Некоторое время назад американский Bank of New York Mellon заморозил 22 млрд долларов, принадлежащие Национальному фонду Казахстана, из-за судебных разбирательств. Это — нефтяные деньги Нацфонда, которые откладывались на «черный день». А еще ранее была проблема с Международным банком Азербайджана, где хранились деньги пенсионного фонда Казахстана.

Почему же страна вновь и вновь оказывается в центре финансовых скандалов? Об этом Minval.az рассказал известный казахстанский журналист и аналитик, представитель издательского дома «Капитал» в Астане Валерий Сурганов. 

— Что же все-таки происходит? 

— Деньги Единого накопительного пенсионного фонда Казахстана (ЕНПФ), а теперь и Национального фонда, стали нашей болью в прошедшем году. Я напомню, что в начале года органами национальной безопасности Казахстана был арестован председатель правления ЕНПФ Руслан Ерденаев. Тогда еще в начале 2017-го этот арест показался сенсационным — его обвинили в хищении, выразившимся в неудачном вложении и потери пенсионных активов на сумму 5 млрд. тенге или около 15 млн. долларов США, которые ЕНПФ пристроил в турецкую строительную компанию «Бузгул Аурум».

Я не знаю с чем связано относительно долгое расследование этого уголовного дела, так как оно было только недавно передано в суд. Для сравнения, за это же время в Казахстане за другие преступления успели арестовать и осудить — бывшего главу Комитета нацбезопасности Нартая Дутбаева, бывшего заместителя руководителя Администрации президента Баглана Майлыбаева (эти дела также находились в ведении КНБ), тогда как дело экс-министра национальной экономики РК Куандыка Бишимбаева, тоже арестованного вначале 2017-го года (в юрисдикции Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции РК), уже третий месяц рассматривается в суде Астаны. То есть, все эти громкие аресты, не связанные между собой, последовали примерно в одно и то же время — конец декабря 2016-начало января 2017, по степени сложности, могу предполагать, они были куда запутаннее расследования в отношении экс-главы ЕНПФ, но продвигались гораздо быстрее.

— А что можете сказать о вложении ЕНПФ в Международный банк Азербайджана (МБА)?

— В общей сложности, казахстанский ЕНПФ вложил в Международный банк Азербайджана более 70 млрд тенге или более 200 млн долларов. Огласка об этом неудачном вложении произошла к середине прошлого года. И понятно, что 5 млрд. тенге, вложенных не туда, за которые арестовали Ерденаева, сейчас просто меркнут по сравнению с семьюдесятью миллиардами, которые пока неизвестно когда вернутся и в каком виде — возможно в виде новых ценных бумаг, которые тоже могут обесцениться.

Другой вопрос, что теперь исходя из этой логики, нужно снова кого-то арестовывать в Казахстане за это ошибочное решение. Но так как у нас много закрытой информации, в том числе по делу г-на Ерденаева, не удивлюсь если ему могли предъявить что-то и за неудачное вложение в МБА. Тем более, что Ерденаев трудился в ЕНПФ на должности управляющего директора, заместителя председателя правления, а затем и главой пенсионного фонда достаточно давно.

Впрочем, это не единичные скандальные истории, связанные с ЕНПФ. Увы, в прошлом году произошла странная отставка вице-министра по инвестициям и развитию РК Альберта Рау. Выступая на коллегии министерства в феврале этого года, Рау предложил проинвестировать деньгами ЕНПФ в сумме 50 млрд. тенге или 150 млн. долларов, проект по производству железнодорожных вагонов на казахстанских машиностроительных предприятиях. Его предложение, как я полагаю, согласованное с руководством ведомства и в правительстве, было продиктовано тем, что в Казахстане наметилась острая нехватка вагонов для перевозки и экспорта угля. Об этом, в частности, за месяц до этого на заседании казахстанского правительства заявлял глава Ассоциации горно-металлургических предприятий РК Николай Радостовец.

Однако, по странному стечению обстоятельств, наша общественность подняла страшный гвалт по этому поводу, обвинив Альберта Рау в желании покуситься на народные деньги ЕНПФ. В ответ на это, министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек начал зачем-то публично извиняться за своего заместителя. А вскоре Рау отправили в отставку, сделав простым депутатом Мажилиса (Парламента).

— А почему это странно?

— Да потому что параллельно с этим в правительстве докладывали о том, как за счет денег ЕНПФ — гораздо больших, в Казахстане прокладываются электросети. Так, госхолдинг «Самрук-Казына» выступил с инициативой получить дополнительное финансирование из ЕНПФ на электроэнергетическую инфраструктуру. Причем проект, о котором вел речь госхолдинг, уже был профинансирован пенсионными деньгами в сумме 47 млрд 500 млн тенге. Это второй этап проекта строительства транзитных высоковольтных линий «Север — Восток — Юг»: он подразумевает возведение и прокладку высоковольтных линий по маршруту «Семей — Актогай — Талдыгоркан — Алма».

Несмотря на то, что в обороте названного инфраструктурного проекта оказалось 47,5 млрд тенге из источника ЕНПФ, оператору проекта понадобилось дополнительно 36 млрд 300 млн тенге из того же источника. На все про все — 250 млн долларов. Но этот проект почему-то не вызвал такого ажиотажа и бурного обсуждения.

Наконец, следует отметить, что деньгами ЕНПФ в размере 15 млрд тенге или 45 млн. долларов, было профинансировано строительство торгово-развлекательного комплекса Mega Silk Way в Астане к открытию международной выставки Астана-ЭКСПО-2017. Хотя справедливости ради, скажу, что это был заем под 18% годовых и он, если верить, заемщику — бизнесмену Нурлану Смагулову, наполовину уже погашен.

— Давайте вернемся к миллиардам долларов Национального фонда, замороженным на счетах Bank of New York Mellon…

— К сожалению, эту новость можно считать неким «контрольным выстрелом», ставящим точку в треволнениях этого года. Не буду пересказывать всю предысторию. Скажу лишь, что официальные лица Казахстана не спешат комментировать этот вопрос.

Единственным комментатором и то по долгу службы выступил председатель Нацбанка РК Данияр Акишев, который, впрочем, выступал в духе повторения мантры: это решение несопоставимо с суммой иска иностранного бизнесмена Анатолия Стати. И еще: мы вернем эти деньги, снимем с них арест, потому что иначе просто не может быть. Вот и все. Да, и он еще высказал готовность рассмотреть опыт Норвегии по слиянию активов Нацфонда и ЕНПФ, что в период череды провалов в пенсионном фонде и после столь громкого и унизительного ареста части счетов Национального фонда, воспринимается как неуместная шутка.

Кстати, похоже, что эта история обещает затянуться, что весьма чревато для Казахстана. Тот же Данияр Акишев признал, что суд Лондона, где Казахстан собирался обжаловать это решение, отклонил претензию нашей республики. А в другом источнике, со ссылкой на Минюст РК, я прочел, что слушания «по мошенничеству Стати намечены на октябрь 2018 года». То есть, наши официальные лица сквозь зубы говорят о Стати, как о мошеннике. Тогда как если почитать комментаторов в социальных сетях, среди наших людей нет злости к этому бизнесмену. Многие понимают, что история с отъемом бизнеса у иностранного инвестора Анатолия Стати, очень темная.

И вряд ли бы международные судебные инстанции в течении продолжительного времени вставали на сторону молдавского предпринимателя, если бы у него не было никаких оснований предъявлять претензии к Казахстану.

Если же эта история затянется и деньги Нацфонда в течении долгого времени не будут разморожены, это может быть весьма чревато для экономики Казахстана. Все последние годы мы активно вбрасывали нефтяные сбережения Национального фонда в государственную программу инфраструктурного развития «Нурлы жол». Без них бы, без их подспорья не верстался бы республиканский бюджет без дефицита.

Да, часть денег Нацфонда все-таки не заморожена и их можно использовать. Но «кубышка» с каждым годом становится вся меньше. И ведь никто не отменял психологических эффектов негативного ожидания, на которые у нас так любят ссылаться — например тех, которые приводят к девальвации национальной валюты.

Н.Алиев 

Minval.az

Minval.az