Алтун: Эффективность борьбы с дезинформацией проявилась во время операций в Карабахе

29 июля, 14:14

Турция готова активно сотрудничать с тюркоязычными государствами в вопросе борьбы с распространением дезинформации в социальных сетях.

Об этом глава Управления по связям при Администрации президента Турции Фахреттин Алтун заявил на первом заседании Комитета по координации действий органов СМИ тюркоязычных государств, передает «Анадолу».

Алтун напомнил, что после попытки переворота от 15 июля 2016 года, организованного террористической организацией Фетуллаха Гюлена (FETÖ), Турция начала крупномасштабную борьбу против терроризма как внутри страны, так и за рубежом.

Мощный удар по террористическим организациям ДЕАШ и РКК Турция нанесла в ходе операций «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», проводимых турецкими спецслужбами на севере Сирии, добавил он.

Алтун заявил, что наряду с этим процессом Турция вела борьбу против дезинформации, искажения фактов и очернения.

По словам Алтун, эффективность борьбы с дезинформацией проявилась во время операций в Сирии, Ливии и Карабахе.

«Во время нашей справедливой борьбы в Карабахе мы вывели на свет правду с помощью достоверной и точной информации, противопоставляя ее дезинформации, фейковым новостям и попыткам искажения. Достигнутый в борьбе с дезинформацией успех Турции является примером для всего мира», — подчеркнул Алтун.

Глава Управления по связям отметил роль молодого и динамичного населения братских стран, входящих в Тюркский совет.

«Мы находимся под мощным влиянием масштабных изменений и трансформаций в области цифровых коммуникаций. Сегодня турецкий язык занимает 4-е место в мире по распространенности в интернет-контенте. Страны тюркского мира входят в число стран с самыми быстрыми темпами роста количества пользователей социальных сетей в соотношении с численностью населения. Это значит, что тюркоязычные страны не являются жертвами угроз в цифровом мире, они являются реальными акторами, которые должны отстаивать правду, использовать возможности этого мира и регулировать данное пространство», — заявил Алтун.

Алтун также рассказал о неоспоримом влиянии социальных сетей на жизнь людей.

«Конечно, мы гарантируем свободу мысли и выражения пользователей социальных сетей в рамках признанных и законных норм. В то же время мы будем работать над тем, чтобы не дать цифровым средствам массовой информации манипулировать нашими обществами, защищать общественный порядок и благосостояние наших стран. Наши страны в сотрудничестве с соответствующими структурами и обществами должны вести совместную борьбу против дезинформации. Мы должны реализовать планы и проекты, которые укрепят эту цель в национальном и международном масштабе», — добавил он.



Российский шок и ответный ход Азербайджана

25 сентября, 09:46

Между Азербайджаном и Россией —новые «торговые ограничения». Агентство продовольственной безопасности Азербайджана (АПБ) ввело временные ограничения на ввоз в страну всех видов живой птицы, мяса птицы и яиц из Приморского края России. Такие меры приняты на основе информации, полученной от Всемирной организации здравоохранения животных (МЭБ) для защиты от инфекционных болезней, которые могут проникнуть на территорию Азербайджана из других стран. Еще раньше в Азербайджане обнаружили сальмонеллу в партии курятины производства Невинномысского мясокомбината компании «Ставропольский бройлер». Окорочка развернули обратно. Но в то же время уже Россельхознадзор не допустил на территорию РФ азербайджанские нектарины. И в результате уже российское экспертное сообщество потрясенным тоном вопрошает: «Азербайджан втягивается в торговую войну с Россией?» В переводе, на «разворот» партии нектаринов в Баку ответили запретом на ввоз куриных окорочков? Что вообще происходит? Более того, этот «экспертный шок» едва ли не информативнее самого запрета на ввоз курятины. В самом деле, структуры, отвечающие за недопуск на внутренний рынок недоброкачественной пищевой продукции, есть в большинстве стран мира. Азербайджан — не исключение. И то, что они время от времени будут что-то находить и «разворачивать» какие-то партии товара, следовало ожидать. Так из-за чего же в российском экспертном сообществе «бьют горшки», как однажды выразился глава МИД РФ Сергей Лавров?

И для того, чтобы понять, почему российские эксперты «поперхнулись окорочками», нужно учесть, скажем так, национальные особенности защиты прав потребителей.

Здесь необходимо провести «красные линии». Азербайджан ведёт внешнюю политику по официальным каналам, для этого есть МИД, в случае необходимости — Минобороны, а Агентство продовольственной безопасности занимается своими прямыми обязанностями по недопуску на потребительский рынок недоброкачественной продукции. Но в России Россельхознадзор и Роспотребнадзор уже давно превратились в неофициальную внешнеполитическую «дубину». Эти инстанции, напомним, оперативно отыскивали и отыскивают нечто «запретное» и до ужаса «опасное» то в норвежской семге, то в азербайджанских помидорах. Теперь «под раздачу» попали нектарины — судя по всему, в ответ на гласные протесты Азербайджана по поводу действий (и бездействия) российских миротворцев в Карабахе. Подобная «плодоовощная дипломатия» уже давно не вызывает в России ни вопросов, ни протестов. И самое главное, там, похоже, были уверены, что в ответ в Азербайджане начнут едва ли не ползать на коленях и умолять отменить решение.

Но в Баку вместо униженных мольб о пощаде сделали свой ответный ход и опустили шлагбаум перед курятиной (чего не сделали российские миротворцы перед французскими депутатами и иранскими «дальнобойщиками»). Причем объявили об этом через СМИ, а не стали решать вопрос по конфиденциальным каналам. Продемонстрировав не только то, что «потребительские шлагбаумы» могут опускаться не только с российской стороны границы. Куда важнее, что за судьбой «окорочков» явно просматривается изменение расстановки сил. В Москве не просто были слишком уверены, что РФ может устраивать придирки к азербайджанской продукции, а вот в Баку не посмеют «развернуть» недоброкачественную продукцию из РФ и тем более не станут делать этого гласно и открыто. Здесь просто были в принципе не готовы к тому, что в отношениях Баку и Москвы придется учитывать такие реалии, как «реакция официального Баку», «ответный ход» и «цена вопроса для Москвы». Которая, кстати, далеко не всегда ограничивается куриными окорочками. Иначе те же эксперты не отпускали бы язвительных шпилек по поводу «эйфории», охватившей азербайджанское общество после победы в Карабахе. Банально проговариваясь, насколько сильно победа Азербайджана и разгром российского форпоста ударили по имперскому самолюбию.

Нурани