В Астане произошла сенсация: Баку определился с внешнеполитическим вектором

В Астане произошла сенсация: Баку определился с внешнеполитическим вектором

Участие президента Азербайджана Ильхама Алиева в работе саммита ШОС в Астане принесло громкую геополитическую сенсацию: Азербайджан заявил о стремлении добиваться членства в ШОС и БРИКС.

Безусловно, этот процесс потребует времени, но курс уже обозначен. Своё сотрудничество с этими организациями Азербайджан начинает не с нуля. В Шанхайской организации сотрудничества у Азербайджана статус партнёра по диалогу. БРИКС — направление новое, но на двусторонней основе у нашей страны в активе Московская декларация о союзническом взаимодействии с Россией, Азербайджан весьма плодотворно сотрудничает с Южной Африкой в такой деликатной сфере, как военная промышленность, и самое главное, есть подписанная уже в Астане декларация о стратегическом партнёрстве с Китаем.

Здесь огромное поле для комментирования. Особенно сегодня, когда взлёт экономического и политического влияния Глобального Юга налицо, и он более всего напоминает «бунт третьего сословия» времён французской революции. Страны ШОС и БРИКС располагают огромным потенциалом, они в лучшем смысле слова амбициозны, и хотя пока не занимают ведущих мест в мировой политической архитектуре, всё это может очень скоро измениться.

Азербайджан не просто считает себя частью Глобального Юга. Наша страна является членом Движения неприсоединения, Азербайджан активно продвигает своё влияние в Африке и Океании, расширяет географию внешней политики, и на этом фоне роста интереса и появления новых форматов сотрудничества с ШОС и БРИКС следовало ожидать. Особенно с учётом того, что в Азербайджане под руководством Ильхама Алиева просчитывают на несколько ходов вперёд и ведут политику «на опережение».

Вполне естественно, что в нынешней ситуации Азербайджан выбирает «китайский вектор». Стремительный рост авторитета и влияния Поднебесной нельзя не замечать.

Более того, интерес тут взаимный. Он включает в себя и экономику, и политику, и, что, без сомнения, достойно особого внимания, логистику. Свою «инфраструктурную революцию» Азербайджан начинал ещё в те годы, когда российские эксперты недоумённо поднимали брови: кому нужны проекты возрождения Шёлкового пути, когда есть Транссиб? Но сегодня традиционные пути из Азии в Европу через Россию и Украину блокированы в результате российской агрессии и ответных санкций, морской путь через Красное море стал слишком небезопасным из-за атак йеменских хуситов, так что интерес к «Срединному коридору» только растёт. Вывод из всего этого один: Азербайджану нужны новые, более тесные форматы взаимодействия с такими многообещающими структурами, как ШОС и БРИКС. Наконец, ШОС и БРИКС, в отличие от Евросоюза или ЕАЭС, не являются интеграционными объединениями. Это — площадки для сотрудничества, прежде всего экономического, которые вовсе не предполагают отказа от других векторов.

Здесь можно было бы поставить точку. Но есть ещё одна сторона вопроса: обе эти организации на уровне экспертного сообщества воспринимались и воспринимаются как «альтернатива западному пути». Так что волны заголовков в стиле «Азербайджан уходит с западного пути», «Баку разворачивается на восток» и т.д., возможно, следует ожидать уже в ближайшие дни и часы. Где одни будут повторять затёртые штампы насчёт «демократии», «прав человека» и «авторитарных режимов», а другие, возможно, вспомнят про устроенный в Вашингтоне и Брюсселе «фестиваль любви к Армении».

Разговоры о «правах человека», «демократии», «авторитаризме» и т.д. вынесем за скобки сразу — сотрудничество с ШОС и БРИКС продиктовано насущными экономическими интересами, которые на столь высоком уровне не могут не получить и политического прочтения.

Тем более подчеркнём, что кардинальные внешнеполитические решения в Азербайджане никогда не принимаются на эмоциях или от обиды. Азербайджан — состоявшееся государство с выверенной, продуманной и, что самое важное, многовекторной политикой. В Баку не устраивают «полицейских разворотов» во внешнеполитическом прочтении.

Наконец, Азербайджан никогда и не был приверженцем «западного пути» по типу Грузии или Украины, и тем более не играл роль «антизападного форпоста» вроде Армении. В Баку не вступили в ЕАЭС и ОДКБ, не объявили о стремлении добиваться членства в НАТО и не запрашивали для себя «билетик» в ЕС. Наша страна развивала и развивает партнёрство по нескольким направлениям со многими «центрами силы», отдавая приоритет равноправному двустороннему сотрудничеству. Но это сотрудничество должно быть взаимным. И основываться на нормах международного права, включая уважение территориальной целостности, государственного суверенитета, а ещё — невмешательство во внутренние дела. Сколько раз западные стратеги пересекали эти «красные линии», думается, нет острой необходимости напоминать. И это ещё одна причина выбора «китайского вектора». Где не будут придираться, в каких условиях в тюрьме находятся авторы взрывов в бакинском метро или требовать единых с Китаем учебников в школах.

И самое главное, мир вообще-то состоит не только из России, США и Евросоюза. В нём есть ещё и Китай — «пробуждающийся дракон». Так что западным стратегам давно пора попрощаться с иллюзиями, что политика на постсоветском пространстве будет строиться по простой схеме: новые независимые государства будут толкаться в приёмной у НАТО и Евросоюза, а «большие дяди» будут высокомерно взирать на эту толчею и решать, кого допустить до следующей ступеньки интеграции. А ещё — держать в голове, что сторон света всё-таки четыре.

Нурани, обозреватель

Из этой рубрики