Заинтересовавшись судьбой порта Батуми, Иреван планирует инициировать сбор средств ради крупной покупки. 600 миллионов долларов даже по нынешним временам не маленькая сумма, а для Армении, обрекшей себя на самоизоляцию и превратившейся в обездоленный субъект, и вовсе.

Правда, Тбилиси опроверг сообщения о сделке, заключив, что порт не продается. Однако в Армении эту новость проигнорировали, свидетельством чему являются продолжающиеся обсуждения.

Для осуществления плана приводится формальный резон, будто Армения настроилась выстроить логистическую конфигурацию ради  беспрепятственной доставки грузов в страну и реверсной отправки различных ресурсов. Получается, что на кону серьезный вопрос, и для его успешного решения разрабатывается план создания акционерного общества. Есть идеи по привлечению в процесс накопления средств деловых людей из диаспоры.

Получается, что почти бездыханная национальная экономика и все, кто анонсировал громкое возрождение на волне революции Пашиняна, готовы  пойти с протянутой рукой в сторону тех, кто любит родину издалека.

Не исключено, что состоятельные и успешные армяне раскошелятся, чтобы Ереван пошел на торги с владельцем батумского порта казахской государственной компании «Казмунайгаз». Сообщается, что премьер Пашинян имел встречу с грузинским коллегой Георгием Гахария, и, вроде бы, Тбилиси не противится.

Однако возникает резонный вопрос – зачем Армении с ее хромой экономикой дорогая покупка? Страна продолжает стагнировать, обещанного правительством возрождения национального производства не предвидится.

Запутавшись в дебрях карабахской дилеммы, превратившей страну в заложника хищнической нерасторопности, Иреван застрял в лабиринте безысходности. Внутриполитические разборки власти и оппозиции подмяли под себя коллективный разум. Ясно, что бессилие перед лицом сложившейся неопределенности стало бичом для страны.

Скудный национальный экспорт вполне обходится наземной артерий через Верхний Ларс, Иреван больше ввозит, чем вывозит. Бурные обсуждения вокруг возможностей выхода из зажатого положения обречены на фиаско, пока Иреван не откажется от оккупации азербайджанских территорий. Но тут есть о чем подумать.

Иреван предъявляет территориальные притязания и к Грузии. Как говорится, куда ни кинь, всюду клин. Армянский истеблишмент озабочен проблемой возвращения исконных земель, и разве можно предположить, что он настроен на здравое добрососедство?

В армянских умах геополитический контекст перевешивает экономическую составляющую, потому все запросы Иревана надо рассматривать сквозь призму запредельного экспансионизма. Проблему приобретения черноморского порта, точнее выхода к морскому побережью в первую очередь.

Обратимся к истории вопроса. Официальный Иреван в контексте «100-летия трагических событий» снова крутит старую пластинку о решимости  обеспечивать право на утраченное. Что под этим подразумевается?

Армяне всерьез желают вернуться к событиям вековой давности, чтобы выяснить, почему после первой мировой войны их-де обманули, оставив без государства.

Они вспоминают добрым словом американского президента Вудро Вильсона, который планировал провести собственный арбитраж по событиям 1915 года с последующим осуществлением американского мандата над Арменией. Добавим от себя – над не существовавшей на тот момент Арменией.

В.Вильсон этой картой козырял на Парижской мирной конференции, где был подписан Версальский договор.

Слева направо: премьер-министр Франции Жорж Клемансо, президент США Вудро Вильсон и премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж во время Парижской мирной конференции, 1919

Рьяно лоббируя проект передачи армянам огромной территории нынешней Турции, что охватывала Трабзон, Ван, Битлис и Эрзурум, да еще с выходом на черноморское побережье, откомандировал своего дипломата в Нахчыван с миссией защиты (!) армянских интересов.

Согласно плану американского президента, заполучив один из портов, для нужд армян планировалось построить еще и железную дорогу до Батуми с предоставлением гарантий транзитных преференций и арендой части порта.

План Белого дома провалился ввиду крупномасштабного наступления турецкой армии под командованием Мустафы Кемаля. Если выразиться лексикой нынешней эпохи, то турецкие и российские (большевистские) войска осуществили совместную контртеррористическую операцию, обезвредив армянских головорезов, вернувшихся с фронтов первой мировой. Они на протяжении двух лет зверствовали на территориях, которые хотели отвоевать для никогда не существовавшего в анатолийско-кавказском пространстве армянского государства.

Под давлением Запада, Турция и Россия сжалились над жалкими остатками бандитских отрядов армян и кучкой политиков, что санкционировали  войну  против мирного населения тюркских и курдских махалов.

Когда армянские мифотворцы утверждают, будто турки вместе с русскими оккупировали тогдашнюю Армению, они банально врут. Как можно оккупировать страну, которой не существовало?

Армяне блефуют, говоря о правах на исторические османские и азербайджанские земли и надеясь на денонсацию турецко-российских договоров от 1921 года. Этому не быть.

Если Иреван предпримет глупость наподобие той, что имела место в ноябре 1920 года, или же вознамерится закрепить свой мнимый успех в Карабахе, неминуемо нарвется на контрудар. Но на повестке другой разворот.

Речь о тихой экспансии в черноморском направлении. В Иреване задумались о реанимации наработок времен Вильсона. Действуя по принципу не мытьем, так катанием, они вынашивают идею прорыва к Черному морю. В этом контексте и надо рассматривать тезис «о праве армянского народа на проживание на своей родине». Иреван идет напролом. На этот раз против Грузии.

Абхазию, можно сказать, прибирал к рукам армянский бизнес. В Карабахе, пока Баку дожидается завершения разборки между карабахскими сепаратистами и Иреваном, ложно самоопределившиеся азатютюны пока еще   бряцают оружием. В Самцхе-Джавахети идет практический дубляж карабахского сценария, и пахнет мятежом сепаратистов. На юге России осуществляются далеко идущие приготовления армян, которые успели заикнуться об автономии, приводя в качестве аргумента фактор компактной  заселенности.

Лидеры зарубежной диаспоры навострились осуществить глобальный план в решении территориального вопроса, взяв за основу положения Конвенции ООН об открытом море 1958 года. Согласно его предписаниям, внутриконтинентальные государства, не имеющие выхода к морям, должны иметь свободный к ним доступ.

Однако в случае с армянскими представлениями о свободах, (в том числе, и праве пользования морями на равных правах с прибрежными государствами), непременно возникает казус белли. Такое уже было во времена Османской империи, которую армяне первыми изнутри стали расшатывать в интересах  Антанты. Это же повторилось в Персии, где армяне пошли резать мирное население городов и сел азербайджанонаселенного остана Урмия. Аналогичный сценарий имел повторение в азербайджанском Карабахе аж два раза.

Сказать, покажи им палец, всю руку оттяпают, ничего не сказать. История  грязной борьбы за чужие земли говорит о том, что они всегда в своем хищническом амплуа. Предоставление им преференций непременно выливается в новые вооруженные выяснения отношений с законными владельцами территорий, которые армянами воспринимаются не иначе, как исконно хайскими.

Если Тбилиси и впрямь не намерен продавать порт Армении, то это разумное решение. Если же нет, то грузинской стороне нужно будет серьезно подумать о последствиях затеи.

Впрочем, история армяно-грузинских войн 1897 и 1918 годов, сегодняшние притязания Иревана на Джавахетию, церковное имущество Грузинской Православной церкви отчетливо дают исчерпывающие ответы на принципиальный вопрос об истинных целях Иревана в черноморском направлении.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az