразие. Воинствующий сепаратизм из маргинального явления превратился в доминирующее направление общественно-политической мысли. Кто с этим не согласился, или оставил родину, или же был нейтрализован, как политический класс.

Стратегическое преимущество носителей этой парадигмы во внутриполитической жизни практически создало серое, скучное  единообразное пространство. Не случайно Армения под руководством сперва Роберта Кочаряна, а следом Сержа Саргсяна превратилась в единственное государство мира, где открыто стали почитать не жертв громких террористических актов, а их организаторов.

Бурный всплеск националистического экстремизма с тягостным военно-политическим режимом и отсутствием терпимости к инакомыслию сделал свое черное дело. С тех пор, как Армению бросило в революционную лихорадку, международные наблюдатели, политики, специалисты, исследующие развитие гражданских институтов, все активно рассуждают о  долгожданном перерождении армянского общества.

Многим кажется, что, как будто, фонтанирующий патриотизм, дух единения и гражданственность окончательно восторжествовали, потому начавшееся всенародное движение может завершиться только победой. Это ошибочное умозаключение.

Перед 8 мая теряющая почву под ногами Республиканская партия утверждает, что складывает оружие борьбы. Так должно быть, ведь она потерпела не только политическое фиаско, но и идеологическое поражение. По логике элементарных вещей партия, которая проповедовала курс на откровенную экспансию в отношении соседа, должна сойти с дистанции вместе с пагубной идеологией и дутыми политическими целями. Однако этого не происходит.

Победившая улица бичует такие острые социальные пороки саргсяновской политики, как коррупция, кумовство, сращение власти с криминалитетом, но пока еще оставляют в силе захватническую идеологию, не видя прямой взаимосвязи между всеми элементами провальной государственной политики. Без пересмотра политики экспансии в отношении Карабаха и прилегающих к нему земель Армении не выжить, будь Пашинян или же будущая власть семи пядей во лбу.

Во избежание повторения фиаско Саргсяна новая власть должна подвергнуть себя дезинфекции от сепаратистского микроба. Только так можно застраховать себя и закодировать на успех. Иного пути нет и не будет.

Уровень духовной культуры, политического сознания любой общности  определяется способностью видеть себя частью большого, а не рассматривать большой мир в виде своего придатка. Гиперболизация национального эго армянства выступает противопоставлением себя  остальному миру.

Нигилизм по отношению к чужому всегда приносил армянам проблемы и отчужденность. Возможно, упадочнический выбор сделан на все времена. Однако этот выбор не проходной для других, он не соответствует контексту таких понятий, как гармония, развитие, согласие, добрососедство и сосуществование. Он разрушает армянскую идентичность изнутри, и не видеть этого невозможно.

В последние дни, пока бурлили площади и улицы Еревана и других городов, лидер никем не признанной нкр подвизался в коридорах, предпочитая не показываться в местах массового скопления людей. Это о многом говорит. Карабахская карта почти бита, несмотря на велеречивые заявления Пашиняна о настроенности отстоять спорный регион до конца. Такого рода заявления всего лишь дежурные фигуры речи, без которых невозможно  монополизировать внимание толпы.

Ноль внимания к персоне Бако Саакяна и его делу это показательный момент. Пусть кто хочет, утверждает, что признание нкр неизбежно. Об этом не только думают, но над этим работают и в Баку. Каким станет вожделенное самоопределение, в скором узнает мир. Это будет очень интересная история.

Тофик Аббасов

Minval.az