На сегодняшней конференции в Анталье на тему «Будущее турецко-российских отношений в эпоху подъема Евразии», организованной Международной платформой сотрудничества Турции, профессор Ильхам Рагимов дал интервью турецким СМИ.

В интервью принимали участие Айдын Чайнак из газеты «Dünya», а также представители газет «Daily Sabah», «Star» и агентства «Anadolu».

Ниже «Минвал» со ссылкой на газету «Ени Мусават» представляет вниманию читателей интервью Р.Рагимова:

— Профессор, как вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Россией и Турцией?

— Я оцениваю их очень высоко. Эти отношения переживают период расцвета. Если вы обратили внимание, то сближение России и Турции произошло после прихода к власти президента Владимира Путина. Будучи премьер-министром, он совершил визит в Турцию, растопив лед в отношениях двух стран. Эта политика продолжилась и в период его президентства, и та, картина, которую мы наблюдаем на сегодняшний день, очень радостная. Позиция президента Эрдогана в этом вопросе тоже должна быть высоко оценена. Политика обоих лидеров по сближению уже дает свои плоды. Из истории мы может увидеть, что отношения между двумя народами были очень близкими, несмотря на кровавые войны… Даже когда отношения между властями были холодными, народы продолжали жить в гармонии. Анталья, в которой проходит этот саммит предпринимателей двух стран, может считаться символом теплых отношений между двумя народами. Браки между турками и русскими, отношения в сфере бизнеса и культуры являются доказательством развития российско-турецких отношений по восходящей. Поставлена цель довести в 2029 году объем торговли до 1 миллиарда долларов. Заслуживают внимания усилия, которые совершают бизнесмены для достижения этой цели. Видимо, по этой причине попытки сил, которые хотят напряженности в отношениях между Турцией и Россией, проходят в пустую.

— Эмбарго, введенное США в отношении России, оказывает серьезное влияние на бизнес российских предпринимателей. Какой ущерб приносит вам это эмбарго, как предпринимателю?

— Так как мои партнеры являются гражданами России, их имена включены в санкционный список США. Но я являюсь гражданином Азербайджана, поэтому не вхожу в список Магнитского.

— За какую деятельность ваши партнеры оказались в этом списке?

— Мне вообще трудно понять, на каком основании составлен этот список. Потому что в него вошли такие лица из России, которые вообще далеки от политики. Просто все, у кого имеется состояние более 1 миллиарда долларов, попали в список Магнитского. Это абсурдно.

— На какие чувствительные моменты должна обратить внимание Турция, чтобы не прервалась восходящая линия в отношениях с Россией?

— После кризиса из-за инцидента с самолетом многие полагали, что отношения между Россией и Турцией уже наладить не удастся. Однако оба лидера повели себя позитивно и приняли решение о сближении, которое важно не только для двух стран, но и для всего региона. Отношения стоит рассмотреть в двух направлениях – сквозь политическую и экономическую призму. Экономические отношения также развиваются по восходящей, как и политические. Газопровод, который обеспечит Европу газом, будет запущен в 2019 году, кроме того, взаимодействие в сфере атомной энергии и сближение в торговле сельхоз продукцией дают основание говорить, что остановить этот процесс будет невозможно. Энергетические проекты – это экономические нити, крепко и надолго связывающие страны между собой, и испортить эти отношения фактически невозможно. Поэтому можно прогнозировать, что в ближайшем будущем экономические отношения между двумя странами только углубятся. А политическая сторона, безусловно, связана с глобальными процессами. Возможно, в каких-то вопросах взгляды стран отличаются, это естественно, однако я полагаю, что экономические процессы предотвратят политическую напряженность. Вероятность того, что между Турцией и Россией возникнут глобальные проблемы, очень мала.

— Как воспринимает Россия нынешнюю позицию Турции по Сирии?

— Если бы эта политика не устраивала бы Россию, то Кремль проявил бы свою позицию. Видимо, имеется договоренность по поводу предпринимаемых шагов. В целом, мне кажется, что Россия и Турция должны действовать в Сирии на основе взаимной договоренности. Потому что Сирия – это чувствительная точка для обеих стран.

— Будучи предпринимателем, думаете ли вы присоединиться к процессу восстановления Сирии?

— Я не занимаюсь серьезно строительством. Кроме того, еще очень рано думать о восстановлении Сирии. Возможно, в будущем в Сирии понадобятся какие-то другие работы, кроме строительства, тогда это станет для нас актуальным. Крупные российские компании заключили с Сирией энергетические договора. Пока что у меня и у моих партнеров нет в планах строить бизнес в Сирии. Не стоит забывать, что мои партнеры – это российские предприниматели еврейского происхождения. Считаю нереальным, чтобы на ближайший период они положительно относились к присутствию в Сирии. Согласно нашим законам, если мы все трое – я, Год Нисанов и Захар Илиев, не примем положительного решения по какому-либо вопросу, то мы не реализуем это дело.

— В настоящее время в США продолжается расследование по поводу вмешательства России в последние президентские выборы США в пользу Дональда Трампа. Можете ли вы обнародовать позицию Росси и, в частности, президента Путина, по этому вопросу?

— Эти заявления совершенно безосновательны. Это мнение президент Путин высказывал многократно. Нет ни одного факта, чтобы доказать вмешательство России в выборы. Я и сам не представляю, как может выглядеть это вмешательство. Для Путина не было никакой разницы, кто станет президентом – Трамп или Клинтон. Отношения между двумя мировыми силами зависят не только от того, кто является президентом.

— После кризиса из-за инцидента с самолетом и убийством посла России в Анкаре, отношения России и Турции стали развиваться в неожиданном для всего мира русле. В целом, как только налаживаются отношения между Россией и Турцией, Запад сразу предпринимает шаги для их ухудшения. Как вы думаете, что может предпринять Запад для ухудшения отношений между Турцией и Россией?

— В целом, на сегодняшний день отношения России и Турции с Западом приблизительно одинаковые. На Россию оказывается немного больше давления. Необходимо понять, что Запад не желает превращения России или Турции в мировую силу, и старается для недопущения этого. В такой ситуации притесняемая сторона ищет себе друзей и партнеров. Поэтому, сближение России и Турции провоцирует сам Запад.

Minval.az