В журнале American Political Science Review вышло исследование политолога Кристофера Клаасена, который утверждает, что демократия теряет популярность даже в тех странах, где еще недавно казалась особенно устойчивой, пишет «Медуза».

Действительно, демократических стран становится все больше, а удовлетворение самим политическим строем, судя по опросам, снижается. Ученые обращают внимание на то, как в западных странах растет запрос на популистскую альтернативу. И на этом же фоне протесты с демократическими требованиями почти синхронно проходят в странах с относительно небольшим демократическим опытом или с так называемым гибридным режимом: в Чили, Гонконге, Боливии.

Сейчас в мире рекордное число демократических стран

По оценкам ведущего американского исследовательского центра Pew, число демократий в мире с 1977 года увеличилось в несколько раз (учитывались только страны с населением больше 500 тысяч человек).

40 лет назад авторитарных государств было 89 (62%), а демократических — 35 (24%). К 2017 году все изменилось: в мире стало 96 демократий (57%) и 21 диктатура (13%). Правда, это небольшое снижение по сравнению с 2016 годом, когда был достигнут абсолютный рекорд по проценту демократий — 58%.

Для оценки демократичности того или иного режима эксперты использовали индекс Polity IV, который объединяет в себе основные политологические индексы — такие как уровень политической конкуренции, ограничения власти первого лица и свобода слова. Несколько стран включены в категорию смешанных режимов: в 1977 году их было 20 (14%), теперь — 50 (25%).

Больше половины людей недовольны тем, как работает демократия в их странах

Согласно еще одному исследованию, проведенному центром Pew в 27 государствах мира, 51% опрошенных не удовлетворены тем, как работает демократия в их странах. 62% считают, что хорошо защищены права людей на выражение своей точки зрения, но только 35% — что выбранные политики отстаивают интересы своих избирателей.

Больше всего состоянием демократии в своей стране довольны:

– В Швеции (69%)

– На Филиппинах (69%),

– В Индонезии (65%)

Меньше всего то, как работает демократия, нравится гражданам:

– Мексики (85%)

– Греции (84%)

– Бразилии (83%)

Исследователям не удалось выделить четкую корреляцию между удовлетворенностью демократией и возрастом участников опроса. Взаимосвязь с уровнем образования отличается в развитых и развивающихся странах. В развитых — чем выше уровень образования, тем выше удовлетворение демократией.

В развивающихся, наоборот: менее образованные граждане больше довольны тем, как работает политическая система. Что объединяет всех, так это зависимость от восприятия экономического положения: чем его оценка ниже, тем хуже и отношение к тому, как работает демократия.

Люди считают демократию исключительно властью большинства. Они разочарованы, когда правительство заботится о меньшинствах

Как пишет издание The Economist, многие уверены, что демократия — как хорошее вино: со временем становится только лучше. Иными словами, чем дольше в той или иной стране существует демократическая система, тем выше доверие к ней. Это не так, судя по статье Кристофера Клаасена из Университета Глазго, вышедшей в журнале American Political Science Review. На основании данных, полученных из 135 стран мира, ученый приходит к выводу, что с усилением демократических институтов одобрение демократии, как правило, падает. И наоборот: стоит им прийти в упадок, как демократические устремления общества растут.

Судя по графикам Клаасена, из числа развитых стран только в скандинавских государствах уровень поддержки демократии так же высок, как соответствие их политической системы демократическим стандартам. В большинстве англоязычных государств с самой демократией проблем нет, а с ее одобрением — есть.

Еще больше это заметно на примере менее стабильных стран. В Египте попытка установить парламентскую демократию после «арабской весны» и десятилетий диктатуры привела к скорому разочарованию в этом строе. И наоборот, когда в конце 1990-х годов президент Венесуэлы Уго Чавес начал сворачивать представительские институты, в стране тут же распространились демократические настроения. Есть в этом ряду и исключение — Украина, где демократизация после Евромайдана идет синхронно с ростом веры в демократию.

По мнению Клаасена, люди по всему миру по-прежнему относятся к демократии как к власти большинства. Стоит правительствам озаботиться защитой прав меньшинства (в духе современных либеральных представлений), как возникает разочарование в демократическом строе. Именно так случилось в США, где, по словам ученого, начало 2000-х (когда возник кризис доверия к демократии) было ознаменовано расширением гражданских прав. Но как только при Трампе снова началось наступление на них (в некоторых американских штатах, например, ужесточают правила проведения абортов), запрос на демократию снова вырос.

Россия, судя по графикам Клаасена, показательный пример. Чем сильнее в последние годы власть атакует и без того слабую демократическую систему, скатываясь к явному авторитаризму, тем более популярными становятся демократические требования.

Авторитарные правители все чаще приходят к власти с помощью демократических процедур

Наиболее известный в истории пример победы антидемократического и даже тоталитарного режима с помощью демократической процедуры — назначение Адольфа Гитлера рейхсканцлером Германии в 1933 году в соответствии с конституцией этой страны.

Милан Сволик из Йельского университета изучил 197 случаев краха демократических режимов за период с 1973 по 2018 год и подсчитал, что в 88 из них авторитарные правители получили власть, подобно Гитлеру, демократических путем, и только в 46 им помогли военные перевороты (остальные нельзя отнести ни к той, ни к другой категории — например, гражданскую войну). Более того, если до начала 1990-х годов перерождение демократии случалось только немногим чаще, чем насильственные захваты власти, то после окончания холодной войны оно стало обычным делом.

По мнению Сволика, это нельзя объяснить только тем, что диктаторы научились подавлять всякую оппозицию и манипулировать общественным мнением и СМИ. Он предлагает смириться с тем фактом, что «так называемые авторитарные популисты действительно популярны». В их числе исследователь называет Владимира Путина, Уго Чавеса.

Minval.az