Причин для опасений нет

Причин для опасений нет

Во время совместного выступления президентов Азербайджана и Египта, Ильхама Алиева и Абдель-Фаттаха ас-Сиси, состоявшегося 8 июня в Каире, лидер нашей страны напомнил, что в период председательства Азербайджана в Движении Неприсоединения вопросы урегулирования палестино-израильских отношений и создания независимого Палестинского государства всегда находились в центре внимания. «Позиция Азербайджана однозначна – должно быть создано независимое Палестинское государство, Восточный Иерусалим должен быть его столицей. Необходимо как можно скорее остановить сегодняшнюю трагедию в Газе, остановить войну, и все вопросы должны решаться путем переговоров», – сказал он.

Такова официальная позиция Азербайджана в палестино-израильском конфликте. Может создаться впечатление, что заявление Ильхама Алиева способно сказаться на отношениях стратегического партнерства между Израилем и Азербайджаном, которые не просто дружеские, но и взаимовыгодные. Однако причин для опасений нет никаких, поскольку появление возле своих границ современного, развитого, отвечающего всем нормам морали и человечности Палестинского государства – это как раз то, чего хочет не только Азербайджан и весь цивилизованный мир, но и сам Израиль.

Почему тогда это не представлялось возможным на протяжении долгих десятилетий, с тех пор как этот вопрос поднимался на международном уровне? Потому что ответ на него настолько же запутан и сложен, насколько противоречива и сложна вся мировая политика с разнонаправленными интересами его основных игроков.

Постараемся разобраться в проблеме. В 1988 году Палестина объявила о своей независимости, в отличие от Израиля, который провозгласил свою декларацию независимости еще в мае 1948 года на основании резолюции Генассамблеи ООН от ноября 1947 года. Однако Палестина этим правом воспользовалась спустя 40 лет. Почему? Дело в том, что государство подразумевает четко определенные границы, аппарат власти, выстраивающий государственную внешнюю и внутреннюю политику, систему безопасности, стратегию экономического и социального развития и многое другое, – то, что формирует ее суверенитет. А на территории Палестины такая система не построена до сих пор.

Почему? Очень сложно в одном материале описать, как после появления на карте мира Израиля на нее сразу напали пять арабских государств, описать оккупацию сектора Газа  и то, что стало с западным берегом реки Иордан, как появился ХАМАС и ФАТХ, объяснить что такое правительство национального единства, которое было создано на территории Газы в 2019 году, но реально не имело рычагов управления властью из-за войны, которую вели между собой те самые ХАМАС и ФАТХ.

А между тем в ноябре 2012 года по итогам голосования в Генассамблее ООН предоставила Палестине статус наблюдателя при этой организации. Обратите внимание, что был дан статус не независимого государства, поскольку границы ее не были определены, а просто представителя палестинского народа в ООН. И в 2013 году Правительство национальной Администрации Палестины издало указ, предписывающий всем странам вместо «Палестинская национальная администрация» использовать название «Государство Палестина». Понятно, что это внутреннее распоряжение не может стать официальным предписанием для государств, даже если они официально выступили за это в ООН. Сама-то ООН этого так и не сделала.

В целом, если смотреть по периодам, то признание Палестины в качестве государства со стороны разных стран осуществлялось некими волнами. Когда в 1988 году Палестина заявила о своей независимости, то ее сразу признали 80 стран мира, среди которых были СССР, а следовательно и все те страны, которые находились под сферой ее влияния, то есть Индия, страны Африки и некоторые азиатские государства. После, уже в девяностые и начале двухтысячных, география расширилась до стран Латинской Америки. Однако США, Англия, Канада и Австралия и большинство стран Европы этого не сделали до сих пор. Как результат, официально признают Палестинское государство 139 из 193 государств – членов ООН.

Однако главная проблема даже не в признании Палестины, а в том, что будет она из себя представлять в качестве государства. Кто будет ею править?  ХАМАС, представляющая собой прокси силу Ирана? Именно ХАМАС, выдавив ФАТХ, управлял, по сути, сектором Газа, что и привело в конечном счете к печальным событиям 7 ноября 2023 года. Сам ФАТХ, не имеющий опыта управления государством на территории и над народом, не обладающим собственной историей государственности, с этим не справился.

Но даже если оставить вопрос управления, то будет ли политика правительства Палестины действительно независимой? Одно ее соседство с Израилем активизирует почти все страны арабского мира, а также Иран, у каждого из которых на Ближнем Востоке свои цели и планы по их достижению. Плюс интересы стран, представляющих собой центры сил. Здесь же и США, у которых полно военных баз на всем Ближнем Востоке, и в зависимости от внешнеполитического расклада американцы то объявляют себя стратегическим союзником Израиля, то тормозят их в определенных действиях. А у Европы в регионе свои интересы по Ирану, Саудовской Аравии, Катару и т.д.

Но самое любопытное заключается в том, что ответов на все вышеприведенные вопросы нет даже у самого Израиля. Война в Газе длится уже восьмой месяц, гибнут мирные палестинцы, израильтяне несут потери, но даже они себе смутно представляют будущее Газы, Западного берега реки Иордан и вообще тех территорий, которые теоретически включает государство Палестина. У премьер-министра Израиля на происходящее свое видение, у руководства военных группировок – другое, у аналитиков третье, а население смотрит и пытается понять, куда лидеры ведут страну. В общем цельного видения картины нет ни у кого. Хотя ясно, что Иран от своей антиизраильской политики не откажется, а значит, даже после придания Палестине со стороны ООН статуса полноценного государства, все равно это новое государственное образование продолжит оставаться под давлением иранских прокси-группировок.

Помогут ли Палестине арабские страны? Вряд ли, поскольку на протяжении долгих десятилетий ни одна из них не вмешалась в происходящее в секторе Газа. И даже Египет, который сразу после прекращения мандата англичан на управление этими территориями в 1948 году, захватил сектор Газы, но был вынужден уступить ее израильтянам в ходе той самой шестидневной войны, в которой потерпел поражение, отказался принимать у себя беженцев с Газы в ходе нынешней войны.

Но вернемся к Азербайджану и официальному визиту Ильхама Алиева в Египет. По мнению политолога Эльхана Шахиноглу, позиции Азербайджана и Египта по международным вопросам совпадают. Доказательством тому является фраза президента Азербайджана: «Мы поддерживаем усилия Египта, и инициативы, выдвинутые Египтом, должны быть приняты во внимание».

«Ильхам Алиев поддерживает идею своего египетского коллеги по урегулированию палестино-израильских отношений и созданию независимого палестинского государства», – сказал эксперт.

Э.Шахиноглу считает, что официально Баку продолжит сотрудничество с Тель-Авивом. Хотя сам Египет поддерживает идею создания независимого палестинского государства, он продолжает контакты с Израилем. Продолжение военной операции правительства Израиля в секторе Газа и рост числа смертей среди палестинцев ослабляют позиции Тель-Авива в международном мире.

«Конечно, официальный Баку не откажется от сотрудничества с Тель-Авивом, но неспособность правительства Израиля прекратить военную операцию в секторе Газа создает определенный дискомфорт для всех стран, сотрудничающих с этим государством, в том числе и для Азербайджана. Поэтому Тель-Авив должен понять идею создания президентом Азербайджана независимого палестинского государства. Независимое палестинское государство также является требованием западных стран, сотрудничающих с Израилем», – отметил политолог.

Рауф Насиров