25-26 февраля 1992 года произошел один из поворотных эпизодов армяно-азербайджанского вооруженного конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Армянские подразделения после многомесячной осады провели штурм города Ходжалы с азербайджанским населением и незначительным гарнизоном. Жертвами атаки стали сотни мирных жителей, которых по рассказам выживших очевидцев расстреливали артиллерией и снайперским огнем при попытке бежать через снежное поле. Об этом пишет российское издание Gazeta.ru.

Британский журналист, специалист по Кавказу Томас де Ваал называл ситуацию, сложившуюся в Нагорном Карабахе в последние месяцы существования СССР, «близкой к хаосу». Как утверждал исследователь армяно-азербайджанского конфликта в своей книге «Черный сад», оружие «нередко попадало в руки людям, у которых было лишь желание идти убивать». Де Ваал также ссылался на заявление одного из «лидеров» карабахских армян, впоследствии президента Армении Сержа Саргсяна, согласно которому «война привлекала парней с криминальными наклонностями».

«Вначале это были разношерстные подразделения, возникавшие на совершенно разных принципах: на базе идеологии партии «Дашнакцутюн», или по принадлежности к тому или иному региону. Деревни создавали собственные подразделения, или бывало, что два человека встречались во дворе, садились в машину и просто уезжали «на фронт». У кого-то было боевое оружие, у кого-то охотничье ружье. Бывало, люди вооружались совершенно необычным оружием, некоторые даже сами делали оружие, которое разрывалось у них в руках», — вспоминал телеоператор Вартан Ованесян.

Согласно данным правозащитного центра «Мемориал», конфликт в Нагорном Карабахе, который подавался в союзной прессе как сугубо локальный, летом 1991 года перешел в стадию открытой войны. На фоне кризиса советской власти и последовавшего распада СССР боевые армянские отряды развернули наступательные операции. Операции сопутствовал массовый исход азербайджанского населения. Как указывал источник, «имели место отдельные случаи тяжкого насилия против мирного населения».

Международный юрист из Германии Хейке Крюгер пришел к выводу, что процесс отделения территории от Азербайджана противоречил советским законам. По его словам, закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» не предусматривал предоставление независимости отдельным частям республик.

К власти пришло новое поколение политиков, тесно связанное с вооруженными отрядами, не коррумпированное и не склонное к компромиссам. Кроме того, сильно возросло влияние националистической партии «Дашнакцутюн». Одновременно в Азербайджане формировались и приступали к активным действиям национальная армия и различные вооруженные отряды. Азербайджанская сторона предпринимала попытки крупных наступательных операций. Упорные бои произошли в пригороде Ханкенди – Киркиджане. Подразделения внутренних войск бывшего союзного МВД ввиду ликвидации СССР, в свою очередь, покинули Карабах. При этом часть советского вооружения досталась армянским формированиям. Экс-президент Армении Роберт Кочарян так описывал эти события в своей автобиографии:

«Первая же попытка спецназовцев вывести из части несколько БМП подтолкнула наши отряды к срочному захвату полка. К сожалению, при этом погиб человек, но 366-й мотострелковый полк в тот же день полностью перешел под наш контроль. Мы дали понять, что вывезти технику они в любом случае не смогут, мы ее просто так не отпустим. Если они предпримут такую попытку – будем сражаться».

Интенсивность обстрелов с их территории «Мемориал» объяснял получением большого запаса боеприпасов со складов армии СНГ. Особую ожесточенность события приобрели с февраля 1992 года: армянские формирования, в числе которых были представители армянской диаспоры с Ближнего Востока, совершили резню в деревне Гарадаглы, убив около сотни человек — как военнопленных, так и гражданских, включая женщин и детей.

Ходжалы, расположенный в девяти километрах к северо-востоку от Ханкенди, с 1990 года имел статус города.

В 1991-м его население достигло 6,3 тыс. человек. Посещавших Ходжалы в тот период впечатляло планомерное развитие инфраструктуры и, в частности, бурное строительство жилищного фонда. Оно было связано с переселением в регион турок-месхетинцев из Узбекской ССР. Их эвакуировали в Азербайджан по решению советского правительства после погромов в июне 1989 года, которые остались известны как «Ферганская резня». До начала активной фазы войны около города функционировал аэропорт. Ходжалы являлся вторым городом Карабаха по численности азербайджанского населения. Обе враждующие стороны он привлекал как важный стратегический пункт. Через город проходила железнодорожная ветка и автомобильные дороги.

Армянские силы начали блокаду Ходжалы осенью 1991 года. По мере вывода внутренних войск СССР из Нагорного Карабаха кольцо смыкалось. Армяне блокировали последнюю дорогу, которая соединяла Ходжалы и Агдам. Теперь попасть в город стало возможным только на вертолете. В январе следующего года Ходжалы оказался перед угрозой гуманитарной катастрофы. В город не подавалась электроэнергия и вода, не работали отопление и телефонная связь. Всю зиму жилые кварталы подвергались артиллерийскому обстрелу. Глава исполнительной власти Ходжалы Эльман Мамедов просил эвакуировать гражданских и усилить гарнизон, однако все его обращения оставались без ответа.

Последний вертолет приземлился на ВПП 13 февраля 1992 года. Тогда из города удалось вывезти около трехсот жителей.

Азербайджанские военные пытались снять блокаду путем контрнаступления, но их попытки не увенчались успехом. В ответ армянское командование приняло решение о подготовке штурма. Решающий приступ города был назначен на 25 февраля. По сведениям «Мемориала», к этому моменту в Ходжалы оставалось от 2 до 4 тыс. жителей, включая вооруженных ополченцев, сотрудников ОМОН и солдат национальной армии Азербайджана. По утверждению армянской стороны, гарнизон имел в распоряжении две установки «Град», однако этого вооружения было недостаточно для того, чтобы представлять серьезную угрозу армянам.

Сообщение о занятии армянскими танками и БМП позиций вокруг города поступило к осажденным в 20:30. Около 23:00 начался обстрел Ходжалы из тяжелых артиллерийских орудий, рассказывал позднее Мамедов. Вступление армянских пехотных отрядов в город происходило от 1:00 до 4:00. Последний очаг сопротивления защитников Ходжалы был подавлен к 7:00 часам утра.

В ходе штурма открытым оставался только один выход из Ходжалы. Согласно приведенным Жироховым данным, командир азербайджанского отряда ОМОН Алиф Гаджиев убеждал мирных жителей бежать в Агдам, обещая дать им для защиты бойцов.

«Ночью огромная толпа людей «побежала» по колено в снегу через лес и начала спускаться в долину речки Гаргар. Ранним утром жители Ходжалы в сопровождении немногочисленных омоновцев вышли на равнину. Здесь их шквалом огня встретили армянские бойцы, засевшие на горных склонах прямо над равниной. Хотя азербайджанские бойцы открыли ответный огонь, но силы были явно неравны, и вскоре сопротивление было подавлено. В условиях близкого огневого контакта погибло большое количество мирных жителей.

Ответная стрельба азербайджанцев была незначительной и никоим образом не может служить оправданием хладнокровного убийства в открытом поле сотен беспомощных мирных жителей, в том числе и детей, констатировал кавказовед де Ваал.

Существуют разные оценки числа убитых азербайджанцев в Ходжалы и его окрестностях. Парламент Азербайджана, опираясь на данные официального расследования, приводил цифру 485 человек.

«По следам трагедии Ходжалы появились разноречивые статистические данные, что, учитывая обстоятельства, неудивительно, — отмечал в своей книге «Черный сад» де Ваал. — Доступ к месту массовых убийств был затруднен, сотни людей были захвачены в плен и на протяжении многих дней об их судьбе не было ничего известно.

По событиям в Ходжалы появлялись следующие данные о погибших: Намиг Алиев, член парламентской комиссии, расследовавшей события в Ходжалы, заявил представителям Helsinki Watch в апреле 1992 года, что в Агдаме похоронено 213 жертв.

Другой азербайджанский чиновник Айдын Расулов заявил той же самой группе, что более 300 трупов с признаками насильственной смерти (как можно предположить, в это число не входили умершие от холода) было отправлено на судмедэкспертизу. Газета «Карабах» сообщила, что Комиссия помощи беженцам из Ходжалы распределила гуманитарную помощь 476 семьям погибших. Имам в Агдаме показал Томасу Гольцу (американский журналист, автор книги «Азербайджанский дневник») неполный список из 477 убитых, составленный по показаниям родственников погибших. Азербайджанская газета «Орду» («Армия») опубликовала список 636 погибших».

В тот период в прессе сообщалось о более 1000 погибших ходжалинцев, однако на сегодня удалось составить поименный список 636 погибших, среди которых сотни женщин, стариков и детей.

Готовивший видеоматериалы для CNN российский оператор Юрий Романов в книге собственных воспоминаний «Я снимаю войну…» пишет, что видел последствия штурма Ходжалы своими глазами.

«Глаз вырывает из месива тел две фигурки – бабушки и маленькой девочки. Бабушка, с седой непокрытой головой, лежит лицом вниз рядом с крошечной девочкой в голубой курточке с капюшоном. Ноги у них почему-то связаны колючей проволокой, а у бабушки связаны еще и руки .Обе застрелены в голову. Последним жестом маленькая, лет четырех, девочка протягивает руки к убитой бабушке. Ошеломленный, я даже не сразу вспоминаю о камере», — делился Романов увиденным в мемуарах.

Другая история оператора:

«Вот раненых выгружают на носилки, прямо с платформы через открытые окна вагонов заносят в операционный вагон. Девочка лет шести с перевязанной головой. Повязка сделана так, что полностью закрывает ей оба глаза.

Не выключая камеры, я наклоняюсь к ней:
— Что с тобой, милая?
— Глазки горят… Глазки у меня горят… Дядя! Глазки у меня горят!!!
Врач трогает меня за плечо:
— Слепая она. У нее глаза были выжжены окурками… Когда ее привезли к нам, из глаз торчали окурки…».

«Пусть простит меня читатель. Но то, что видели мои глаза и слышали уши, не может передать мой бедный язык. Такие воспоминания даром не проходят, и, написав эту главу вечером, утром я обнаруживаю на висках новую седину», — так Романов завершал свой рассказ о Ходжалы.

Как пишет в своей книге «Черный сад» Томас де Ваал также цитирует заявление бывшего президента Армении Сержа Саргсяна, одного из руководителей армянских сил в Карабахе во время войны, вызвавшее в свое время серьезный резонанс в Азербайджане и мире: «До Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сумели сломать этот стереотип. Вот что произошло».

Minval.az