События, о которых сегодня пойдет речь, произошли за 4 года до Олимпиады-80 в Москве, когда в небо улетал тот самый Мишка, и сотни тысяч людей плакали, наблюдая за его полетом под печальную и трогательную песню, написанную Добронравовым и Пахмутовой.

И сидящие на трибунах не знали (да и откуда им было знать?), что эта Олимпиада могла бы носить статус самой кровавой в истории Олимпийского движения. И если не профессиональная работа оперативников, обезвредивших группировку армянских террористов, членов партии «Национальная объединенная партия Армении», то дата 19 июля навсегда бы осталась в истории СССР окрашенной в черный траурный цвет.

Как все начиналось

8 января 1977 года в Москве была осуществлена серия террористических актов. Первая бомба взорвалась в 17:33 в вагоне московского метро — на перегоне между станциями «Измайловская» и «Первомайская».

Второй взрыв прогремел в 18:05 в торговом зале продуктового магазина № 15 на улице Дзержинского (ныне Большая Лубянка), неподалёку от зданий КГБ СССР.

Третья бомба взорвалась в 18:10 у продовольственного магазина № 5 на улице 25 Октября (ныне Никольская). В результате погибли 7 человек (все — при первом взрыве в метро), 37 человек были ранены.

Теракты, да еще столь массовые, стали ударом по все еще устойчивому на тот момент имиджу СССР. К поискам преступников были привлечены лучшие следователи прокуратуры, МВД и КГБ СССР под руководством генерал-майора КГБ В. Н. Удилова. Операция получила кодовое название «Взрывники». В ходе следствия было опрошено более 500 свидетелей, видевших предполагаемых преступников, но тем не менее, никто из них так и не смог чётко описать внешность террористов, многие путались в своих показаниях.

По собранным осколкам взрывных устройств следователями были установлены детали и материалы, которые использовались при их изготовлении. Выяснив места производства и продаж многих из этих материалов, следователи очертили круг «подозреваемых» городов: Ереван, Ростов-на-Дону и Харьков.

Выдвигались версии, что теракты могли устроить украинские или армянские националисты. Позже в аэропорту Ташкента один из сотрудников КГБ обратил внимание на сумку в руках пассажира: сумка была такой же, что использовалась террористами. Выяснилось, что сумку сшили в Ереване.

Эксперты установили, что электросварка бомб была проведена особым электродом с фтористо-кальциевым покрытием, который использовался только на предприятиях ВПК. На основании этого пришли к выводу, что кто-то из террористов работает в «оборонке».

В конце октября 1977 года те же преступники решили совершить ещё один теракт и с этой целью прибыли в Москву на Курский вокзал. Взяв обратные билеты на поезд «Москва — Ереван», они вышли, оставив сумку с бомбой в зале ожидания вокзала. Спустя несколько минут бесхозная вещь обратила на себя внимание одного из пассажиров, который заглянул внутрь сумки и, обнаружив мотки проводов и часовой механизм, сообщил о находке в дежурную службу милиции. В результате следственного осмотра были получены ценные улики: синяя спортивная куртка с олимпийской нашивкой из Еревана и шапка-ушанка. На шапке сыщики обнаружили несколько чёрных волос.

На поиски брюнетов без верхней одежды с чёрными вьющимися волосами была ориентирована милиция на всех железнодорожных вокзалах и в аэропортах страны в направлении Закавказья.

На границе Грузии и Армении в третьем вагоне поезда № 55 «Москва — Ереван» был обнаружен черноволосый молодой человек в синих спортивных брюках (от того же костюма, что и синяя куртка), при нём не оказалось верхней одежды, документов и дорожных вещей. Это был рабочий Акоп Степанян (1949 года рождения). Ехал он вместе со своим товарищем — художником Завеном Багдасаряном (1954 года рождения). Цель поездки в Москву Степанян и Багдасарян объяснить не могли. Их задержали и этапировали в Ереван (позже мать Степаняна опознала сумку, в которой находилась бомба, как сумку сына).

Обыски на квартирах задержанных выявили взрывные устройства, которые были аналогичны московским.

По данным следствия, главным организатором и руководителем терактов был Степан Затикян, Степанян и Багдасарян — их непосредственными исполнителями.

На допросах Степанян и Багдасарян заявили, что были запуганы Затикяном, который, сидя в заключении, «подвинулся» на идее национализма и твердил, что нужно наказать русских за угнетение армянского народа.

Так кого же угнетали русские?

Это интересный вопрос, и подойти к нему стоит с учетом фактов.

Начнем с того, что в годы советской власти в Ереване были проложены новые улицы, устроена электрифицикация, проведены водопровод и канализация. Лесопосадки на окрестных холмах покончили с пыльными бурями, бывшими бичом города.

Метро в Ереване появилось в 1981 году. Руководство Армении было не недовольно тем, что в Баку (1967) и Тбилиси (1966) метрополитен уже был, а жителям армянской столицы приходилось обходиться наземным трамваем. Но метро строили только городам-милионникам, а Ереван на тот момент таковым не являлся.

В годы СССР армянские спортсмены входили в сборные СССР по многим дисциплинам: тяжелой и легкой атлетике, самбо, боксу, стрельбе, фехтованию, настольному теннису, греко-римской и вольной борьбе, спортивной гимнастике. Армяне снимались в кино и снимали кино, писали музыку, выступали с концертами. Немало их было и в науке, и сфере литературы.

То есть, армянам было дано точно такое же право – как и всем остальным представителям 15-ти советских республик, повсеместно участвовать во всех сферах и проявлениях жизни.

И потому очень интересно, в чем же выражалось то самое пресловутое «притеснение», ставшая причиной серии смертоносных террористических актов в Москве?

Сахарный след в деле защиты армянских террористов

Очень кстати было бы отметить еще один немаловажный факт. В тот момент, когда весь мыслящий мир осудил армянских террористов, советский диссидент академик А. Д. Сахаров, протестовал против приговора, утверждая, что вина осуждённых «не доказана». Объектом его критики был прежде всего тайный характер процесса.

В своём письме Л. И. Брежневу, написанном 30 января 1979 года, Сахаров требовал приостановки исполнения приговора и нового судебного разбирательства. По его словам, есть веские основания опасаться, что в этом деле имеет место «судебная ошибка» или «умышленная фальсификация». «Затикян не находился в Москве в момент взрыва в метро — много свидетелей могут подтвердить его алиби, — писал Сахаров в своем письме к генсеку, следствие не проявило никакой заинтересованности в выяснении этого и других важных обстоятельств. Суд без всякой к тому необходимости был полностью закрытым и секретным, даже родственники ничего не знали о его проведении. Такой суд, на котором полностью нарушен принцип гласности, не может установить истину».

Стоит отметить тот факт, что Сахаров неоднократно выступал на стороне армян. Достаточно вспомнить его жену – Елену Боннэр, армянку по отцу (и падчерицу армянина), которая приветствовала рукоплесканиями армянскую агрессию, направленную в адрес в адрес Азербайджана, а сам Сахаров, который во всем поддерживал свою вторую половину, был настолько счастлив, когда Армения предъявила претензии в адрес Нагорного Карабаха, что аплодировал, подпрыгивая на месте. И допрыгался до инфаркта, который не замедлил случиться 14 декабря 1989 года.

23 декабря того же года американские дипломаты обсуждали причины преждевременной кончины академика Сахарова. Донесения об этом аккуратно ложились на стол работников ЦК КПСС: «Обсуждая причины смерти А. Сахарова, американские дипломаты высказывают мнение, что она вызвано большими эмоциональными и физическими перегрузками, чему а большей степени способствовала вдова академика Е. Боннэр, которая подогревала политические амбиции своего мужа, пыталась играть на его самолюбии».

Стоит отметить, что в горбачевскую эпоху академик Сахаров запустил «в толпу» новую метафору, назвав проблему Нагорного Карабаха «камнем перестройки». Достаточно вспомнить его письма, написанные М.С. Горбачеву, в которых Сахаров описывал «зверства и ужасы, творимые азербайджанцами в отношении армян» и призывал как можно скорее решить этот вопрос – естественно, в пользу «угнетаемой Азербайджаном Армении». Кстати, стоит отметить, что именно Горбачев вернул Сахарова в СССР под давлением Запада.

Кроме того, Сахаров – еще тот писака — ранее убеждал руководство СССР в том, что Нагорный Карабах якобы был отторгнут от Армении и насильно присоединен к Азербайджану, и этот факт является «вопиющей исторической несправедливостью, проведенной против воли армянского населения, являющегося коренным на этих землях» .

Послесловие

Почему именно сегодня зашла речь о событиях второй половины 20-го века? Ответ на поверхности, стоит лишь вспомнить поговорка про волка, которого как ни корми, а он все равно в лес смотрит. И московские теракты того времени являются ярким доказательством подлости, беспринципности и отвратительного лицемерия, присущего армянам, которые не остановятся ни перед чем, в том числе и перед теми, кто является ярым защитником и сторонником их подлой «политики». Да, эта статья – своеобразный посыл руководству РФ: никогда не стоит забывать о том, что врагов не надо искать, потому что они всегда рядом. И не дремлют. И если уж в те далекие годы, при благополучном для Армении строе, представители соседней страны нашли в русских «угнетателей армянского народа», то что сказать о дне сегодняшнем? А ведь истории свойственно повторяться, она движется по спирали. Армянская агрессия тоже движется по нарастающей. И как бы цена доверия этим подлым шакалам не стала бы невыносимо высокой…

Minval.az

Minval.az