После обращения российского президента Владимира Путина Совету Федерации РФ ведущие мировые аналитики предрекают конец эпохи разоружения. А было ли разоружение? В том и дело, что его никогда толком и не было. Державы только имитировали отказ от сверхвысоких затрат на производство средств уничтожения. Руководствуясь мудростью «хочешь мира, готовься к войне», они всегда тонко обходили требования лимитирующих договоров.

Сногсшибательные новинки всегда появлялись в виде сюрпризов. Сирийский кризис с его разрастающимся театром боевых действий стал зловещей презентационной ареной, где ведущие государства продолжают испытывать новейшие разработки. Но в том, что пальму первенства в теневой игре всегда удерживал за собой Вашингтон, двух мнений быть не может.

В гонке вооружений Америка особенно вошла во вкус после падения Советского Союза, того самого, первый и последний президент которого умиленно отказался от наступательной стратегии в обмен на заверения визави не приближаться к границам Союза, а в последующем — России. Что из этого уговора вышло, общеизвестно.

Пока Россия перестраивалась, следуя нелинейной тактике ельцинских времен, а далее пыталась притереться к стремительно меняющимся странным условиям, Америка обложила территорию главного конкурента  наступательными ракетами почти на 90%. Москва только в 2006 году  спохватилась, осознав, что находится в уязвимом положении. Стремительный спурт ответных действий в свете преодоления стратегического отставания влетел Москве в копеечку. Но то была стратегическая необходимость. Притом,  цены на нефть, начав стремительный спуск, застали противников США врасплох.

И вот Владимир Путин преподнес свой сюрприз Америке, той самой, которая несколькими днями ранее, раскрыв суть своей оборонной стратегии, обозначила Россию вместе с Северной Кореей, Ираном и Китаем в качестве главных противников.

Получается, ответ Москвы не заставил себя долго ждать, и режим санкционного удушения, если и достиг заветной цели, то отчасти. Можно не сомневаться, что заклятые соперники и дальше будут мотивировать друг друга на экстраординарные меры в практике «безопасности и сдерживания». А что от этого перепадет другим участникам глобального действия?

Что позволено Юпитеру, не дано быку, — гласит старая как мир мудрость. Ревностно отстаивая собственные амбиции, киты и дальше будут ревностно блокировать менее слабых в их стремлении быть на уровне требований дня. Существующие угрозы, как-никак, диверсифицируются. Но гранды взяли за правило поучать других, призывать к ответственности, раскручивая при этом  санкционный механизм. Мотивируется все это обеспокоенностью в связи с  «враждебными действиями» отдельных нехороших сил и стран. И тут здравствует избирательность, во всем устраивающая намерения  гегемонистов.

Многие государства и при большом желании не в состоянии покуситься на амбиции и аппетиты лидеров, но отказать себе в праве быть во всеоружии, предвосхитить форс-мажоры, не могут. Как в случае с Азербайджаном, которому рано или поздно придется привести в чувство соседа-агрессора, преступившего грань.

Несмотря на наличие закона «О противодействии противникам Америки» (CAATSA), который итак лимитирует возможности других в поддержании оборонной мощи, Вашингтон, еще и обнародовав доклад Национальной разведки США (13 февраля), под видом обеспокоенности за состояние Нагорного Карабаха предостерег участников конфликта от закупок военной техники у России. Применительно к Армении и впрямь имеется серьезный повод для беспокойства, ведь Москва время от времени делает щедрые подарки своему региональному союзнику. Однако в связи с Азербайджаном с полным основанием можно указать, что волнения абсолютно беспочвенны.

В отличие от бесноватого соседа Азербайджан на волне здравого рассудка и прагматизма. Страна не страдает манией величия, не вынашивает захватнические планы, но отстаивает то, что принадлежит ей по праву. Обстановку в Южном Кавказе в прямом и переносном смысле заминировал Ереван, и стремление Баку разминировать ее продиктовано не только адекватным пониманием существующего положения, но и положениями   концепции национальной безопасности.

Если не остановить опасный тренд, он заведет дело в тупик, а далее и к катастрофе. Во избежание нежелательного нужны направленные действия, чтобы унять возмутителя спокойствия.

И потом, с высоты Капитолийского холма панорама Южного Кавказа не так ясно просматривается, как с близких широт. Интересы безопасности, к которым так неистово апеллируют американцы, для государств региона тонко осязаемы. Не станут же они делать что-либо себе во вред. И надо ли уточнять, насколько они трезвы в намерениях и действиях? Думается, нет.

Отрицательная комплиментарность США во всем, что касается взаимодействия государств региона с Россией, отдает откровенной предвзятостью. Военная модернизация Азербайджана — остро востребованная необходимость в комплексе усилий, направленных на поддержание реальной стабильности в Южном Кавказе.

Если Азербайджан в столь чувствительной ипостаси ставит на Россию, стало быть, это остро востребовано. И потом, нельзя игнорировать, что Москва близко, а Вашингтон далеко. И надо ли подчеркивать, насколько заботы по поддержанию безопасности, отстаиванию правил общежития важны для тех, кого они непосредственно затрагивают?!

Тофик Аббасов

Minval.az

Minval.az