Это заявление госсекретаря США Блинкена было обречено стать сенсацией. Выступая со своей по сути первой программной речью, глава госдепартамента, кроме всего прочего, заявил: «Мы не будем продвигать демократизацию через дорогостоящие военные интервенции или попытки силой сместить авторитарные режимы. В прошлом мы пытались так поступать, и это не сработало. Какими бы правильными ни были наши намерения, они не сработали. Они очернили само понятие «продвижение демократии», американский народ в эти меры больше не верит. Мы будем поступать по-другому». Чем немедленно вызвал самый настоящий переполох в экспертном сообществе. В самом деле, как понимать заявление Блинкена? Означает ли это завуалированное признание, что военные операции в Ираке и Ливии были ошибкой? И надо ли так понимать госсекретаря, что Вашингтон вообще отказывается от идеи продвижения демократии? Российские прокремлевские эксперты тут же озвучивают свои вопросы: надо ли так понимать, что Вашингтон более не будет заниматься и организацией «цветных революций»?

А вот тут не все так просто. Намеренно не станем в который уже раз цитировать азбуку политологии и напоминать, что любая революция прежде всего вызревает изнутри, а уже потом там могут появиться «пломбированные вагоны» и «печеньки Нуланд», не говоря уже о розах, оранжевых шарфиках и прочей атрибутике. В самом деле, итоги военных интервенций и в Ирак, и в Ливию, и в Сомали трудно назвать такими уж вдохновляющими для США. Да, в Багдаде удалось свергнуть Саддама Хусейна, но в результате в Ираке небывалое влияние приобрел Иран, и вряд ли в Вашингтоне теперь в восторге от того, что по сути сделали «грязную работу» для иранских аятолл. Результаты вторжения в Ливию для Вашингтона воспринимаются прежде всего через штурм посольства США 11 сентября 2012 года и гибель посла Кристофера Стивенса. Можно долго спорить, произошел ли пересмотр «военной» стратегии только сейчас или же несколькими годами ранее, и не является ли результатом пересмотра этой стратеги то, что США не повторили иракско-ливийский опыт в Сирии.

Но куда больше косвенных признаков, что реплика Блинкена  касается не только и не столько военных вторжений. Настоящий политический «пересмотр» осуществляется вовсе в другом направлении. Об этом сегодня даже как-то  неудобно вспоминать, но 30 лет назад, по горячим следам падения Берлинской стены, распада сначала Организации Варшавского договора, а затем и СССР, на Западе слишком многие уверовали в то, что в мире наступил «конец истории», что Запад в лице США и ЕС одержал сокрушительную победу, что геополитическое соперничество уже в прошлом, и теперь главным содержанием политики должно стать продвижение демократии, идей гражданского общества, борьба за права человека и т.д., а основным «двигателем» этой работы — разнообразные грантовые НПО.

И в результате сложилась парадоксальная ситуация. Продвигать идеи гражданского общества где-нибудь в Северной Корее для этих НПО было слишком хлопотно и рискованно. Куда проще и безопасн было выплескивать ушаты грязи на страны, которые желали сотрудничать с Западом, но которым Запад вместо ответной благожелательности устраивал этакие «экзамены на демократичность». И самое главное, эти самые грантовые НПО очень быстро превращались в прямо-таки идеальный инструмент «черного пиара» против целых стран. Азербайджан, к сожалению, знает это лучше многих. Достаточно вспомнить балаганное шоу «политэмигрантов», которые призывали европейских политиков ни в коем случае не приобретать газ у Азербайджана, где «нарушают права человека», и покупать его у России, небывалую активность на этой далеко не благородной ниве немецких социал-демократов с их связями с «Газпромом» и то, с каким трепетом о «правах человека в Азербайджане» рассуждали заведомые армянские лоббисты.

Но теперь ситуация меняется.

Случайно или нет, но заявление Блинкена почти что совпало по времени с очередной годовщиной речи Черчилля в Фултоне, с которой принято отсчитывать историю «холодной войны». Мир возвращается к реалиям «холодной войны». С жестким соперничеством за влияние в «третьих странах». И в этой реальности  США уже не могут позволить себе разбрасываться союзниками. А значит, влияние на политику разнообразных неправительственных, правозащитных и прочих подобных организаций уже не будет таким же, как это было в начале девяностых и даже в начале «нулевых», так что более не получится с прежней легкостью играть против Запада, используя инструменты самого же Запада.

И вот это уже серьезно.

Нурани 

Minval.az