Расмуссен, Окампо и уловки Пашиняна

Расмуссен, Окампо и уловки Пашиняна

Со времени окончания в ноябре 2020 года 44-дневной войны появилась слабая надежда на то, что руководство соседней страны, долгие годы оккупировавшей часть нашей территории и потерпевшей, в итоге, катастрофическое поражение в войне, одумается, наконец, и сменит свою региональную доктрину с экспансионистской, направленной на расширение своих границ, на добрососедскую.

В самые первые дни после подписания Трехстороннего заявления всё еще звучали заявления, в которых содержалась нотка оправданности своей оккупации (и даже гордости за неё) и отсутствовали даже намёки на хоть какое-то сожаление по всему тому, что случилось и чем всё это завершилось. Помнятся слова премьер-министра Никола Пашиняна, высказанные им в день, когда тот поставил свою подпись под де-факто капитуляционным актом: «Это не победа, но и поражения не будет, пока вы не признаете себя проигравшим». Из этих слов вытекало, что глава правительства в тот момент вовсе даже не сожалел о том, что произошло. Если перевести его шибко закрученные слова (подозреваем, непонятные порой даже ему самому) на народный язык, то звучать они будут примерно так: мол, «да, оккупировали азербайджанские земли и правильно делали, мы не считаем себя неправыми, и проигравшими себя тоже не считаем».

Эти слова можно было бы, наверное, объяснить сохранявшейся в те дни слабой надеждой на то, что в будущем можно будет переиграть ситуацию и восстановить всё потерянное, а может даже и заполучить новые территории в новой войне, чем грозился прохлаждающийся ныне в камере экс-министр (безуспешной) обороны Армении Давид Тоноян. Эту надежду в душе Никола Пашиняна подпитывал еще и пункт подписанного им в тот день заявления, в котором говорилось о вводе в Карабах российского миротворческого контингента (РМК) и передаче Лачинской дороги под контроль россиян. То есть, ему казалось, что то, что удалось отстоять, уже никогда не потерять, а вот потерянное можно будет в будущем вернуть, надо вот только начать производство своих беспилотников и придумать им какое-нибудь свое название (например, «Немезис» или «Миацум»).

Это не утрирования. Именно подобные призывы звучали в те дни в СМИ разгромленной страны.

Осознание того, что всё не так, как кажется в мечтах, пришло чуть позже, когда последовали резкие заявления со стороны официального Баку на визиты непрошенных гостей в оставшуюся пока еще неосвобожденной часть Карабаха, а также однодневные отрезвительные операции на различных участках как линии соприкосновения в Карабахе, так и на условной армяно-азербайджанской границе.

После этих «напоминаний с неба» во властных кабинетах в Ереване стали понимать, что с надеждой на реванш им лучше начать расставаться, правда, в оппозиции по сей день этого делать не хотят, но это тема отдельного разговора. В руководстве Армении стало доминировать понимание того, что всё кончено, Карабах потерян навсегда, а РМК там дислоцирован, как любил подчеркивать официальный Баку, временно.

И вот тогда стало понятно, что фраза, произнесённая Пашиняном в день подписания им капитуляционного акта, была произнесена второпях. То бишь, это поражение, и пора бы ее признать.

Подписание в начале октября в Праге заявления, в которой содержалась ссылка на Алматинскую декларацию 1991 года, как раз и ознаменовало собой формальный отказ Еревана от Карабаха и признание им последнего в качестве суверенной территории Азербайджана.

С этого момента у политического руководства Армении появилась возможность (всё ещё не использованная в полной мере) демонстрировать на деле искренность заявленной им новой позиции. Однако с тех пор и по сей день мы этого не видим. Нет, конечно, мы слышим неоднократные заявления о признании официальным Ереваном территориальной целостности Азербайджана в советских границах, включая его Карабахский регион. Но отдельные выходки членов правительства Пашиняна, в том числе и самого премьера, заставляют усомниться в искренности этих заявлений.

Примеров много, приводить по одному их сейчас нет смысла. Вспомним только поездку Никола Пашиняна 5 апреля в Брюссель и проведенные им встречи с руководством Госдепартамента США и Еврокомиссии, на которых обсуждались вопросы перевооружения его страны. Вопрос: против кого, если у Армении всего четыре соседа? Ответ очевиден.

Или же вспомним состоявшуюся на этой неделе поездку армянского премьера в Копенгаген и встречу его с основателем международной политической консалтинговой организации «Rasmussen Global» Андерсом Фогом Расмуссеном, который, уже давно не секрет, сидит на ежемесячном чеке, выписываемом ему Ереваном. Мы очень хорошо помним антиазербайджанские твиты и различные выступления бывшего генсека НАТО. Ведь совершенно очевидно, что, не будь его деятельность оплачиваема, этого датчанина мало будут волновать вопросы, касающиеся далёкого Кавказа.

Или же взять, ну, абсолютно комичную и окончательно оскандалившуюся фигуру — бывшего прокурора МУС Луиса Окампо, который, естественно, тоже сидит на финансовой подпитке Еревана.

Спрашивается, если Никол Пашинян намерен двигаться в направлении мира, то зачем ему нужны такие одиозные персоны, да еще и встречаться с ними? Для чего?

Все эти действия Пашиняна указывают на неискренность его заявлений о приверженности миру. О доверии говорить в таких условиях и вовсе смешно.

Мы всё видим, и оцениваем адекватно. И предпринимаемые нами упреждающие действия адекватны и приняты с холодным расчётом. Если премьер Никол Пашинян хочет, чтобы его заверения воспринимали всерьёз, он не должен давать повода для сомнений. А наследил он, что называется, с целый вагон!

Азиза Лалаева