Факторы, которые могут повлиять на ход боевых действий в Украине – анализ Александра Коваленко

Факторы, которые могут повлиять на ход боевых действий в Украине - анализ Александра Коваленко

На сегодняшний день ситуация для Сил обороны Украины (СОУ) в зоне боевых действий складывается не наилучшим образом. Партнёры, которые в течение 2022 и 2023 года демонстрировали стабильную и всеобъемлющую поддержку (США), сейчас ушли в свой внутренний анабиоз. В свою очередь, Европа может поддерживать Украину на уровне оборонных действий, но до уровня контрнаступления и освобождения захваченных Россией территорий ее возможности ВПК пока не дошли.

В контексте данных событий и формирования дальнейшей стратегии действий неоднократно возникают вопросы относительно того, а что может кардинально повлиять на ситуацию в зоне боевых действий (БД) в Украине, чтобы российские войска утратили не только возможность инициативы наступательных действий, но и в принципе – удержания захваченных территорий?

В целом, есть как минимум четыре фактора, которые на это могут кардинально повлиять, но преимущественно комплексно, а не по отдельности.

Фактор первый – паритет артиллерии.

Артиллерия продолжает играть важную роль как в наступлении, так и в обороне с обеих сторон. И, к сожалению, российская артиллерийская компонента, несмотря на дефицит боеприпасов (в феврале-марте 2022 года совершало 70-80 тыс выстрелов в сутки, в марте-апреле 2024 совершается 10 тыс. выстрелов в сутки), имеет превосходство 10 к 1/2 по сравнению с украинскими возможностями ведения огня.

Да, потенциал России, даже при поддержке от Северной Кореи и Ирана, упал на третий год почти в 8 раз, но и потенциал украинских войск снизился ровно на столько же. Только восстановление паритета по количеству выстрелов может изменить данную ситуацию в пользу Украины, и вот почему.

Во-первых, большие надежды на чешскую инициативу 800 тысяч снарядов 155-мм и 122-мм калибров. Что такое 800 тысяч снарядов? Это 5 тысяч выстрелов на протяжении полугода. Но следует понимать, что, помимо 155-мм и 122-мм, СОУ применяют 152-мм, 125-мм, 120-мм, 115-мм, 105-мм и т.д. То есть можно говорить о перспективе приближённого паритета по количеству один к двум и более.

Во-вторых – качество. Качество, а именно, точность и дальность боеприпасов 155-мм намного выше советского образца боеприпасов 152-мм. То есть там, где для поражения объекта применяется 10-15 снарядов калибра 152-мм, достаточно 2-3 калибра 155-мм, а порою и всего одного. Именно по этой причине Азербайджан, заточенный на советские калибры ствольной артиллерии, переходит именно на 155-мм в сотрудничестве с турецкими компаниями REPKON, MKE и ASFAT.

Таким образом, доведение пропорции до соотношения один к двум и практически один к одному будет для русских крайне чувствительным фактором, значительно ограничивающим их наступательные действия посредством превосходящей людской и механизированной компоненты.

Фактор второй – противодействие тактической авиации и КАБ. Тактическая авиация российских войск на сегодняшний день имеет тотальное доминирование в воздушном пространстве Украины, в первую очередь, посредством безнаказанного применения корректируемых авиационных бомб (КАБ). Данное средство поражения стало для них спасательным кругом в вопросах прорыва линий обороны СОУ и взлома укрепрайонов. В целом, потеря Авдеевки в 2024 году стала следствием как дефицита БК для артиллерии, так и отсутствия действенного инструментария противодействия КАБ.

КАБ – это корректируемая авиационная бомба свободного падения, которая приобрела свои свойства за счёт установки на неё универсальных модулей планирования и коррекции полётом (УМПК). Данные модули в действительности не особо повышают точность нанесения ударов посредством коррекции, но планировать позволяют на 50 и порою даже 70 км. Применяются эти модули на бомбах типа ОФАБ-250/500/1500, ОДАБ-500/1500, РБК-500/1500 и т.д.

Противодействие этим бомбам заключается в трех компонентах, а именно, в ПВО большого радиуса действия (ЗРК Patriot или SAMP/T), западного образца истребителях (F-16) и ОТРК, например, в ракетах типа ATACMS, для нанесения ударов по аэродромам на временно оккупированных территориях (ВОТ Крым). На сегодняшний день перспективы получения этих трёх ингредиентов  достаточно туманны для Украины. Но их одновременное наличие в определённый момент сможет кардинально изменить ситуацию в воздушном пространстве и значительно минимизировать эффект КАБов.

Керченский мост. Керченский мост является основной логистической артерией, через которую сейчас снабжается вся южная группировка российских войск в Украине. А, что такое южная группировка русских в Украине?

Это группы войск: обороны Крыма – около 13,5 тыс личного состава и 200 единиц техники в числе танков, ББМ, артиллерийских систем и т.д; ГВ «Днепр» – около 130 тыс л/с, не менее 700 танков, 1 900 ББМ, 1 000 ед. ствольной артиллерии и около 250 ед. РСЗО; ГВ «Восток» – получает частичное снабжение через Кречинский мост и насчитывает до 52 тыс л/с, до 400 танков, около 900 ББМ, 400 арт-систем и не менее 120 РСЗО.

И всю эту массу ежедневно необходимо обеспечивать соответствующим МТО, дабы она не потеряла своей боеспособности. Но, в случае утраты Керченским мостом его функционабельности, будет утрачена возможность этих войск не только вести наступательные и штурмовые действия, но и даже оборонные.

Другой логистики, которая смогла бы заменить и компенсировать объёмы, поставляемые через Керченский мост, у РОВ на временно оккупированном юге Украины попросту отсутствуют, а потому потеря данной логистической артерии чревата крахом всей системы обеспечения колоссальной группы войск в течение месяца.

Уровень защиты Керченского моста значительно возрос по сравнению с 2022 годом, а потому в задачи СОУ входит удар по данной незаконной постройке такой силы, чтобы восстановлению последствия не подлежали. К сожалению, это сложная задача, включающая в себя множество переменных, но её исполнение значительно повлияет на ситуацию в южной операционной зоне в кротчайшие сроки.

Четвёртый фактор – острый дефицит ГСМ. С декабря 2023 года мы могли с вами наблюдать регулярные пролёты и прилёты неких воздушных объектов в районах размещения российских НПЗ. С начала 2024 года эти удары стали системными, а 18 января стало известно о результативном прилёте по Петербургскому нефтяному терминалу. Тогда стало очевидным, что охват украинских ударных БПЛА по территории России может не только достигать, но и превышать радиус 1 тыс. километров от границы. Всего за два месяца системные удары по российским НПЗ вывели из строя большую часть данных предприятий и транзитных узлов в тысячекилометровой зоне от границы с Украиной, способствовали снижению экспорта российских нефтепродуктов и возникновению топливного дефицита в ряде регионов РФ. Но цель этих ударов куда более масштабная. Конечной целью ударов по НПЗ в России является создание дефицита горюче-смазочных материалов для самих российских войск в зоне БД в Украине. Фактически, чтобы нечем было заправлять танки, ББМ, автотранспорт, САУ и прочую военную технику. Это крайне сложно-реализуемая цель, но не нереальная.

Фактически, точно так же, как в 2022 году российские войска ощутили первые признаки дефицита боеприпасов для артиллерии, когда среднесуточный настрел снизился с 70-80 тысяч до 50 тысяч выстрелов и продолжил падать до нынешних 10 тысяч, значительно снизив наступательные возможности, точно так же дефицит ГСМ может повлиять на наступательные действия русских в Украине в дальнейшем.

То есть удары по объектам НПЗ России носят не столько устрашающий характер или экономический, но, в первую очередь,  стратегический. И именно дефицит, причём острый дефицит ГСМ у русских может привести к значительному снижению их наступательного потенциала.

Выводы. Вышеизложенные факторы в комплексе, но не по отдельности, могут стать решающими в переломе нынешней фазы войны. Но, как мы можем видеть, все они в определённом смысле имеют определённую зависимость. Одни зависят от поставок определённой компоненты (снаряды, ПВО, авиация, ОТРК и т.д.) от международных партнёров Украины, другие – от степени подготовки и ослабления возможностей противника, четвёртые – от степени накопления собственного ресурса.

В любом случае Украина сейчас находится в положении, когда превосходство над противником и создание условий для перелома ситуации в ряде случаев зависит, в первую очередь, от неё самой, при этом, не являясь некой нерешаемой задачей.

Александр Коваленко, военно-политический обозреватель, специально для Minval.az