Давно замечено, все оригинальное, зачастую и гениальное, заключено в объятия простоты. Фрагмент панельного заседания «Стратегический взгляд: Евразия», где президент Ильхам Алиев в спокойной манере зажег атмосферу дискуссии непринужденной маневренностью, стал для западников новым ключом к пониманию философии истого лидера.

Каверзный вопрос модератора в щепетильном фрагменте дискуссии, вытекший из слов самого Ильхама Алиева о наличии в Евразии крупных сил, непроизвольно воссоздал тестовую ситуативность: «Куда Вы позвоните в первую очередь — в Москву или Пекин?». Ответ не заставил себя ждать и обезоружил — «в Баку!».

Пополнив политический багаж еще одним увесистым восклицательным знаком, Ильхам Алиев не только блеснул универсальностью мышления, но и воспроизвел блестящую самоидентификацию, где несущим элементом выступила масса собственного духа.

Неожиданные повороты в политических действиях насыщают среду, раскрывая доселе невиданные грани таланта. Неожиданный поворот отозвался изыском, благодаря которому герой неформального акта мгновенно возвысился над спаррингами и аудиторией.

Политик не упустил момента, чтобы поведать маститой аудитории неоспоримую истину о вере в себя и в собственную страну.

Есть в этой вере глубинный смысл, где Азербайджан – это одновременно и тыл, и передовая, где каждое начало относительно по отношению к поступательно моделируемым целям.

Читайте также: Ильхама Алиева спросили, куда он позвонит в первую очередь — в Москву или Пекин? Ответ удивил модератора

Подстрочником для понимания глубины истины является осознание роли личности в историческом процессе, где имеется начало, но не прослеживается завершающая стадия. Бесспорно, исторический процесс бессрочен, и с этим невозможно не согласиться. А коль так, то из алиевской философии вытекает еще и мессидж соотечественникам, новым поколениям относительно того, как себя идентифицировать, как понимать собственную роль в извечном движении жизненного колеса.

Весь контекст панели с участием Ильхама Алиева оказался более чем актуальным. Дело даже не в том, что в мире ныне происходят противоречивые события и необузданные торговые столкновения, грозящие перерасти в гораздо более страшные катаклизмы. Система управления глобальным порядком, ответственность за которую взвалили на себя гранды, исправно дает сбои.

Любая система управления, в том числе и государственная, совершенствуется и приносит реальные плоды, если осуществляемые ею изменения опираются на мотивацию. Она может исходить, как сверху, так и снизу, от центровых игроков, или из среднего звена. Главное, чтобы была убедительность актора, и чтобы не было пустоты, ибо вакуум без промедления заполняется взрывоопасной составляющей.

Сердцевину горячей повестки Давоса потому и формирует комплекс задач, призванных воссоздать альтернативу тому, что несет в себе разрушительное начало.

Заглавным трендом на сегодня остается повышение градуса глобального напряжения. Это касается не только экологии, социальной сферы, но и мировой геополитики, в недрах которой стремительно нарастает тревожный потенциал. Там, где нарушается привычный порядок, все становится вверх ногами, размеренность превращается в химеру. Уже и не имеет смысла вопрошать – кто виноват. Куда мудрее задаваться вопросом — что делать.

Ильхам Алиев дал внятный ответ, признавшись: «Мы проводим дружелюбную политику в отношении наших соседей, однако в то же время национальные интересы всегда находятся на первом месте. Поэтому все успехи, достигнутые нами в годы независимости, были завоеваны благодаря приверженности нашего народа независимости, проведению очень серьезных реформ в политической и экономической сферах…»

Реакция Азербайджана на будоражащие сознание трансформации олицетворяет инклюзивный прорыв в обновлении страны. Баку привык идти своим путем, воссоздавая запас прочности для экономического роста и социальной стабильности. От приобретений перепадает и партнерам.

Это наиболее оптимальный выбор, позволяющий выдерживать золотую середину в стратегическом и тактическом, в большом и малом. Отсюда впечатляющие достижения страны, научившейся выстраивать реалистичные парадигмы движения во времени и пространстве.

Азербайджан привлек к себе внимание, прежде всего, своей успешностью. Отсюда неподдельный интерес к философии Ильхама Алиева, который застолбил за собой репутацию маневренного реформатора.

Вопрос модератора президенту о судьбе большой Евразии и о том, что может дать правительство страны азербайджанцам, видится актуальным и логичным.

Ответ же оказался достойным тонкого прагматика: «… Мы в Азербайджане всегда держим данное слово. Мы никогда не обещаем того, чего не сможем выполнить, и жизненные стандарты наших граждан с каждым годом улучшаются…».

Политтехнология остается остро востребованным инструментарием для многочисленного кластера, занятого в большой политике. Но больше всего это вызвано не для того, чтобы выделить достоинства успешных моделей, а ради того, чтобы выдать наработки малоуспешных деятелей за благодеяния. Там, где присутствует успех и выстраданная польза, политтехнология не особо нужна.

Почерк Ильхама Алиева стал легко узнаваемым в мире благодаря высокому коэффициенту полезного действия, и это редкостный случай, когда автор инноваций выступает одновременно в роли архитектора новшеств и искусного управленца. Успешное двуединство всегда приковывает к себе внимание.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az