Трудно переоценить роль деликатности в политической культуре. Это качество играет незаменимую роль во всем, и особенно, когда дело касается тонких материй, охватывающих не только сферу холодных расчетов в размещении интересов, но и в области приземленных человеческих измерений. Отсутствие деликатности не только вызывает недоумение, но и оборачивается конфузами, нередко перерастающими в серьезные эксцессы.

Примеров, удостоверяющих неуместность топорных действий там, где требуются осторожность и тонкое понимание, много. Самый свежий из них продемонстрировал президент Грузии Георгий Маргвелашвили в ходе  посещения Марнеульского района. Встречаясь с соотечественниками-азербайджанцами и отказавшись почтить память жертв Ходжалинского геноцида, он не только отличился неуместным макиавеллизмом, но дал основания усомниться в искренности заявлений, которые неоднократно озвучивал на встречах с азербайджанскими высокопоставленными представителями.

Подчеркнуто холодное, безразличное отношение грузинского президента к  чувствительной теме вопиюще в своей сути. Момент возник непроизвольно, и там не было никакой политики. Сограждане без всяких подтекстов попросили президента поддержать их в эмоциональном порыве, связанном с почтением памяти невинно убиенных. Однако неадекватная реакция главы государства воочию продемонстрировала его отчужденность от простых человеческих переживаний, боли утрат и сострадания. Грузинский лидер тем самым невольно или же осознанно политизировал вопрос, встав на сторону армянских военных преступников.

Президент невозмутимо заявил, что отслеживает карабахское урегулирование и выступает против обострения положения в зоне конфликта. Он оказался не в теме не потому, что был не в курсе поминального события и происходящего. Он просто смалодушничал, проявил классическую антигуманность, замешанную на богохульстве. Проявленное безразличие приводит разум в замешательство, ибо непостижимо позорный  пассаж не может считаться приемлемым в контексте отношений двух соседних народов, которые из года в год только ширятся и крепчают.

По сути, вульгаризированная реакция Маргвелашвили на просьбу соотечественников дает основания говорить о наличии у «героя» исследуемого фрагмента своей особой позиции по азербайджано-армянским отношениям. Может этим объясняется и то, что армянский истеблишмент сразу после эпизода в Маренули пришел в движение, войдя в раж, мол, грузинский президент оказался на высоте, продемонстрировав нейтральный подход.

Не секрет, что в Армении тщательно прослеживают связи Азербайджана с внешним миром, довольно часто приходят в бешенство от того, насколько позиция Баку, его взгляды на международные проблемы находят понимание и поддержку в мире. В силу болезненной предвзятости Ереван системно пытается внести неразбериху в структуру отношений Азербайджана с  зарубежьем. Но все его попытки оказываются тщетными, и на то есть причины. Видения азербайджанской дипломатии, комплекс приоритетов, наконец, вклад, вносимый лидером Южного Кавказа в общую копилку приобретений, соотносятся с ожиданиями международной элиты.

Но, как известно, редки в природе правила без исключений. Находятся-таки носители корявых истин, что ставят здоровые понятия с ног на голову, поддакивая тем, кто не создает, а рушит, не упрощает, а усложняет.

Грузинскую элиту, изрядно настрадавшуюся от напасти сепаратизма, трудно уличить в двурушничестве, коль речь идет о принципиальном отношении к такой чувствительной проблеме, как нерушимость границ состоявшихся государств. Ходжалинская трагедия – составная часть большого преступного плана, приведшего регион к системной дестабилизации. Незавершенность карабахского конфликта тормозит решение многих социальных, экономических, культурных программ не только Азербайджана, но и всего региона.

Невзирая на подвешенное состояние карабахской дилеммы, Баку, пробивая дорогу к определенности сквозь завалы рисков и тревог, приносит пользу не только себе, но и партнерам. В их ряду Грузии принадлежит особое место. Коэффициент полезного действия, перепавший Тбилиси в результате многомерных усилий азербайджанской элиты, высок. От добра добро не ищут. Однако, похоже, в Грузии некоторые думают иначе. А может им кажется, что Баку от безвыходности поставил на Тбилиси.

К Грузии в Азербайджане относятся, как к партнеру проверенному и надежному. Даже в надвигающейся перспективе Тбилиси, отказывающийся от российских энергоносителей, полностью переключается на азербайджанский импорт. Баку без раздумий дает еще один зеленый коридор давнему партнеру, чем снова подтверждает свою приверженность к обязательствам, бескорыстному добрососедству и предсказуемости в реализации стратегических целей. Именно потому неожиданный фортель президента Грузии Георгия Маргвелашвили выглядит абсолютно неуместным и необъяснимым, да еще и бросающим тень на устоявшиеся отношения двух соседних народов.

Продемонстрировав отрицательную комплиментарность в неподобающей ситуации, глава страны допустил неуважение к памяти жертв геноцида, сотворенного руками армянских сепаратистов. В определенном смысле Георгий Маргвелашвили предстал в облике морального банкрота, гражданскую несостоятельность которого ничем невозможно ни оправдать, ни понять.

Тофик Аббасов

Minval.az

Minval.az