Восток основательно погрузился в фазу взрывоопасности, и процессы могут обернуться трагедией для множества государств. Странно, что вероятный мультипликтивный эффект большой войны ничуть не беспокоит главных участников конфликта — мирового гегемона и его заклятого врага — ИРИ.

Как это обычно случается, мнения, предпочтения между этими игроками разделились. В идеологическом плане в счете ведет Тегеран. Его преимущество наращивается далеко не миролюбивостью Исламской Республики, а крутыми ошибками Вашингтона. К слову, США пригрозили ударами даже по культурным объектам. Это же надо иметь утонченную мудрость, чтобы заставить ЮНЕСКО высказаться в адрес Трампа в отрезвляющем тоне.

Вспоминаются варварские операции талибов по уничтожению статуй Будды в Афганистане, дерзкие разграбления джихадистами музеев Багдада, Пальмиры, Каира. Отзвуки дикого нашествия вандалов, которых искусно направляли спецслужбы США и ряда региональных государств, дали о себе знать чуть позже, когда бесценные памятники древней культуры всплыли на аукционах Лондона, Нью-Йорка и других западных городов.

Такое вот строительство демократии в мусульманском мире, которое оборачивается потерей не только спокойствия и суверенитета, но и культурного наследия, а значит и национальной идентичности.

Сегодня перед серьезным экзаменом снова стоит Ирак. То, что он является промежуточным звеном на пути дальневосточного ралли США, известно. Но это главный ключ к Персидскому заливу и перемычка в выстраивании конфигурации сателлитов Запада в большой игре за ресурсы и транзиты. Наконец, это еще и сосед Ирана, который взят в кольцо американскими базами по трем направлениям.

Сорок лет США не могут снести иранскую твердыню на пути исторического похода в направлении Китая. Движение не просто замедлилось, а захлебнулось. Вашингтон пошел на экстраординарный шаг, чтобы избавиться, наконец, от рокового препятствия.

Не ради проформы Трамп вспомнил цифру 52. Комплекс неполноценности от неудач въелся в сознание американского истеблишмента. Но будь политические мужи в здравом уме, для преодоления синдрома можно вернуться и к середине 70-х годов прошлого столетия, сделав акцент на Вьетнаме.

Тогда гордый народ маленькой страны преподал Америке поучительный урок, чтобы она со своим уставом не лезла в чужой монастырь. Да, можно сказать, что во Вьетнаме не было фактора большой нефти, ему помог СССР. Это так. Однако позорный уход США из Индокитая стал серьезным назиданием. О нем мало кто вспоминает в американском истеблишменте. А стоило бы, чтобы снова не наступить на старые грабли.

В Ираке Вашингтон валит вину на Тегеран, а последний утверждает, что причиной всему США. Где же истина?

Попытки Вашингтона исправить ошибки прошлого налицо. Внешние силы спровоцировали беспорядки в Ираке, превратив в цели иранские консульства в трех крупных городах – Багдаде, Басре и Наджафе, то есть там, где присутствие Ирана было даже во времена Саддама Хусейна.

До того потерпел крах военный переворот генерала Абдолваххаба Саеди, который пообещал свергнуть власть шиитов. Не получилось, и в ход был пущен план «Б», тогда и был дан сигнал на взятие иранских консульств.

Информационный фон был сверстан в лучших западных традициях, где рефреном выступала мысль о нежелании иракцев более терпеть иностранное вмешательство в дела страны.

Уже предварительное расследование установило причастность к нападениям бывших соратников Саддама Хусейна (баасистов), ваххабитов и суннитских боевиков, поставивших во главу угла цель свержения законной власти, кстати, признанной Западом. Установки они получали из американского, британского и голландского посольств в Багдаде.

Ситуация напоминает обстановку в Баку в середине нулевых, когда ряд западных посольств координировал процессы ради победы цветной революции, которую на корню отвергли широкие общественные силы Азербайджана. Не случайно антигероем событий стали, как сотрудники ряда посольств, так и посол Норвегии в Азербайджане, небезызвестный Стейнар Гил.

Схемы и акторы подрывных сценариев имеют множество сходств. Меняются имена, а смысл и цели остаются прежними. Однако в Ираке авторы и вдохновители революционного сценария применили носу-хау. Но об этом чуть позже.

Экспертные центры Европы не без причин задались вопросом – коль протестующие вмешательства не терпят у себя иранцев, то почему они закрывают глаза на вседозволенность американцев, британцев и других западников, что закрепились в стране аж с 2003 года?

Не осталось незамеченным на Западе и то, что никто не осудил нападения разъяренных толп на иранские дипломатические представительства, которые осуществляли деятельность в соответствии с международными конвенциями.

Тем, кто питает интерес к событиям в горячем регионе вне зависимости от того, к кому питают симпатии, не помешает знать: в Ираке западники задействовали Высший комитет по координации и управлению протестными митингами, при котором есть группа психологических операций.  Он мобилизовал и направлял оппозиционные силы через социальные сети.

При комитете работает команда для создания документальных фильмов, международная группа давления, организующая протестные акции перед правительственным учреждениями и иракскими представительствами в различных государствах, группа средств массовой информации для освещения протестов, группа электронных технологий для устранения интернет-фильтрации и так далее.

Важным звеном в этой цепи является группа помощи раненым протестующим, обучения их практике противостояния силам правопорядка, а также группа материально-технического обеспечения для снабжения протестующих продовольствием, водой и первой помощью.

Одна только Саудовская Аравия выделила 150 млн. долларов США на дестабилизацию положения в Ираке. ОАЭ тоже находились в орбите действий в осуществлении антииракских заговоров.

Все тайное является явным, и вследствие пережитого Ирак все же превратился в арену борьбы двух лагерей – прозападного и прошиитского. А начавшийся обмен ударами сулит только нежелательное – все может пойти по непредсказуемому сценарию, который сделает неизбежностью большую войну.

Первым ответом на атаку иранцев стала публикация Трампа в Twitter, где президент поторопился успокоить соотечественников об отсутствии потерь. «Все в порядке, ракеты Ирана по двум военным базам США в Ираке обошлись без жертв и большого ущерба». Но действительно ли все в порядке, если сообщество с тревогой пребывает в ожидании страшной кульминации?!

Подобную самоуверенность Трамп выразил после удара по сирийскому Хмеймиму, когда получилось, что не все ракеты США долетели до цели и никто не пострадал. Но картинное действие не принесло Вашингтону дивидендов. Однако иранское направление имеет принципиальное различие.

Если Америка не станет сгущать краски, а иранцы успокоятся тем, что не остались в долгу, в дело обязательно вступит дипломатия. Ей точно придется использовать полный боекомплект деликатного арсенала. Однако важно, чтобы обе стороны не пошли на поводу ястребов.

Больше это относится к Америке, которая приняла за правило выводить из-за океана новые контуры своих жизненных интересов, вверяя судьбу проблем политическим радикалам.

Вашингтон объявил о существовании карты Большого Среднего Востока, и в соответствии с ней акценты ее политики заметно изменились. Сказать, что они стали более обнадеживающими с точки зрения безопасности, оснований нет. Скорее, наоборот.

В орбиту Большого Среднего Востока включен и Южный Кавказ. Хорошо это, или плохо? Для Америки, конечно, хорошо, а для остальных – не очень. Фрагментарным ответом на этот вопрос станет завершение огненной фазы американо-иранского противостояния. Наконец, многое прояснит реальный, а не виртуальный расклад сил в борьбе с террором.

Надо быть романтиком или же идеалистом, чтобы верить в возможность окончательной победы над террором. Это спрут, который имеет обыкновение всплывать в неожиданных местах, и маршруты его навигации прокладывают вездесущие спецслужбы. Однако повадки злого естества достаточно изучены. Все равно как его называть, арабским, исламским или армянским. С ним разговор должен быть коротким.

Коллективный Запад должен настроиться на более здравый лад в ближневосточном направлении, должен научиться тому, чтобы перестать видеть в огромном ареале с множеством государств и многомиллионным демографическим ресурсом пространство наживы и зону торговли национальными суверенитетами. Иначе на базе непозволительных вольностей произрастут новые факторы рисков и сопротивления, на фоне которых такая коллективная креатура, как ИГИЛ, покажется милым созданием. Тогда достанется всем, если на борьбу со злом поднимутся уже не отдельные специализированные структуры, а целые народы. Как это было в Индокитае полвека назад.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az