ramiz fataliyev soso

Кинодраматург, народный артист Азербайджана Рамиз Фаталиев написал открытое письмо российскому певцу Сосо Павлиашвили. Минвал со ссылкой на сайт Баку.ws публикует письмо без сокращений:

Господин Павлиашвили!

Признаюсь Вам сразу, что, вообще-то, до подобных демонстративных акций я не охоч. И только настоятельная внутренняя потребность подвигла меня написать это письмо. Адресовано оно, разумеется, Вам, но предназначено (потому и открытое) тем, у кого могло сложиться ЛОЖНОЕ послевкусие от всех перипетий и общественных обсуждений, связанных с Вашим приездом (не приездом) на гастроли в мой родной город Баку. И с правомерностью (не правомерностью) того, что Ваше имя покинуло, так называемый, «черный список», составленный нашим высшим дипломатическим ведомством для, пользуясь его терминологией, персон нон грата.

Вы уже выразили к этой ситуации свое отношение, я читал. Что творчество музыкантов не должно иметь отношения к политике, что нас всех достали эти политические маразматики — своими непонятными запретами и никому не нужными идеологиями. В кавычки не беру, поскольку цитирую по памяти.  Немного сумбурно, на мой скромный взгляд, но зато вполне внятно. Добавлю ещё, что у нас с Вами много общих знакомых, —  кое-кто из них передал, что Вы крайне раздражены и не очень понимаете, что, собственно, происходит.

Давайте, на минуточку, всё предельно упростим. Попытаемся представить, —  гипотетически, — что у Вас, г-н Павлиашвили, был друг. Очень близкий, завсегдатай всех Ваших семейных застолий, опора и в горести и в радости. И ещё представим, что этот самый друг также поддерживал близкие отношения с одним Вашим недоброжелателем. Такое в нашей жизни встречается нередко —  друзей ведь не приватизируют, у них вполне могут быть и иные человеческие предпочтения. Регулируется тут всё  взаимной деликатностью —  Вы с другом избегаете тем, связанных с недоброжелателем, и другая «пара» ведет себя соответственно. И это вполне достижимо, поскольку нет никакого столкновения интересов. Но однажды всё существенно меняется. Этот самый недоброжелатель, пользуясь влиятельным покровительством, коварно и вероломно, вторгается на Вашу личную территорию, отторгает у Вас часть двора и пару комнат в доме (повторяю, всё это предельно условно).  Оставим все промежуточные события в покое. И, в заключение,  представим только, что через некоторое время Ваш близкий друг заявится в гости на Вашу территорию, в Ваш дом, но не к Вам, и за столом, за которым, возможно, неоднократно сидел с Вами, будет говорить тосты во славу – нет уже не просто Вашего недоброжелателя. А захватчика Вашей собственности.

Как Вы поступите? Не пошлете ли Вы этого друга, выражаясь интеллигентным языком, — на фиг?

Нескромно объявлю эти вопросы риторическими. И попрошу Ваше воображение отринуть навязанные мной гипотетические выкладки и переключиться на реалии. Не часть двора, и не пара комнат в доме. А несколько городов и районов —  двадцать процентов территории страны. Вынужденные переселенцы, беженцы – в количестве миллиона человек.  Сотни бесчеловечно истребленных, подвергшихся насилию, плененных мирных людей, в том числе – стариков, женщин, детей. Потрясший весь мир ходжалинский геноцид. Самопровозглашенная оккупантами республика. Ее, так называемая, столица.

И Вы – в центре одной из её концертных площадок. Услаждающий своим творчеством слух зрителей, существенная часть которых – палачи моего народа.

Никаких комментариев. Это был Ваш выбор. Сознательный выбор взрослого, давно сформировавшегося человека.

Ну, а далее —  Ваш выбор продиктовал наш выбор. И Вы попали в этот пресловутый список. Я, к слову, не стал бы называть его «черным». Он, по-моему, вполне  себе «белый».  Поскольку продиктован, в том числе, заботой о безопасности и здоровье (душевном тоже)  тех, кто в него внесен. Щекотливая тема, вполне сознаю. Щепетильнейшая.  Очень тяжело, невозможно порой. регулировать израненную,  травмированную насильственной смертью близких, человеческую психику. Разными были эти смерти.  Отцов убивали на глазах   дочерей, сыновей на глазах матерей, — вариантов, увы, было множество. И не всегда возможно апеллировать к  правовому сознанию уцелевших – ведь их близких уничтожали без суда и следствия. Ничего не попишешь, кто-то из них вполне может идентифицировать с самими палачами даже тех, кто их обслуживал. И вот тогда, — упаси, Господь, конечно, — может произойти непоправимое. И вот только тогда, по моему разумению, этот список и станет черным. Уже без всяких кавычек.

И никакие идеологии и политические маразмы тут абсолютно ни при чем.

У Вас был друг, г-н Павлиашвили.  Не вымышленный, а настоящий. Капитан нашей знаменитой команды КВН «Парни из Баку».  Я вчера общался с некоторыми из них. Они мне рассказали, что однажды, во время дружеского застолья, затеянного их капитаном в Вашу честь, Вы произнесли тост следующего содержания:

— Давайте же выпьем за то, что в скором времени (кажется, Вы даже сказали «завтра») мы с Вами могли бы позавтракать в Сухуми и в Степанакерте!

Разумеется, это было ДО того, как Вы поехали с концертами в один из вышеозначенных географических пунктов.

Того капитана, к величайшему прискорбию, нет уже среди живых. Он ушел очень рано. Я его хорошо знал.  Он был крайне нетерпим к несправедливостям любого рода. И к недостойным человеческим проявлениям —  тоже.

Некоторые из нас, — их не так уж мало, —  считают, что Ваши гастроли в Баку вполне приемлемы. При одном условии —  Вы должны извиниться.

Категорически с этим не согласен. И если Вы не желаете извиниться, то я целиком и полностью на Вашей стороне – В ЭТОМ.

Извиняться можно, — а иногда и нужно, —  за всякого рода проступки.

А за ВЫБОР —  извиняться негоже. За выбором надо стоять.  Выбор нужно защищать.

Защитите свой выбор, господин Павлиашвили.

Не приезжайте к нам.

Желаю здравствовать,

РАМИЗ ФАТАЛИЕВ, кинодраматург.