Революции всегда оставляют после себя шлейф неопределенности, который, так или иначе, вызывает противоречивые ощущения. Главной причиной такого положения становятся ожидания перемен, потому что людям не терпится по скорее увидеть и почувствовать ласкающие глаз и душу  преференции.

Однако изменения, как правило, запаздывают, и чтобы вконец не разочароваться и не запутаться в ожиданиях, наиболее бывалые, не желая новых искушений, отдают предпочтение не мечтам, а действиям.

Украина после революционных событий не сразу оправилась от шока майдана и потрясений. Ведь хлынуло неожиданностей, дай Бог, один разгул сепаратизма на юго-востоке чего стоит. С уходом малоспособного Петра Порошенко оптимизма в общественной среде заметно прибавилось. Но  нельзя сказать, что фактор Владимира Зеленского активно выносит негативные ожидания за скобки каждодневных ощущений.

До недавней поры многие сходились в том, что Зеленский искренне желает привнести новый смысл в жизнь сограждан. Во многом это больше связано с тем, что он является человеком из народа, мало ассоциирующимся с олигархатом. Однако все понимают, что разом покончить с теневой системой, которая только укоренилась за годы независимости, или поставить влиятельных людей на колени, заставив их играть строго по белым законам, не получится.

Стало быть, необходимо запастись терпением, чтобы медленно и гарантированно менять конфигурацию в сторону эффективно работающей модели. Речь о той модели, что должна, прежде всего, учитывать интересы рядовых людей. Но если даже сама власть с этим согласна, это вовсе не означает отсутствия проблем на пути поиска консенсуса с хозяевами бизнес империй.

Интрига сегодняшних будней в том, что все, кто мало-мальски испытывают интерес к политическим процессам, осознают, что институт президентства по силе влияния в Украине заметно уступает олигархической системе. Чтобы изменить положение, надо, или, экспроприировать имущество королей большого бизнеса и волевым образом объявить отбитое частью единой финансово-промышленной конструкции, или же согласиться с влиянием олигархов и найти оптимальный вариант сосуществования политического кластера с деловым кругом.

Какой может быть срединная схема? В нормальных странах большой бизнес по определению не является антитезой власти, наоборот, обе стороны  выступают в партнерах. Их отношения регулирует свод законов, где учтены и прописаны мельчайшие юридические детали и нюансы, имеющее кардинальное значение для судеб людей.

Пока в Верховной Раде идут баталии вокруг перспективы распродажи земель, пока перетягиванием каната занимаются депутаты от партии власти и оппозиционеры, вопрос о дальнейшей судьбе юго-востока отошел на второй план. Провластное большинство в парламенте проголосовало за отмену моратория на продажу земли и этим обозначило еще одну межу противостояния.

Украинское крестьянство грозная сила, и у нее имеются возможности заставить политиков прислушаться к своему голосу. В столице на всех углах сегодня говорят, что отмена моратория на продажу украинской земли, на которую отважились законодатели (в первом чтении), может вызвать такой раздрай, что Майдан 2014 года может показаться шуткой.

Фактически впервые после избрания президентом Владимир Зеленский навлек на себя не только сомнения, но и проклятия. Речь о массовом недовольстве аграриев, которых, похоже, хотят поставить перед фактом и разом превратить в заложников влиятельного круга.

Примечательно, что представители партии Зеленского, имея даже  большинство в Раде, не дали единогласного одобрения. И на этом тревожном фоне оппозиционные партии не стали медлить с реакцией и сразу же ринулись в бой.

На слуху мысль, будто вездесущие олигархи и поддерживаемые ими парламентарии намереваются распродать страну по частям, чтобы потом превратить ее в жертвенное животное.

Украина обладает третьей частью всех черноземов мира, и в случае, если высший законодательный орган страны примет решение о распродаже земли, удар в спину получит не только аграрный сектор с его внушительной долей фермерского производства, но и большой срез людей, занятый в  подрядном секторе непромышленного сектора.

Как ни крути, обсуждения и споры относительно раздела государственного имущества упираются в тему олигархата. Даже в столь чувствительной теме о судьбе национального чернозема рядовых людей больше заботит то, что обладателями выгодного положения в случае окончательной отмены моратория на распродажу земли, вновь окажутся богачи. Поговаривают, что двести человек, уже не первый год предопределяющие экономический тонус страны, обзаведутся несметным богатством в виде 70% лучших земель.

Растущее недовольство «слугами народа» от партии Зеленского вызвано тем, что они ставят под удар последнюю защитную пелену украинского общества. Это и объясняет, почему маятник предпочтений резко переметнулся в сторону политических сил, шарахнувшихся от земельной реформы.

В Киеве, да и на местах не осталось незамеченным и то, как всемогущий МВФ и другие финансовые мировые учреждения обрадовались вдруг благосклонности власти в либерализации распродажи земли. Вот так вдруг в стране больших ожиданий замаячили новые перспективы социального расслоения и бедности.

В столице и в большей части страны для нынешней осенней поры погода установилась непривычно мягкая. Слегка отдает зябью, и то, как видно, на радость всем. Обычно в это время года господствуют холода. От того людям в душе комфортно, что есть возможность сэкономить на энергоносителях.

Но все понимают, что празднику недолго жить. Прогнозы на ближайшие дни не утешительные, стало быть, придется пересматривать бюджеты в пользу увеличения отчислений на тепло.

Россия между тем тихой сапой обходит украинскую территорию стороной с помощью «северного потока-2» и «турецкого потока». Киеву в скором времени придется погрузиться в проблему энергозамещения.

Варианты имеются, но весь вопрос в цене. Запад, сыгравший центровую роль в отторжении Украины от рынков СНГ, сколь-нибудь преференциальных возможностей более не предлагает. Для него холодные законы рынка превыше всего.

Сегодня даже яростные сторонники евроинтеграции вынуждены вспоминать, что Украина всегда представляла для европейцев ценность с точки зрения богатства и плодородности ее земель и транзитных возможностей. В престижных столицах считали, что в постсоветскую эпоху более эффективно богатством страны сможет достойно управиться западный менеджмент.

Они спокойно могут перевести дух, ибо золотые времена для западников наступили. Но чем оно может привлечь украинцев? Об этом и речь, что варианты ответов абсолютно не утешительны.

Тофик Аббасов (Киев)

Minval.az