Когда и где впервые началась «война памятников», историки ответить затрудняются. Известно только, что памятники во все века были символами не истории, а государственной идеологии. В результате завоеватели в покоренной стране в первую очередь считали необходимым низвергнуть статуи местных правителей и заменить их на свои. Свержение в Нью-Йорке с пьедестала статуи английского короля Георга III, голову которого в Гудзон, а остальное перелили в пули, приговаривая: «Пусть англичане попробуют пули, выплавленные из их короля!» — хрестоматийный эпизод войны за независимость США. Во время революции с пьедесталов свергали памятники российских монархов (и хорошо, что «под раздачу» не попали «Медный всадник» и Александрийский столп), крах СССР ознаменовался впечатляющим «ленинопадом».

А теперь «войну памятников» с непереводимой армянской спецификой начали в Ереване. Здесь осквернили памятник русского дипломата и поэта Александра Грибоедова. Памятник облил красной краской активист Шаген Арутюнян. Который затем раскрыл в Facebook свои мотивы: «Облил красной краской памятник посла Российской Империи, поэта Грибоедова в ответ на осквернение памятной доски Нжде».

Александр Сергеевич Грибоедов перед Арменией ничем не провинился,  а как раз наоборот, сделал ей щедрый территориальный подарок за счет Азербайджана. Он, напомним, как раз и заключил Туркманчайский договор, предусматривавший, кроме всего прочего, еще и переселение этнических армян из Персии и Османской Империи на земли Эриванского ханства. Именно благодаря Грибоедову на Южном Кавказе возникло серьезное армянское «присутствие» (и был заложен фундамент нынешнего конфликта, но это уже другая тема). Другое дело, что памятник Грибоедову в Ереване считался символом дружбы с Россией. А поэтому за демонтаж таблички в честь Нжде в Армавире «ответил» именно автор «Горя от ума».

Как уверяют ереванские СМИ, от краски памятник очистили весьма оперативно. А вот «очистить» политическую репутацию Армении будет уже потруднее.

Напомним еще раз: оскорбились в Армении за мемориальную табличку в честь Гарегина Нжде, гитлеровского пособника, который за свое сотрудничество с Гитлером получил в СССР 25 лет тюрьмы. Формально, конечно, это как бы не решение властей Армении р демонтаже памятника, а «частная инициатива» отдельно взятого Шагена Арутюняна. Но вот ситуацию, когда президент Азербайджана Ильхам Алиев на саммите СНГ напоминает про попытки героизации нацистского пособника Нжде, а Никол Пашинян в ответ пытается представить Нжде «жертвой сталинских репрессий» — это уж точно не «частное мнение». Гневное письмо посольства РФ в Армении в ответ на демарш депутата городской Думы Армавира Алексея Виноградова, который закрасил мемориальную табличку в честь Нжде черной краской — тем более. И уж точно не получится считать «частным мнением» созданный в сегодняшней Армении впечатляющий культ вокруг Нжде — с установкой памятников, названными в честь этого гитлеровского пособника улицами и площадями, памятными монетами и т.д.

При этом вряд ли в Армении действительно не в курсе по поводу сотрудничества Нжде с гитлеровцами. Просто местный «болтающий класс» не просто уверен, что ради «заслуг» Нжде в уничтожении мирного азербайджанского населения тех территорий, которые армянские националисты решили захватить и присвоить, на этот «эпизод» в его биографии можно не обращать внимания. В Ереване еще и убеждены, что перед «маленькой, но гордой многострадальной Арменией» весь мир, а тем более Москва, несет ну совершенно особые обязательства. А вот у самой Армении при этом никаких обязательств нет и быть не может, даже в таком вопросе, как уважение решений Нюрнбергского трибунала. В результате здесь без душевного трепета выносят «за рамки» и «армянские строчки» из биографии Грибоедова, и подаренные Армении азербайджанские земли, и соучастие российских регулярных подразделений в боевых действиях начала девяностых на стороне Армении, и нынешние оружейные «презенты». Но зато при каждом удобном случае припоминают, что Россия подписала с республиканской Турцией Московский и Карсский договоры, закрепившие нынешнюю линию турецкой границы и поставившие жирный крест на планах создания «Западной Армении» на землях турецкой Восточной Анатолии (то, что перед этим дашнакское правительство Армении подписало с Турцией еще более тяжелый Александропольский договор, тоже выносится за скобки). Депутат от «пашиняновской» фракции «Мой шаг» Сос Аветисян прямо заявляет журналистам: «Нжде работал во благо армянского народа, и не важно, на каком направлении. Безопасность Армении была для Нжде превыше всего. Если уж говорить, то нужно вспомнить геополитическую ситуацию того времени, которая довела нашу республику до 1920-21 гг.. Нужно говорить о Карсском и Московском договорах и посмотреть, кто на какой стороне. Нжде защищал право на существование Зангезура, Горной Армении и «Арцаха» (кавычки наши — Minval.az)». Проще говоря, в Ереване готовы предъявить Москве солидный список претензий, где мемориальная табличка в честь Нжде далеко не на первом месте.

Но ограничатся ли в Армении только «войной с памятниками» и скандальными заявлениями? И не вспомнят ли о местных весьма глубоких и богатых традициях политического террора?

А теперь серьезно. Принято считать, что армянский террор направлен главным образом против Турции и Азербайджана. Здесь, конечно, самое время вспомнить совет не делить террористов на «плохих» и «хороших». Только вот сегодня в Армении авангардом антимосковских сил является партия «Сасна Црер», созданная, напомним, профессиональными террористами. Которые уже продемонстрировали свои «боевые навыки» в кавычках и без, захватив в Ереване летом 2016 года не ресторан, не концертный зал и не автобус, а полицейскую базу.

Более того, в истории армянского террора есть и такие эпизоды, как серия взрывов в Москве в 1977 году, включая «адскую машину», сработавшую в московском метро, и убийство 8 апреля 1991 года в Ростове-на-Дону полковника Блахотина. Это — случаи, доказанные в суде. И есть по крайней мере серьезные основания полагать, что «армянский след» наличествовал и в не раскрытом до сих пор теракте на Пушкинской площади в Москве 8 августа 2000 года — притом что в СМИ просачивалась информация о причастности ко взрыву «армянской мафии».

Здесь, конечно, можно долго гадать и строить версии, был ли терактом или несчастным случаем взрыв в Пятигорске, в результате которого погиб бывший начальник полиции Армении Ашот Карапетян. Но нет сомнений в том, что уже давно настало время задуматься, а стоит ли России считать Армению таким уж надежным и верным союзником и вкладывать в нее такие «инвестиции» и деньгами, и политической поддержкой, и оружием. Судя по всему, настроения и политические нравы в «любимом форпосте» России такие, что здесь своему защитнику и покровителю могут преподнести нешуточный «сюрприз».

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az