Противостояние радикальным исламистским группировкам, и прежде всего ИГ, остается одной из стратегических задач силовых структур России. Для борьбы с местными исламистами российские военнослужащие направились в Мозамбик. Главы оборонных ведомств России и Франции обсудили опасность, что боевики-исламисты, которых «выдавливают» из Сирии, переместятся в Северную Африку, в частности, в район Сахеля, и наметили пути координации совместных усилий. И уж тем более правоохранительные органы РФ отслеживают попытки вербовки «джихадистами» собственных граждан, в особенности подростков.

На днях, передают российские СМИ, во Владимирской области силовики изобличили злоумышленника, который склонил местного подростка к вступлению в ряды боевиков. Причем юнец, поддавшись агитации, отправился на войну в Сирию. Дальнейшая его судьба неизвестна — по крайней мере пока.

Такого рода истории, признают российские «силовики», время от времени случаются. В особенности где-нибудь на российском Северном Кавказе. Но на сей раз речь идет о совсем другой «географии». Как передает региональное УФСБ, вербовкой подростка для участия в деятельности террористической группировки «Исламское государство» занимался… гражданин Армении Ашот Григорян. Правда, в поле зрения силовиков «джихадист-разбойник» попал, когда его этапировали во Владимир отбывать десятилетний срок заключения в колонии строгого режима за грабеж и разбой. О том, что Григорян был еще и вербовщиком для ИГ, выяснилось уже потом. Теперь «джихадисту» предстоит провести в колонии уже не 10, а 14 лет — по совокупности.

И как это понимать? Представитель «древнего многострадального христианского народа» — и вербовщик ИГ? Можно, конечно, посоветовать «не обобщать» и не делать слишком далеко идущих выводов из «единичного случая». Только вот случай этот далеко не единичный. Дело даже не в том, что в 2016 году похожий судебный процесс состоялся в Узбекистане — здесь за сотрудничество с ИГ был привлечен к суду некий Арамаис Авакян, и, возможно, не только и не столько в том, что в сирийской Ракке в бытность ее столицей ИГ именно местные армяне ремонтировали автомобили и бронетехнику джихадистов. Тем более не стоит возводить в абсолют попытку армянских спецслужб объявить «боевиком ИГ» Джанджугазяна, обвиненного в убийстве российского «контрактника» Ялпаева: тогда слишком многое указывало, что речь шла о мести за гибель семьи Аветисян, с членами которой расправился военнослужащий российской базы в Гюмри, признавать это в Армении по понятным причинам не хотели и изобрели удачную, как им самим казалось, версию.

Прежде всего, изрядную — и тревожную — пищу для размышлений дает здесь серия  «паспортных» и «визовых» афер. И это не только истории вроде той, когда местные оборотистые дельцы умудрялись — не бесплатно, разумеется! — отправлять «искателей эмигрантского счастья» в те же США под видом, к примеру, членов фольклорных танцевальных групп, выезжающих на гастроли. Так, в декабре 2017 года стало известно о крупной паспортной афере в деревне Бюракан Арагацотнской области и городе Аштарак. Здесь по разным адресам, без законных оснований и, разумеется,  без согласия законных собственников, были зарегистрированы ни много ни мало 55 человек. Затем они по этим липовым адресам получили загранпаспорта граждан Армении, после чего из Армении спокойно выехали. Как подчеркивают специалисты, это классическая схема, которой в основном пользуются разыскиваемые Интерполом преступники, в том числе террористы. Кто именно воспользовался «аштаракской визовой лазейкой», неизвестно, но похожую аферу местные армяне реализовали в свое время в станице Ессентукской в Карачаево-Черкессии. Действовали просто и нагло, выправляя российские документы тем, кто ни за что не получил бы их законным путем. По официальной версии, клиентами были «гастарбайтеры», депортированные из России. Но несколько «ессентукских паспортов» засветились в крупных терактах на территории РФ. А это уже серьезно. Особенно с учетом того, что вскоре после разоблачения этой аферы были убиты «вор в законе» Алик Сочинский и один из высших чинов армянской полиции. Конечно, при изрядном воображении и здесь можно заговорить о «коррупции отдельных чинов». Но проницательные наблюдатели вспоминают и признание Давида Шахназаряна, бывшего руководителя армянских спецслужб: по его словам, именно с паспортами «многострадальной» Армении путешествовали по миру функционеры бенладеновской «Аль-Каиды». Наконец, именно Армения со своими традиционными связями и в мире террора, и в сфере контрабанды алмазов сыграла ключевую роль при переводе в «камешки» финансовых активов террористических организаций после терактов 11 сентября 2001 года.

И самое главное, армянские спецслужбы оказывали и оказывают содействие вооруженному подполью в северных регионах Азербайджана, включая не только печально известный «Садвал», чьи боевики взрывали в Баку метро, но и те группировки, которые присягнули на верность «Исламскому государству». Причем делалось все публично и не особо скрываясь, вплоть до того, что армянские СМИ публиковали пространные воззвания в поддержку джихадистов. И это не единственный, скажем так, «эпизод». Изрядную пищу для размышлений дает «дело Хатковского». Напомним: этот гражданин РФ, житель города Тильзит Калининградской области, в начале девяностых был завербован спецслужбами Армении и направлен в Баку с заданием устраивать взрывы в пассажирских поездах и метро. Тогда, напоминают эксперты, была совершена целая серия терактов на поездах дальнего следования бакинского направления. Как показало расследование, за этой кампанией террора стояли подполковник Джаан Оганесян, руководитель отдела разведывательно-диверсионных операций на территории противника Государственного управления национальной безопасности Армении, «вторым номером» был его подчиненный подполковник Ашот Галоян. В группу также входил майор ФСК (ныне ФСБ РФ) майор Борис Симонян. В прессу просачивались и сведения, что Оганесян заодно выполнял и «заказы» чеченских боевиков. А это уже, напомним, деятельность госструктур. Так что Вова Вартанов, рассуждая о том, что боевиков ИГ следует использовать против Азербайджана в качестве «неафишируемого союзника», судя по всему, озвучил то, что уже давно имеет место быть.

Другое дело, что такой вот «джихад с армянским акцентом» представляет куда большую опасность для России. Особенно с учетом политических связей, статуса Армении как ближайшего союзника России, возможности въезда по «внутренним» паспортам и — будем реалистами — совершенно разного уровня «настороженности» у отдельно взятого полицейского или пограничника на фамилии «Магомедов» или «Аршакян».

И вот тут уже не получится не озвучить вопрос: как на наличие столь опасных друзей у своего любимого «форпоста» реагирует Москва? Там просто не в курсе? Вряд ли, особенно учитывая степень политического присутствия РФ в Армении. Скорее слишком уж «гипнотизируют» этноконфессиональные стереотипы, даже если все напоминает достаточно крупные «паззлы», разложенные на столе, и осталось только сложить их в единую и внятную картину. Впрочем, судя по «зачистке» того же аэропорта Сочи от местных армянских дельцов, с такого рода благодушием в РФ потихонечку расстаются.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az