Казалось бы, трудно найти категории более несовместимые, чем детские мультфильмы и большая политика. Но вот анализируя большую политику, очень часто приходится вспоминать шакала Табаки из «Маугли» с его «А мы пойдём на север!»

Вот и Никол Пашинян решил «сменить направление». Но идти собрался не на север, а на Запад. Точнее, идти на запад, но помощь при этом получать с севера. Впрочем, расскажем по порядку.

В Вашингтоне завершился очередной раунд «карабахской дипломатии». В США прошли переговоры министров иностранных дел Азербайджана и Армении, достигнуто очередное, третье по счету, прекращение огня. Переговорам очень рад президент США Дональд Трамп. Который уверен, что «все проблемы, которые там есть, смерти, бои, и прочее — мы (США — Minval.az) это всё решим. Я это считаю простой задачей». После чего продолжил: «Это как с Косово и Сербией. Я сказал, что мы пойдем на обе сделки только если они вместе всё решат. И в итоге оба премьер-министра были в Овальном кабинете две недели назад. Обнимались и целовались, это было замечательно. Историческое событие. И чего мы добились? Мы спасли множество жизней».

Поясним. Строго говоря, Трамп никоим образом не намекал на повторение в Карабахе «косовского варианта». Для хозяина Белого дома упоминание в данном контексте Сербии и Косово — это отсылка к его удачной дипломатической инициативе и переговорам президента Сербии Александра Вучича и премьер-министра частично признанного Косово Абдуллы Хоти. Тем более очевидно, что до признания «Нагорного Карабаха» самой Арменией рассчитывать на участие в этом процессе «третьих стран» не стоит.

Другое дело, что на «косовский вариант», то есть признание «независимости Карабаха», регулярно намекают западным переговорщикам представители Армении. Причем намекают, скажем так, с продолжением — по их расчетам, в Карабахе, как и в Косово, должны будут появиться западные миротворцы. Эти «конфиденциальные идеи» — часть новой «западной стратегии» правящей команды во главе с Николом Пашиняном.

Здесь, пожалуй, нужно максимально трезво оценивать реальный расклад сил. Фактор «армянского лобби» никто не отменял. Как и вообще внутренней политики в Вашингтоне. США достаточно долго никак не обозначали своего присутствия на карабахском треке. Теперь активизировались — после заявления основного соперника Трампа на выборах — Джо Байдена, что  «с момента начала военных действий 27 сентября ни президент Трамп, ни госсекретарь Помпео ни разу не позвонили лидерам Армении и Азербайджана, несмотря на то, что в регионе такая вспышка», и вместо того чтобы передавать функции дипломатического посредника в этом вопросе Москве, администрации Трампа необходимо максимально вовлечься в процесс на самом высоком уровне. Более того, армянские голоса нужны на выборах и демократам, и республиканцам.  В результате госсекретарь Помпео в интервью The Erick Erickson Show on WSB Atlanta критиковал не только Азербайджан, но и Турцию — союзника США по НАТО, даже выражал надежду, что «армяне смогут защититься от того, что делают азербайджанцы», и рассуждал: «То, что происходит сегодня в Азербайджане и Армении — это опасно. Теперь есть турки, которые вмешались и предоставили ресурсы Азербайджану, увеличив риск, огневую мощь в этой исторической битве за место под названием Нагорный Карабах, небольшую территорию с населением около 150 000 человек». В Палату представителей США Фрэнк Паллоне, известный армянский лоббист, и около 30 его коллег собираются внести  резолюцию, призывающую к международному признанию т.н. «Нагорно-Карабахской Республики». Они, скорее всего, и сами понимают, что хода эта инициатива иметь не будет. Но выборы на носу, до них меньше двух недель, и надо отрабатывать избирательные взносы от армянского лобби. Тем более что этой инициативе бурно радуется Армянский национальный комитет Америки (ANCA).

22 октября семь сенаторов, известных своими связями с армянским лобби — Боб Менендес, Крис Ван Холлен, Боб Кейси, Эдвард Марки, Ричард Дурбин, Кори Букер и Джек Рид — предложили рассмотреть вопрос, а целесообразно ли оказывать военную помощь Азербайджану и Турции в свете возобновления масштабных боевых действий в Нагорном Карабахе. В «обмен любезностями» включился Дональд Трамп, назвавший армян «хорошим народом» и «сильными бизнесменами».

Наконец, 23 октября госсекретарь США Помпео провёл переговоры с министрами иностранных дел Азербайджана и Армении Джейхуном Байрамовым и Зограбом Мнацаканяном.

Казалось бы, мотивы вашингтонских игроков лежат на поверхности. Во-первых, команда Трампа не может позволить себе проигнорировать критику Байдена. Во-вторых, очень хотелось напомнить Москве, что сопредседателей в МГ ОБСЕ три, и монополизировать процесс ей пытаться не стоит. В-третьих, на носу выборы, и самое время «окучивать» армянский электорат.

Можно привести еще множество «в-четвертых», «в-пятых» и «в-десятых». Но активизация США на карабахском треке не в последнюю очередь объясняется и опасениями за будущее «армянского проекта», который вначале представлялся западным «десижн-мейкерам» весьма и весьма многообещающим.

В самом деле, приход к власти Никола Пашиняна сопровождался всеми внешними эффектами «цветных революций», после чего, по логике вещей, должен был следовать прозападный поворот в политике. Сам вожак «шашлычной революции» с самого начала воспринимался как креатура Джорджа Сороса. Его предвыборный блок именовался «Елк», то есть «выход» — подразумевался выход Армении из ЕАЭС и ОДКБ. После прихода Пашиняна к власти на ключевых постах оказались выходцы из сотрудничавших с Фондом Сороса НПО. В СМИ подробно рассказывалось о бывшем координаторе избирательных программ организации Transparency International Армене Григоряне, который ни много ни мало возглавил Совет национальной безопасности, об уже бывшем начальнике Государственной контрольной службы Давиде Санасаряне, который лично забрасывал яйцами здание посольства РФ, что Специальную следственную службу Армении возглавил Сасун Хачатрян, брат которого занимает один из руководящих постов в Фонде Сороса и т.д. И уж точно не выглядит случайным, что бывший глава Службы национальной безопасности Армении Артур Ванецян в одном из интервью заявил, что деятельность Сороса несет угрозу Армении — за что, возможно, и расстался с должностью. И уж тем более серьёзным «сигналом» были попытки открыть уголовные дела против «дочек» российских компаний, действующих в Армении.

И на этом фоне вряд ли можно считать случайным, что на фоне военных поражений в Карабахе армянская верхушка ринулась искать помощи и заступничества именно на Западе, пытаясь расплатиться собственной лояльностью. В обмен на разрыв связей с Россией, приглашение в Карабах «западных миротворцев» и прочие преференции здесь на полном серьезе рассчитывали реализовать «косовский сценарий» или хотя бы добиться реальной поддержки.

Правда, справедливости ради, признать удачной последнюю ереванскую «ходку на Запад» никак не получится. Прежде всего, ожидания были слишком уж завышенными. Да и коренные интересы Запада тоже никто не отменял. Президент Армении Армен Саркисян встретился в Брюсселе с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом, уверял, что Турция, член Альянса, якобы является третьей стороной конфликта, потому как поставляет Азербайджану оружие, и всячески уговаривал Столтенберга вмешаться. Но тот весьма холодно напомнил, что НАТО стороной конфликта вообще-то не является.  Через несколько дней Столтенберг добавил разочарования, напомнив о членстве Турции в альянсе. В переводе с дипломатического: руководство НАТО не собирается «воспитывать» входящую в альянс Турцию по заказу не входящей в него Армении. Последовал и «холодный душ» от посла США в НАТО К.Хатчесон, которая высказалась за урегулирование конфликта на основе территориальной целостности Азербайджана. А она официальное лицо, и высказать может толко официальную позицию, а не свое личное мнение. Не оправдались надежды даже на Францию. Запад, без сомнения, присматривается к команде Пашиняна, но вот вкладывать в Армению серьёзные политические инвестиции не спешит —по крайней мере до того, как эта страна хотя бы попытается взять под контроль собственные границы, где сегодня стоят российские пограничники, выкупить сотовую связь и железные дороги и вообще сделает в западном направлении реальные шаги, а не жесты и обещания.

Но холодный приём не отменяет сам факт перманентных попыток нынешнего руководства Армении выторговать что-то на Западе в обмен на отказ от дружбы с Россией.

Здесь нужно пояснение. Конечно, каждая страна имеет право на собственный выбор внешнеполитических ориентиров. Но союзнические обязательства никто не отменял. Особенно в отношении связки Москва-Ереван, где Армения получает от Москвы множество преференций: нефть и газ по внутренним ценам, оружие в подарок, содержание заведомо убыточной инфраструктуры…Словом, тот уровень сотрудничества, который может позволить себе Азербайджан, для Армении за рамками обязательств. Так что ереванские игры на западном направлении по понятным причинам Россию взвешивать риски и ставить вопрос: не слишком ли много «подножек» и «шпилек» получает Россия от своего как бы союзника? Тем более что одновременно — одновременно! — Никол Пашинян предпринимает титанические усилия, чтобы втянуть в конфликт Россию. Устраивая, в частности, обстрелы мирного азербайджанского населения с территории Армении. Таким образом в Ереване рассчитывают спровоцировать ответный огонь уже по своей территории, возопить о “нападении” и звать на помощь Москву.

Но замысел не сработал. Недавнее выступление президента РФ Владимира Путина оказалось для Армении еще одним “холодным душем» — президент России назвал Баку и Ереван «равными партнерами» и еще дал понять, что территориальная целостность Азербайджана не могла вечно оставаться нарушенной. Но по ту сторону линии фронта не успокаиваются Теперь воззвания к Путину пишет карабахский гауляйтер Араик Арутюнян.

Только вот…на что рассчитывают в Армении?  Сам факт регулярных «шажков на Запад» как минимум заставляет Москву присматриваться к ситуации. И задавать самим себе вопрос: стоит ли по-прежнему считать Армению надежным союзником? Да и, строго говоря, сомнения и подозрения вызывает не только Никол Воваевич. Наводить мосты с Западом пытался и Роберт Кочарян, в бытность которого президентом Армении к тому же произошёл весьма подозрительный «парламентский теракт» 1999 года, когда были убиты наиболее влиятельные и близкие к России армянские политики — Карен Демирчян и Вазген Саркисян. А преемник Кочаряна Серж Саркисян вёл переговоры об “ассоциации” с Евросоюзом, позволял действовать в стране прозападным НПО и не торопился сворачивать связи с НАТО по призыву Москвы.

У которой все больше поводов усомниться, является ли Армения таким уж верным ее союзником, чтобы ради неё “обрушить” все, что достигнуто в отношениях с Баку и Анкарой.

Нурани

Minval.az