Из зоны действия российских миротворческих сил в Карабахе поступают драматичные новости. По сообщению информированного Телеграмм-канала «Военный обозреватель», двое российских миротворцев получили ранения — их транспортное средство подорвалось на мине.

А теперь вспомним: Азербайджан с первых дней после прекращения огня обращает внимание мирового сообщества на ту опасность, которую несут оставленные в Карабахе армянскими оккупантами минные поля. Мины, как хорошо известно специалистам, оружие неизбирательное. Это не ударные дроны с камерами, не «умные» бомбы и не высокоточные ракеты. Мины срабатывают вне зависимости от того, кто на них наступит: солдат или просто крестьянин. И убивать они продолжают даже после того, как война закончится. В конце минувшей недели в статье, опубликованной в газете US Defense One, посол Азербайджана в США Элин Сулейманов напомнил: несмотря на то, что с тех пор, как Азербайджан и Армения достигли соглашения после Отечественной войны, прошли месяцы, армянская сторона по-прежнему отказывается предоставлять эти карты, что приводит к гибели мирных жителей, и с ноября 2020 года 20 азербайджанских мирных жителей и сотрудников различных структур погибли и 85 получили ранения в результате разрывов мин в Нагорном Карабахе. Большинство погибших были вынужденными переселенцами, которые с нетерпением ждали возвращения на родину. Как подчеркнул Э. Сулейманов, молчание международного сообщества позволяет Армении не передавать карты минных полей. Добавим от себя: отказ передать эти карты в Баку не без оснований считают военным преступлением армянской верхушки.

Но как теперь показывают новости из Карабаха, подрываются на армянских минах и миротворцы. Еще 23 ноября, при поиске тел погибших, получил ранения в результате подрыва мины в окрестностях Суговушана. 17 декабря российский миротворец, сапер, погиб в окрестностях города Шуша — при разминировании дороги. И вот теперь — новый инцидент: ранения получили двое миротворцев после подрыва их транспортного средства. Более того, миротворцы — это по большей части военнослужащие-«контрактники», они прошли специальную подготовку и умеют обращаться со взрывоопасными предметами куда лучше, чем гражданские лица.

Намеренно оставим в стороне конспирологические версии, не будем «перекидывать мостики» к попыткам армянский стороны взвинтить напряженность на дорогах, которыми пользуются и азербайджанцы, и армяне, и миротворцы, вспоминать вывешенные здесь провокационные плакаты и строить предположения, не пытается ли армянская сторона устроить «дорожный минный террор», просто тут не рассчитали, что подорвутся на «закладке» не зловредные азербайджанцы, а миротворцы. В конце концов, это всего лишь предположения. Обратим внимание на достоверные факты.

Не сказать, чтобы в российском руководстве вообще не представляли себе, что такое минная опасность в Карабахе. Достаточно вспомнить нашумевшее интервью министра обороны России Сергея Шойгу, где он рассказывал, как настойчиво и безуспешно приглашал в Карабах противоминный центр ООН. Уже по горячим следам этого интервью азербайджанские эксперты, включая и Minval.az, напомнили: Карабах — это территория Азербайджана, приглашать туда кого-либо может официальный Баку, но никак не Россия в лице своего оборонного ведомства. Но теперь уже возникает другой вопрос: а почему Россия не требует карты минных полей у Армении? Которая, напомним еще раз, является ее близким союзником и сателлитом? И не настало ли время «встряхнуться» хотя бы после того, как подрываться на армянских минах стали уже и российские миротворцы?

Так что теперь вопросы по поводу мин есть не только к Еревану, но и к Москве.

Нурани, обозреватель

Minval.az