“Роснефть” с 2017 года может начать поставлять в Иран бензин. К этому времени Petrocas, в которой госкомпании принадлежит 49%, планирует обустроить логистический терминал через Южно-Кавказский коридор, сообщает РБК.

Компания Petrocas Energy Group, 49% которой «Роснефть» приобрела за $144 млн в январе 2015 года, планирует начать поставлять бензин и дизельное топливо в иранские порты Нека и Энзели через собственный нефтеналивной терминал в грузинском порту Поти. Об этом рассказал гендиректор Petrocas Energy Group Вано Накаидзе и подтвердил ее мажоритарный акционер Давид Якобашвили (владеет 51%).

По словам Накаидзе, пропускная способность терминала в Поти — около 3 млн т нефтепродуктов год, сейчас он загружен на 1–1,5 млн т. Через этот терминал идут поставки светлых нефтепродуктов в Армению (до 80% потребления в стране), Азербайджан, Грузию. В Поти также есть специальные емкости для хранения бензина. В сторону Каспийского моря для транспортировки нефтепродуктов в Иран топливо планируется перевозить по железной дороге в порты Азербайджана, в том числе в Баку, а уже оттуда танкерами по Каспийскому морю в порты Ирана, поясняет топ-менеджер.

Для того чтобы выйти на иранский рынок и поставлять туда не менее 1 млн т бензина в год, Petrocas планирует расширить терминал: докупить цистерн и специальных железнодорожных вагонов для перевозок нефтеналивных грузов, обустроить железнодорожные пути и инфраструктуру для швартовки большегрузных танкеров, а также для перегрузки продукции на танкеры на Каспии, сообщил РБК совладелец компании Давид Якобашвили. Он оценивает инвестиции в такую модернизацию в $100–200 млн и утверждает, что у компании есть на это собственные средства.

По словам Накаидзе, рынок Ирана планируется освоить уже с 2017 года и поставлять через Поти до 3 млн т нефтепродуктов в год, из них около 1 млн т бензина будет экспортироваться в Иран, а остальная часть нефтепродуктов будет закупаться в Туркмении и Казахстане для поставок в Европу. По словам Накаидзе, как минимум половину от планируемых поставок топлива в Иран (0,5 млн т) обеспечит партнер его компании — «Роснефть» (пока Ирана нет в числе крупных покупателей нефтепродуктов госкомпании, следует из ее отчетности).

«Если наши планы по созданию маршрута в Иран через Южно-Кавказский коридор осуществятся, то Petrocas учтет и желание «Роснефти» выйти на иранский рынок со своим топливом», — заметил Якобашвили. Из Казахстана и Туркмении через Южно-Кавказский коридор можно будет импортировать нефтепродукты и сырую нефть для дальнейшей продажи в Европе, добавил он.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев не стал комментировать интерес «Роснефти» к выходу на рынок Ирана для продажи бензина. В декабре 2015 года глава «Роснефти» Игорь Сечин провел встречу с министром нефти Ирана Бижаном Зангане, на которой обсуждались инвестиции в проекты в этой стране (нефтяные и газовые проекты), рассказывал российский министр энергетики Александр Новак.

РБК не удалось получить комментарий представителя Министерства нефти Ирана. В середине июня Зангане заявил, что республика добывает более 3,8 млн барр. нефти в сутки, из которых около 2 млн барр. экспортируется. Несмотря на это, в республике сохраняется дефицит бензина. Иран планирует до 2020 года построить пять НПЗ для увеличения объемов перерабатываемой нефти с 1,85 млн до 3,2 млн барр. в сутки, чтобы снизить зависимость от импорта бензина, заявил Bloomberg управляющий директор National Iranian Oil Refining & Distribution Аббас Каземи 13 июня. Инвестиции в строительство новых заводов Каземи не назвал, отметив, что модернизация действующих НПЗ потребует $14 млрд инвестиций. Якобашвили сомневается, что Ирану удастся в такие короткие сроки решить проблему дефицита бензина: «Санкции в отношении Ирана до конца не сняты, а без западного оборудования они не смогут построить заводы».

По состоянию на март 2016 года потребление бензина в Иране составляло около 70 млн л в день, из них 9 млн л импортировалось (или около 6,8 тыс. т), сообщало агентство Bloomberg со ссылкой на National Iranian Oil Products Distribution Co. Таким образом, в годовом выражении импорт составляет около 2,5 млн т, и на него приходится около 13% внутреннего потребления.

В Иране действительно есть дефицит бензина, но возить нефтепродукты из России туда даже через Южно-Кавказский коридор дорого и логистически сложно, предупреждает аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. «Терминал в Поти находится на Черном море, а порты приема грузов в Иране — на Каспии. В результате потребуется несколько перегрузок с танкера на танкер с перевозкой на железной дороге: при сбое цепочки на любом этапе это отражается на сроках доставки потребителю», — отмечает эксперт.

Накаидзе утверждает, что логистика поставок светлых нефтепродуктов с использованием портов и железной дороги для Petrocas прибыльна и в течение нескольких лет была опробована на поставках нефтепродуктов из Европы в Армению и Афганистан.