«Взрыв политической бомбы» — именно так можно охарактеризовать то, что произошло в Армении в минувшие выходные. 18 мая суд общей юрисдикции общины Нор Норк Еревана обнародовал решение по ходатайству об освобождении бывшего президента Армении Роберта Кочаряна из-под стражи — под поручительство Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна. Автомобиль с охраной приехал за Робертом Кочаряном прямо на территорию следственного изолятора.

Для Пашиняна это не просто плохая новость, а «оживший ночной кошмар». Кочарян считался «главным обвиняемым» в новом процессе по «делу 1 марта» — новом судебном процессе по делу о расстреле митинга протеста против фальсификации президентских выборов и гибели 10 человек на улицах Еревана в 2008 году (победу тогда нарисовали Сержу Саргсяну). Для противников «карабахского клана» 1 марта — по понятным причинам сакральная дата, и это не то «политическое направление», где Пашинян может позволить себе проиграть. Более того, в ближнем кругу «народного премьера» понимают: армянские судьи хорошо умеют, как бы это поделикатнее, держать нос по ветру. И если Кочарян выходит на свободу, это значит, что политические тренды и расстановка сил в Армении не в пользу Пашиняна. Ну и в качестве вишенки на торте: Кочарян — опасный противник и опытный политический игрок, «в активе» которого уже есть один «ползучий» переворот — отстранение от власти Левона Тер-Петросяна. Тогда он, правда, был премьер-министром, но с Пашиняном, похоже, готов справиться, в прямом смысле слова едва выйдя из СИЗО. И да, теперь ему ничего не мешает ни раздавать интервью, ни проводить встречи, ни плести интриги. И при случае даже бросить на арену вполне ощутимый «силовой аргумент» — «карабахские» вооруженные формирования.

Словом, Пашиняну было чего испугаться. Но все же такой паники и астрономического количества ошибок на мультипликационной скорости наблюдатели не ждали. Сначала Никол Воваевич решил устроить демонстрацию силы и «народной поддержки», организовал шествие своих сторонников, но «акция» вышла слишком уж «жидкой». Затем призвал: «…Блокируем все без исключения выходы и входы в здания судов. Так, чтобы никто не мог войти внутрь». О том, что пикеты и блокирование входа в судебные офисы — это, как бы помягче, не правовой аргумент, даже не задумался. К полудню приказал своим «опричникам» входы в суды освободить и заявил: в Армении произошли изменения, сформированы правительство и парламент, которые пользуются доверием народа, а вот судам народ не доверяет, так что теперь судьи подвергнутся «веттингу»:  народ должен знать все связи, договоренности, биографии судей и т.д. После чего назвал важной задачей внедрение в Армении «переходного правосудия», однако не уточнил, как оно будет выглядеть: то ли приговоры будут выносить «путем скандирования на площади» (именно так Пашинян предлагал назначать министров), то ли в Армении будут учреждаться «революционные трибуналы».

Такая суетливость — уже сама по себе верный признак страха и паники. А еще — отсутствия плана действий. «Бомба по имени Кочарян» взорвалась как раз в то время, когда «революционный флер» стремительно улетучивается, реальных «подвижек» и результатов ни во внешней, ни во внутренней политике нет, и даже директор по специальным исследованиям Freedom House Нейт Шенкен в своем микроблоге в Twitter дает Пашиняну весьма обидную характеристику: «Опасность в постреволюционной Армении всегда заключалась в том, что Пашинян, не сумев трансформировать страну по-быстрому или каким-то устойчивым образом, будет держаться за тот популизм, который привел его во власть. И вот мы приехали». Словом, Армения погружается в новый виток политического кризиса, да еще с реальной опасностью гражданской войны: карабахский клан в том же 2008 году доказал, что без колебаний пустит в ход оружие. Как минимум, в ближайшее время рассчитывать на продвижение на переговорах по Карабаху, к сожалению, не придется: на таком фоне Пашиняну точно не до уступок и решительных шагов. Но в Ереване не просто заканчивается «революционная сказка»: здесь продолжается процесс разрушения государственных структур на всех уровнях. А это по вполне понятной логике еще больше смещает баланс сил в пользу Азербайджана. Не говоря о том, что в Баку не обязаны каждый раз терпеливо ждать, пока страна-агрессор разберется со своими внутренними проблемами.

Но теперь, судя по всему, это понял и сам Пашинян. Который выступил с очередным бурным заявлением. Он призвал создать парламентскую комиссию по расследованию всех обстоятельств «апрельской войны» 2016 года, порассуждал, что в Армении есть конкретные силы, которые пытаются внести раскол между «двумя армянскими народами», то есть между «ереванцами» и «карабахцами», «используют свои личные связи для пропаганды против правительства Армении и премьер-министра», и, наконец, бухнул:»Изучив все факты, я вижу за всем этим заговор с целью развязать новую войну и, возможно, даже сдать некоторые территории, переложив ответственность на правительство страны. Усматриваю в этой деятельность признаки государственной измены. Как премьер-министр Армении, Верховный главнокомандующий Вооруженными силами прибегну с самым жестким мерам для предотвращения подобных заговоров».

Намеренно оставим в стороне версии, почему именно после этого заявления Пашиняна в парламенте решили послушать «президента Нагорного Карабаха» Бако Саакяна, который уже проводит встречи с лидерами фракций, и нет ли у Бако Сааковича планов на власть в Ереване. Как и разговоры, что после того, как «дело 1 марта» начало рассыпаться на глазах, попыток Пашиняна «навесить» на «карабахцев» новое обвинение, теперь за апрельский разгром, следовало ожидать. Важно другое. Прежде всего, Никол Пашинян собирается «предотвращать заговоры» не только и не столько в Ереване, сколько в Ханкенди, то есть на территории Азербайджана. И силовой сценарий на наших оккупированных землях — это еще одно основание для нашей страны перейти в наступление и восстановить там закон и порядок.

Но нельзя не заметить: Никол Воваевич по сути дела анонсировал новую войну. И заранее возложил ответственность за нее на «карабахский клан». Правда, при этом нечаянно расписавшись, что  после года пребывания у власти он настолько не контролирует страну, что кто-то здесь может начать войну.

Можно, конечно, отмахнуться: получив впечатляющий удар в виде освобождения Кочаряна, насмерть перепуганный и, похоже, растерявшийся Пашинян просто запутался в собственных словесах.

Но имеет право на жизнь и версия, что «карабахцы» действительно могут спровоцировать на линии фронта «горячий сценарий», а так как расклад сил (и это еще мягко сказано) не в пользу Армении, то закончится он очередными территориальными потерями для Еревана. После чего власть Пашиняна неминуемо «посыпется». Но точно так же не исключено и другое. Никол Пашинян, похоже, понимает:  его тактика «затягивания переговоров», помноженная на риск гражданской войны с втягиванием в нее захваченных азербайджанских земель многократно повышает риск уже азербайджанской военной операции, и заранее перекладывает вину за нее на «карабахцев».

Но, так или иначе, очевидно, что сегодня на линии фронта высок риск провокаций. А на политическом поле Армении просто нет внятных и влиятельных политиков, с которыми можно не просто встречаться и жать руки, но и есть шанс действительно продвинуть переговоры. И это значит, что Азербайджану надо просто быть готовым к любому повороту событий. В том числе и к необходимости «молниеносной операции» по освобождению Карабаха, и нагорного, и равнинного. Потому как тотальная политическая неадекватность Еревана просто не оставляет другого выхода.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az