Почему «горячие линии» госстурктур «остывают»

Почему «горячие линии» госстурктур «остывают»

«Некоторые структуры, имея «горячую линию», не отвечают на телефонные звонки». Об этом сказал на заседании парламентского комитета по правам человека председатель комитета Захид Орудж, подчеркнувший также, что они не только не рассматривают жалобы, но даже не соизволят отвечать на звонки.

«И все говорят – обращайтесь через Twitter, Linkedin. А для чего тогда телефон?», – задается вполне справедливым вопросом Захид Орудж.

Действительно, а для чего тогда нужны все эти «горячие линии», которые моментально «остывают» всякий раз, когда появляется потребность дозвониться до структуры?

Причем, речь сейчас идет не только о сотрудниках СМИ, не сумевших дозвониться до того или иного ведомства в желании получить комментарий (не так давно Minval.az уже публиковал заметку на данную тему), а о простых среднестатистических гражданах, всякий раз крепким словцом поминающих родителей тех, кто тупо игнорирует звонки или отключает телефоны.

Кроме того, домашние (офисные) телефоны уже практически остались в прошлом, сейчас эра мобильников. Но дозвониться до «горячих линий» – это пустая трата денег на мобильном счету. Представьте себе ситуацию: человеку срочно нужно дозвониться в «Азеригаз», он набирает номер, и начинается: сначала предлагают выбрать кнопку, затем объявляют, что «ваш звонок очень важен для нас», а далее – номер в очереди (предположим, 12-й) и включается музыка. Время идет, денежки со счета списываются. И не факт, что гражданин, ожидающий на линии, получит ответ, так как случаи внезапного отбоя – не редкость.

Согласитесь, редко, кто после этой бесполезной волокиты решится еще раз испытать судьбу и набрать вторично номер «горячей линии». И если такая проблема существует, то надо ее решать, тем более что «горячие линии» во всем мире работают на бесплатной основе, с учетом набора с мобильного номера. А в Азербайджане с учетом перечисленного, эти линии постепенно «остывают» и теряют свою актуальность. И потому не сетовать надо за переход госструктур в соцсети, а наоборот, призывать к этому переходу, тем более, что у каждого министерства и ведомства есть свои официальные страницы, созданные в качестве вспомогательных механизмов для работы принципа «обратной связи», потому что граждане давно уже «живут» в социальных сетях, где и покупки делают, и работают, и активно общаются – друг с другом, и с представителями госструктурэ, в том числе. Согласитесь, что в той же социальной сети гораздо легче найти мобильные контакты нужного чиновника и связаться с ним лично. Если он, конечно же, ответит на ваш звонок. Но это уже совсем другая история.

Яна Мадатова