Эль Мюрид: Российские заводы по переработке нефти и газа находятся в зоне риска

Эль Мюрид: Российские заводы по переработке нефти и газа находятся в зоне риска

Удар по Туапсе, налет на Усть-Лугу и явный интерес к топливному комплексу России в пределах досягаемости ударных дронов говорит о том, что в зоне риска сейчас находятся заводы по переработке нефти и газа.

Об этом в своем ТГ-канале написал политический обозреватель Эль Мюрид.

«Цель – не доходы российских олигархов, а более приземленная задача существенно снизить производство топлива. А без топлива и воевать, и работать в тылу будет куда как проблематичнее.

Учитывая, что дальность ударных дронов, которая уже была продемонстрирована, достигает 1100-1200 километров, то в зоне возможного поражения находятся волгоградский НПЗ, самарская группа, саратовский НПЗ, рязанский НПЗ, ярославский НПЗ и Киришинефтеоргсинтез. На пределе зоны расположен мощный перерабатывающий кластер в Нижнекамске. Ну, и менее мощные заводы, которых больше, но все их защитить системами ПВО попросту невозможно – нет столько систем.

Плюс ко всему очень своевременно возникли серьезные проблемы у «Лукойла» в Нижнем Новгороде, который закрывал практически 10 процентов поставок топлива на Европейской территории», – отмечает он.

«Если учесть, что дроны очень грамотно попадают в крайне важные узлы и агрегаты перерабатывающих заводов, то вывод их из строя на 2-3 месяца (а где 2-3, там может быть и 4-6) – это уже достаточно серьезно. Кроме того, сбои в переработке неизбежно по цепи вызовут проблемы на месторождениях и в хранилищах – они не безразмерны, и как только всё будет заполнено, встанет вопрос о сокращении добычи. Можно, конечно, увеличить экспорт, но у российских компаний здесь тоже своя проблема – транспортировка. Короткого плеча в Европу уже нет и не будет, а до Азии путь не ближний и занимает много времени. То есть, тут резерва почти нет.

Говоря иначе, нападения планируют люди грамотные и владеющие большим объемом информации. Понимающие, что именно нужно поражать, где именно наносить удары – в общем, без сторонней консультации ВСУ вряд ли настолько эффективно могли бы действовать в отношении российской нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли», – пишет Эль Мюрид.

«И да – это действительно проблема. Учитывая колоссальную разницу в стоимости дронов и наносимого ими ущерба (речь идет не о кратных величинах, а о порядках), ВСУ легко могут разменивать дроны на успешное поражение целей буквально сотнями. Какая разница, сколько собьют, если нужно только одно качественное попадание, которое сразу окупает все расходы.

Экономика такого конфликта для нападающей стороны выглядит заведомо профицитной», – уверен политический обозреватель.

Из этой рубрики