Переговоры президентов Турции и Украины Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Зеленского в Стамбуле вполне могут оказаться «рубежной точкой» нынешнего витка напряженности вокруг востока Украины. Напомним: в ходе встречи президент Турции четко и недвусмысленно поддержал Украину. Эрдоган подтвердил, что Турция не признает аннексию Крыма: «Мы так же решительно защищаем территориальную целостность Украины и суверенитет Турции. Мы еще раз подтвердили наше принципиальное решение не признавать аннексию Крыма», — цитируют его информагентства. Анкара также поддержала «Крымскую платформу» — проект Киева по реинтеграции полуострова. «Надеемся, что эта инициатива принесет положительные результаты для всех народов Крыма, включая крымских татар, и Украины» — отметил глава Турецкой Республики. Также Эрдоган высказался в поддержку членства Украины в НАТО. И хотя вместе с тем высказался президент Турции за разрешение кризиса на Донбассе мирным путем, сути дела это не меняет: Турция четко и решительно поддержала Украину.

Вряд ли имеет смысл напоминать, что отправился Зеленский в Стамбул на фоне беспрецедентного взлета напряженности. В Белом доме официально заявили: «США чрезвычайно обеспокоены недавно возросшей российской агрессией в восточной Украине, включая передвижения российских войск у украинской границы. Россия сейчас сосредоточила больше войск на границе с Украиной, чем когда-либо, начиная с 2014 года». О войне открыто говорят и в Кремле, правда, обвиняя во всем Киев. Уже в воскресенье по этому поводу высказался пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «Рядом с нами страна, в которой, мы не исключаем, что руководство опять посчитает возможным решать внутреннюю проблему силовыми методами. Опасно ли это для нас? Конечно опасно. Должны ли мы принимать меры для обеспечения своей безопасности? Должны. Вот мы это и делаем». Не станем подробно напоминать господину Пескову про псковских десантников, «Бук», который точно не продается «в любом военторге», сержанта Агеева и прочих «ихтамнетов». Просто если проблема, как уверяет Песков, для Киева «внутренняя», и это никоим образом не агрессия России, то почему вообще Москва посчитала себя вправе вмешиваться? Еще раньше вице-премьер, министр по вопросам временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников заверил: в Киеве не собираются насильно освобождать украинские территории в Донбассе и повторять там ситуацию, похожую на трагедию в боснийской Сребренице. Так он ответил на заявление вице-премьера РФ Дмитрия Козака, что Россия будет вынуждена встать на защиту своих граждан, проживающих в Донбассе, если ситуация там станет развиваться по сценарию резни в Сребренице.

Здесь, конечно, надо бы напомнить, что резню в Сребренице устроили союзники России — боснийские сербы, которые пытались реализовать на Балканах тот же сепаратистский сценарий, который имел место и в Карабахе со стороны другого форпоста России — Армении, и в Сухуми, и в Цхинвали, и в Приднестровье, и теперь повторяется на Донбассе. А еще — отметить, что в июле 2015 года именно Россия наложила вето на резолюцию СБ ООН, где резня боснийских мусульман в Сребренице признавалась актом геноцида. Только вот есть и еще одно «прочтение». Сребреница во время боснийской войны была объявлена «безопасным анклавом», и ее охраняли голландские миротворцы ООН. Которые, однако, просто сбежали и бросили жителей города на произвол судьбы, когда сербские «ополченцы» начали вооруженную атаку. И сегодня настойчивое возвращение Москвы к далеко не выгодной для нее теме Сребреницы может иметь и такой «подтекст»: Европа в случае реальной войны никого не защитит.

Но теперь в игру вступает Турция, и это меняет расклад сил. Анкара уже поставляет Украине оружие, в том числе ударные БПЛА «Байрактар» доказавшие свою эффективность против многих образов российского оружия.

Наконец, у Турции есть и такой инструмент, как проливы Босфор и Дарданеллы. Стамбульский канал и споры, будет ли распространяться на него конвенция Монтре — это пока еще вопрос будущего. Но, как отмечают украинские же эксперты, уже в рамках конвенции Монтре Турция может не только перекрыть Босфор, скажем, для ВМС России, что в случае с черноморской Украиной не играет особой роли, но и ПРОПУСТИТЬ в Черное море корабли «нечерноморских» стран — то есть государств НАТО. Переброска кораблей ВМФ России из Каспийского моря в Черное — показательный на этом фоне факт.

Но самое главное, у переговоров в Стамбуле есть и, если угодно, «эмоциональное» прочтение. Поддержку Украины со стороны Европы и даже США в Кремле, скажем так, не склонны переоценивать, особенно на фоне собственной агрессии против Грузии в августе 2008 года. И уверены: дальше заявлений и «демонстративных» санкций дело не пойдет. Но вот Турция — это не слабонервная Европа. Здесь умеют повышать ставки и оказывать своим союзникам реальную поддержку. Достаточно вспомнить и Карабах, и Сирию, и Ливию. Вспыхнувшая в российском телеэфире «информационная война» против туристического сектора Турции, разговоры о том, что надо бы закрыть с ней авиасообщение, и «страшилки», будто бы именно оттуда в РФ вносятся новые штаммы коронавируса, слишком уж похожи на проявление глубокой досады и попытку хоть как-то ответить на геополитическое поражение.

А тогда уже выбор у Москвы невелик. Или продолжать «игру на обострение», понимая, что ставки возросли, риски тоже, и события, как и в Карабахе, вполне могут пойти не по тому сценарию, который «нарисовали» в «Арбатском военном округе», или «свернуть» подготовку к войне и дать команду российским пропагандистам доказывать всем и вся, что Россия ну до ужаса напугала «дядей в пробковых шлемах», и они вынуждены были отказаться от своих планов развязать войну на Донбассе.

Но, как бы ни стали развиваться события на востоке Украины теперь, Анкара после Карабаха еще раз доказала свой статус влиятельной региональной державы, чье политическое присутствие ощущается уже и в тех странах, где Москва уж точно не планировала столкнуться с «жесткой игрой» Анкары.

И это только начало.

Нурани, обозреватель

Minval.az