Блокировка китайского TikTok в Индии и обсуждение запрета сервиса в США, регулирование интернет-компаний в Евросоюзе и миллиардные инвестиции Facebook и Google в индийскую платформу Jio — это новые шаги по усилению раскола интернета на несколько частей, считает технологический аналитик, бывший сотрудник Microsoft и Apple, автор блога об ИТ и бизнесе Stratechery Бен Томпсон.

Первым шагом к этому стал запуск «Великого китайского файервола» 23 года назад, когда Китай отрезал себя от большинства западных сервисов. Теперь же США, Индия и Европа также начинают создавать собственные модели развития сети и работы технологических компаний.

Главное из статьи Томпсона, посвящённой моделям развития интернета в разных странах — в подборке интернет-портала vc.ru.

Американская модель: доминирование и свобода ИТ-компаний

Американская модель интернета — сейчас самая популярная и эффективная, утверждает Томпсон. Технологический сектор стал двигателем экономического роста США, а её ИТ-компании доминируют в большинстве стран мира.

На рынке США доминирует агрегаторская модель дистрибуции: небольшие компании и поставщики теряют свою ценность на фоне агрегаторов и вынуждены подчиняться их правилам и комиссиям, чтобы сохранить бизнес.

Агрегаторам проще выходить на новые рынки, так как они задействуют сторонние компании для оказания услуг. В качестве примера Томпсон называет Netflix, Airbnb, Facebook, Google, Uber, которые вытеснили традиционные сервисы на своих рынках.

У крупных технологических компаний практически полная свобода работы: в стране небольшое число барьеров, особенно в области регулирования контента и сбора данных.

Крупные компании свободно работают в США, а большая база платёжеспособных пользователей позволяет финансировать выход на зарубежные рынки.

Большая часть налогов с американских компаний идёт в казну США, в том числе с доходов, полученных за рубежом. При этом правительство получает доступ к данным пользователей, не являющихся гражданами США.

В США достаточно высокая свобода для работы и общения в онлайне.

Зарубежные компании могут свободно работать в США и странах, повторяющих подход США к сфере ИТ.

При этом власти других стран могут лишь частично контролировать работу американских компаний, например, ограничен доступ к доходам и контролю над распространением информации.

Китайская модель: цензура и отсутствие конкуренции со стороны Запада

Движущая сила китайской модели — полный контроль над информацией в офлайне и интернете и блокировка иностранных сервисов.

Власти контролируют работу зарубежных компаний, в том числе на сетевом уровне.

Китайские ИТ-корпорации сотрудничают с властями, цензурой занимаются тысячи сотрудников Tencent или ByteDance.

Китай стала единственной в мире страной, сопоставимая США по размеру и мощи ИТ-корпораций благодаря огромному внутреннему рынку и отсутствию конкуренции.

Китайские компании не только копируют чужие сервисы и бизнес-модели, но и создают инновационные продукты — благодаря быстрому переходу от ПК к смартфонам появились социальная коммерция и сервисы коротких видео.

Китайскую модель сложно воспроизвести: для повторения успеха нужно не только устанавливать аналогичный контроль над западными компаниями, но и обладать мощной экономикой — поэтому китайская модель «большого файервола» не сработала в Иране.

От цензуры и ограничений страдают жители Китая.

Европейская модель: борьба с ИТ-корпорациями США с помощью законов и штрафов

Европа постепенно создаёт собственную модель управления интернетом — регуляторами. По мнению Томпсона, с такой моделью Евросоюз не может добиться успеха и станет «худшим из всех возможных вариантов», при котором страдает внутренний рынок.

Например, Евросоюз запретил хранить в США данные о своих гражданах, ввёл регламент по защите данных пользователей GDPR и принял директиву об авторском праве, по которой интернет-платформы должны платить издателям за контент.

Законы не останавливают крупные американские компании. Например, Google платит миллиардные штрафы за нарушение антимонопольного законодательства, но это не ограничивает её влияние на рынке Европы — разве что растут расходы на бюрократические споры.

При этом регулирование бьёт по внутреннему рынку ИТ в Европе: стартапам приходится тратить больше времени, сил и денег на соблюдение строгих законов, из-за чего они меньше рискуют и экспериментируют, а значит, медленнее развиваются.

Европейская модель самая неопределённая, считает Томпсон. У неё нет своего видения, а постоянные запреты без каких-то инициатив по развитию своего рынка приводят к статусу, где деньги важнее инноваций.

Индийская модель: строгие регуляторы и акцент на Jio

Рынок Индии раньше был одним из самых сложных с точки зрения развития технологий, например, из-за высоких тарифов на импорт электроники, ограничений на иностранные инвестиции, проблем с логистикой и слабым проникновением интернета, отмечает Томпсон.

В то же время индийский рынок — самый привлекательный в мире для американских и китайских компаний, которые в значительной степени захватили внутренние рынки. В результате технологические компании обеих стран постоянно сталкиваются друг с другом и индийскими регуляторами.

Так, Индия запретила TikTok, ограничила Amazon и Walmart работу с розничными продавцами и проведение распродаж и запретила Facebook создание программы свободного доступа к интернету Free Basics.

Но в последние несколько месяцев американские компании нашли способ обойти запреты властей Индии и избежать рисков — миллиардные инвестиции в 4G-оператора и провайдера цифровых услуг Jio Platform миллиардера Мукеша Амбани.

С их помощью Jio не только быстро окупает собственные инвестиции, но и становится полноценной технологической компанией с возможным выходом в другие страны.

Амбани изначально сделал ставку на создание 4G-сети с быстрым интернетом, которой покрыл около 95% территории страны и в пять раз снизил цены на связь и интернет-трафик. На быстрый рост Jio Мукеш Амбани потратил $32 млрд.

Компания стала лидером по клиентской базе и доле трафика, а для многих индийцев Jio — единственный вариант для доступа в интернет благодаря покрытию и низкой стоимости.

Jio начала строить платформу для продажи рекламы и цифровых услуг, перейдя от статуса телеком-провайдера к формату высокомаржинальной ИТ-компании.

Вместо того чтобы пытаться блокировать зарубежные компании, Амбани сотрудничает с ними.

В июле 2020 года Амбани представил планы по запуску 5G-сети в Индии в 2021 году и заявил, что Jio полностью «с нуля» спроектировала и разработала собственное 5G-решение. По словам Амбани, архитектура Jio позволяет легко модернизировать 4G-сеть до 5G, а в случае успеха в Индии, компания готова экспортировать свои технологии другим операторам связи по всему миру.

Jio станет единственным 5G-оператор Индии, а благодаря инвестициям в ближайшие несколько лет превратится в монополиста в области телекоммуникационных услуг страны, считает Томпсон.

Компания обладает достаточным влиянием, чтобы воздействовать на правительство, контролировать интернет и зарабатывать на продаже услуг, данных и технологий — в том числе и в других странах, заявляет аналитик.

Также Jio становится «проводником» для иностранных корпораций, желающих получить индийский рынок. Им придётся инвестировать в Jio и делиться доходами, но взамен компания берёт на себя решение проблем с регуляторами и созданием инфраструктуры.

Индийский интернет-рынок становится уникальным: с одной стороны, Jio дал доступ к интернету, современным технологиям и сервисам сотням миллионам жителей и развивает технологическую мощь страны.

Но переход телеком-рынка Индии в руки монополиста, который активно сотрудничает с правительством, может стать угрозой для конфиденциальности и свободы информации в стране, отмечает Томпсон.

При этом западные компании — лишь средство достижения цели Jio, которые вынуждены соглашаться на условия компании и властей, чтобы получить новых пользователей на крупнейшем рынке после Китая.

Minval.az