Вести из Ближнего Востока опять передают сводки боевых действий, что стремительно расширяют свой ареал. Судя по заявлениям политических и военных представителей сторон, участники бойни далеки от мысли остановить кровопролитие.

Обычно в такой обстановке ООН, мировые столицы настоятельно просят участников конфликта незамедлительно сесть за стол переговоров. На этот раз накал страстей и динамика развития смертоносного сюжета все явственнее обнажает бессмысленность увещеваний международных инстанций.

Впечатление одно — политики потеряли контроль за ситуацией, и полнота ответственности легла на военных, которые задались целью продемонстрировать новые возможности боевого искусства в условиях ограниченного пространства.

Понятие ограниченное пространство как нельзя точно характеризует драматизм происходящих запутанных событий.

Еще несколько лет назад мир и вместе с ним непримиримые участники конфликта пользовались термином арабо-израильское противостояние. Со временем международная дипломатия и вместе с ней политический кластер большинства арабских государств под воздействием так называемой мягкой силы убедились в безнадежности инициатив и потихоньку стали расходиться. Уже не первый год палестинцы находятся с глазу на глаз с израильтянами.

Дипломаты, некогда высказывавшие убедительные прогнозы о том, что, оставшись наедине с сильным визави палестинцы сложат оружие, глупо просчитались. Загнанные в ограниченное пространство арабы, не добившись создания собственного государства, стали наращивать потенциал ракетной борьбы. И вот результат.

То, что происходит сегодня в городах Западного берега реки Иордан, в секторе Газа, а также в городах Израиля, демонстрирует углубляющуюся трагичность положения, когда из всего вырастает пламя войны. Оно не только уносит жизни и приводит к разрушениям, но и грозит перерасти в большую региональную войну.

Можно без конца приводить свидетельства и предположения вокруг причин и следствий разворачивающихся драматический событий, винить в происходящем мировых лидеров, складывать ответственность за незавершенность конфликта на внешние силы и международную дипломатию. От того не легче. На это указывает и семантика предыдущих столкновений, локальных конфликтов и интифад. Самое же страшное в том, что в горячей зоне доминирует убеждение об отсутствии мирного разрешения.

Огненный факел Ближнего Востока стремительно разрастается, и тушение пожара превращается в безнадежное дело. Лидеры Израиля и противостоящей ему палестинской группировки ХАМАС с его боевыми звеньями увлеклись обменом новых технологий в нейтрализации визави. Пока политические заявления особых впечатлений не производят.

Растут жертвы и все масштабнее разрушения. Палестинская сторона теряет во много крат больше, ибо Тель-Авив использует боевую авиацию, наносит точечные удары по объектам гражданской инфраструктуры, оправдывая свои действия тем, что под ними скрываются военные объекты и палестинские боевики.

Лидеры палестинского движения заявляют о появившихся у них новых возможностях эффективного сопротивления и уже говорят о приближающейся победе «в борьбе за Иерусалим».

Бесспорно, Тель-Авив по возможностям многократно превосходит ХАМАС и его союзников. Но новая война раскрывается нетрадиционными способностями активного сопротивления палестинцев. Не случайно эксперты заговорили о «новом балансе сил» в зоне конфликта и способности обороняющихся преподнести сюрпризы.

Если не остановить эскалацию, может произойти самое опасное и нежелательное. Стороны приближаются к той черте, когда кто-то пересечет току невозврата.

В действительности коса нашла на камень. По всему видно, что стороны к этому готовились, и настрой участников не выдерживает логику здравого рассудка.

Как случается в подобных ситуациях, политические круги воюющих сторон параллельно решают еще и корпоративные задачи. Запертые в клетке амбиций, они идут напролом.

В непростой обстановке это касается не только израильских политиков из высшей лиги, которые завязли в кабинетных передрягах, но и палестинских верхов, которые выстраивают свои конъюнктурные расчеты на предмет перекройки управленческого формата.

Как бы это кощунственно ни выглядело, за сенью жутких кровавых событий просматриваются контуры новых выборных конфигураций. И это по обе стороны водораздела. В результате рушатся даже самые призрачные надежды на перемирие, и грозный счет потерь нарастает с огромной скоростью.

Самое же страшное в том, что обе стороны подтверждают отсутствие намерений на предмет прекращении огня. О чем это свидетельствует?

Мирный процесс вокруг Ближневосточного кризиса рухнул окончательно. Так называемый квартет посредников и спецпредставители Генсека ООН с задачей де-эскалации не то чтобы не справились, а просто покинули поле действия.
Остается единственный выход. Палестинцы и израильтяне должны готовиться к договоренностям о прекращении огня, перемирии и разблокировании спора напрямую.

С позиции сегодняшнего дня это выглядит и фантасмагорично, и наивно, и неправдоподобно. Но иного не будет, даже если преодоление дилеммы тождественно решению квадратуры круга.

Дело зашло в тупик, за это в ответе правящие силы сторон, которые больше ответственны за критический сбой, чем международные посредники.

Время абстрактных доктрин вышло. Вместе с ним истратила ресурс каденция деятелей, жесткость и несговорчивость которых обернулась новой трагедией для тысяч простых смертных.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az