Баку — на пороге нового раунда, скажем так, «большой конфиденциальной дипломатии». В столице Азербайджана намечены переговоры начальника Генштаба вооруженных сил России генерала армии Валерия Герасимова и главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерала Тода Уолтерса. Подобные встречи в нашей стране проходили уже не раз. Формально Азербайджан в этих переговорах не участвует — наша страна только предоставляет «площадку». Но и к «площадке» такого уровня предъявляются высокие требования: это и безопасность, и гарантии конфиденциальности, и транспортная инфраструктура, и многое другое. Но самое главное, это нейтральный статус. В переводе, переговоры Уолтерса и Герасимова — это весомое подтверждение, что Азербайджан не является чьим-то форпостом или сателлитом и проводит по-настоящему независимую политику.

А это особенно важно учитывать теперь, когда президент выступает с жесткой критикой Совета Европы, вице-спикер ПАСЕ, представитель РФ Петр Толстой делает проазербайджанские заявления, и результате азербайджанский сектор социальных сетей накрывает очередной «девятый вал» комментариев и постов на тему «Азербайджан сближается с Россией».

Только вот реальность мало соответствует такому однолинейному алармизму. Весьма «прохладное» отношение Азербайджана к российским интеграционным проектам, четкие заявления официального Баку, что наша страна не рассматривает возможность своего вступления в ОДКБ и ЕАЭС, в том числе в статусе наблюдателя — все это, будем реалистами, мало напоминает превращение Азербайджана в российского сателлита. Тем более в эту «однолинейную» схему не вписывается азербайджанский независимый экспорт нефти и газа, особенно с учетом того, насколько активно Москва использует эти самые нефть и газ в качестве политического инструмента, что возможно только при наличии статуса монополиста. Насколько корректно на этом фоне говорить именно о «политическом сближении» с Россией — вопрос, честно говоря, риторический.

Более того, отказываясь от участия именно в интеграционных процессах, голосуя в ООН в поддержку Украины и Грузии, развивая отношения с Турцией и НАТО, наша страна выстраивает с Россией вполне конструктивные и добрососедские отношения, что полностью соответствует интересам самого Азербайджана. Традиционные экономические, гуманитарные и просто человеческие связи, традиционный рынок для азербайджанской агропродукции, резко выросший в последние годы российский туризм — это далеко не полный список аргументов.

Другое дело, что в Баку предпочитают воздерживаться именно от громких и «показательных» антироссийских жестов. Особенно там, где соответствие интересам самого Азербайджана — не сказать чтобы очень, а вот риск явно выше среднего. Будем реалистами: Россия явно не входит в число стран, которые на мировой арене действуют «в белых перчатках» и тщательно выбирают политический инструментарий. В особенности если речь идет о странах постсоветского пространства. Агрессия против Грузии в 2008 году, аннексия украинского Крыма в 2014 году, война на Донбассе — это далеко не полный список. Азербайджану тоже есть что вспомнить, от перманентных попыток «выдавить» этнических азербайджанцев из России до планомерной «накачки» российским же оружием Армении, любимого российского «форпоста». Это события последних лет. А в середине девяностых в Москве обсуждались планы силового захвата Нефтяных Камней. А транспортную блокаду Азербайджана, напомним, вводили всерьез. Разрабатывались и планы инспирированных извне военных переворотов, о чем, в частности, рассказывал Андрей Илларионов. В такой ситуации дергать медведя за уши просто ради секундного удовольствия или чьих-то снисходительных аплодисментов — не самая умная тактика. Особенно на фоне развития событий в том же Совете Европы.

Где налицо и предвзятость, и двойные стандарты, и откровенные «заказы» со стороны не только и не столько армянского, сколько «газпромовского» лобби в лице немецких левых и «шредеровских» социал-демократов, которое здесь никто даже не пытается обуздать. А еще — отсутствие внятной реакции на продолжающуюся оккупацию Арменией азербайджанских земель. И это беда не только Азербайджана — на нападение России на Грузию в 2008 году Запад не отреагировал от слова вообще. И продолжает не замечать «проволочную агрессию» Москвы против Тбилиси. В отличие от стран Балтии, ни Грузия, ни Украина, ни Азербайджан не входят в НАТО и не могут рассчитывать на четкие гарантии военной помощи и коллективной обороны. Более того, до тех пор, пока членом Североатлантического альянса не станет Грузия или не будет деблокирован Нахчыван, Азербайджан, напомним в который уже раз, не может и подавать заявку на вступление в НАТО. И все это в реальной жизни тоже надо учитывать. А значит, выстраивать действительно независимый, продуманный и взвешенный внешнеполитический курс, четко отстаивать собственные интересы, минимизировать риски и не очень рассчитывать на «заграница нам поможет». Что и демонстрирует сегодня на практике Азербайджан.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az