Гамерман: Геополитический расклад показывает, что Баку начнет тесно сотрудничать с Пекином

Гамерман: Геополитический расклад показывает, что Баку начнет тесно сотрудничать с Пекином

Ситуация вокруг украинского конфликта открыла новую страницу в геополитике и даже, если так можно выразиться, растасовала всю колоду. Однако нужно сказать, что этот процесс начался вместе с украинским кризисом еще в 2014 году.

С того момента изменилось многое. Изменилась геополитика, бывшие партнеры стали теперь соперниками. К примеру, Турция и Великобритания. Оба члена НАТО, но Анкара – свой среди чужих, а Лондон вышел из ЕС, поняв, что главной в этом союзе является Германия.

Война в 2020 году в Карабахе открыла новую реальность в регионе Южного Кавказа. Анкара обрела силу в регионе, наряду с Москвой, но при этом первые две не оставили место для Брюсселя, Вашингтона, Лондона, Пекина и Тегерана. Естественно, что последние остались недовольными, но изменить или повлиять на ситуацию никак не могли. Поэтому на время пришлось смириться с той реальностью, которая есть.

Война в Украине нарисовала новую картину мирового масштаба. За 45 дней мировая геополитика потерпела сильную деформацию и, чтобы понять, что происходит, нужно изучить каждый регион по отдельности. К примеру, Брюссель сейчас активно пользуется тем, что Россия занята Украиной, он стал выполнять роль посредника между Баку и Ереваном.

Ранее Азербайджан и Иран подписали грандиозное соглашение, которое, по сути, решило все вопросы коммуникации «материковой» части с Нахчываном, положив крест на Зангезурском коридоре. А министр обороны Великобритании приехал в Баку и обсудил военно-техническое сотрудничество. Свято место пусто не бывает, позиции Москвы в регионе начали слабеть.

Но очевидно лишь одно, Россия пошла на такую глобальную авантюру, понадеявшись на Китай. В ответ на это Пекин начал наращивать свой политический капитал в переговорах с США и усиливая влияние в центральной Азии, где оно и так было сильным, и в регионе Южного Кавказа.

На днях на брифинге официальный представитель МИД Чжао Лицзянь заявил, что «Китай надеется, что Азербайджан и Армения будут выполнять договоренности о прекращении огня и поддерживать региональный мир и стабильность».

«Обе страны – партнеры Китая. Мы приветствуем решение урегулировать конфликт и разногласия путем диалога», – сказал он.

С каких это пор официальный Пекин начал комментировать регион Южного Кавказа и, в частности, карабахский конфликт? Вопрос риторический, но за 44 дня войны мы так и не услышали позицию Пекина. Он стоял в стороне. Однако сейчас азербайджанским и армянским СМИ, по всей видимости, придется отслеживать брифинг и китайского МИД.

Комментируя Minval.az вопрос о влиянии Китая на фоне российского-украинского конфликта на постсоветском пространстве, политолог, старший научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем дальневосточного отделения Российской Академии Наук Евгений Гамерман, сказал, что само понятие «постсоветское пространство» начинает терять актуальность.

Гамерман: Геополитический расклад показывает, что Баку начнет тесно сотрудничать с Пекином

«Постсоветское пространство – словосочетание, которое все больше и больше, на мой взгляд, начинает утрачивать свое геополитическое значение. Если раньше это были страны, которые так или иначе стремились к сотрудничеству со своей бывшей столицей – Москвой, в силу существующих долгое время хозяйственных, культурных, языковых связей, то сейчас все это уходит в прошлое», – сказал эксперт.

По его словам, так называемое постсоветское пространство – абсолютно разные страны и даже регионы, со своими внешнеполитическими, экономическими задачами и стремлениями.

«Повышение роли Китая в регионе Центральная Азия и Кавказском регионе неизбежно. И это связано, скорее, с мощью и ростом влияния самого Пекина», – считает эксперт.

Сейчас можно говорить о том, что происходит снижение влияния России на постсоветском пространстве, считает эксперт.

«Очень характерна позиция Казахстана, которая несмотря на военную помощь Москвы по подавлению беспорядков в январе, является негативно-нейтральной. Фактически, напрямую Россию поддерживает только Беларусь. Остальные страны сохраняют нейтралитет. Но очевидно, что они примеряют данный кейс на себя. И будут пытаться найти какой-то противовес московской политике в будущем», – подчеркнул Гамерман.

Аналитик также добавил, что центральная Азия в принципе все последние годы проводит внешнюю политику, которая как раз и основана на балансе интересов больших игроков.

«Скорее всего, будут усилены контакты с такими странами, как Турция (которая играет все более важную роль в региональной и глобальной повестке), Индия, в меньшей степени – с Китаем и США», – резюмировал он.

Нынешний геополитический расклад показывает, что Азербайджан в ближайшее время начнет более тесно сотрудничать с Китаем и даже не исключено, что подпишет обширный стратегический документ и это будет входить в святую сбалансированной политики Азербайджана.

Ниджат Гаджиев