Азербайджан и Туркменистан развивают сотрудничество. 18 октября Ильхам Алиев принимал министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова, а вчера в Баку азербайджанский лидер встретился с заместителем председателя Кабинета министров Туркменистана Мемметхана Чакыева. Как сообщает сайт главы государства, «на встрече было отмечено наличие большого потенциала для расширения сотрудничества в транспортной, транзитной, логистической сферах с использованием имеющейся в Азербайджане и Туркменистане самой современной транспортной инфраструктуры». Стороны обменялись мнениями по вопросам транзитных грузоперевозок и экспортных возможностей Азербайджана и Туркменистана.

Обсуждалось ли в ходе переговоров возможное подключение Туркменистана еще и к «Южному газовому коридору», официально не указывается. Но в том, что этот вопрос «в повестке дня» и в Баку, и в Ашхабаде, сомнений тоже нет.

Намеренно оставим за скобками подробный разбор достигнутых в Актау «каспийских» договоренностей и споры, дают ли они правовую возможность строить магистральные трубопроводы по дну Каспия. Сегодня, уверены специалисты, в принципе есть техническая возможность обойтись без «транскаспийского» газопровода. В мире уже изобретены технологии «сжижения» газа, транспортировки его танкерами-«газовозами» и последующего «разжижения». Что уже позволяет строить вместо газопровода завод по сжижению газа, к примеру, в Туркменбаши, терминал для его «разжижения» в поселке Алят, и танкеры-«газовозы» (что с учетом новых возможностей азербайджанского судостроения тоже решаемая задача). Важно другое. Туркменистан занимает четвертое место в мире по запасам газа. «Голубое топливо» — его основной экспортный ресурс. Но при этом страна испытывает с этим самым экспортом нешуточные трудности.

В отличие от Азербайджана, своей независимой системы экспорта энергоресурсов у Туркменистана нет. Уже вскоре после распада СССР Россия предложила «помочь» и транспортировать туркменский газ по своей системе трубопроводов, построенной еще в советские годы. На практике«Газпром» закупал туркменский газ прямо у устья скважины и дальше распоряжался им по своему усмотрению. Цены были вполне приемлемыми, деньги исправно текли в казну, позволяя строить в Ашхабаде беломраморные дворцы, фонтаны и т.д. Разговоры о строительстве транскаспийских коммуникаций, которе могли помочь туркменскому «голубому топливу» выйти на емкий и растущий европейский рынок, шли еще с девяностых, но переходу их в практическую плоскость помешали высказанные еще во времена Сапармурада Туркменбаши претензии на часть азербайджанского сектора Каспия. А потом, с открытием газовых месторождений Шах-Дениз и Шах-Дениз-2, стало понятно, что проекты транспортировки каспийского газа в Европу могут быть реализованы и без Туркменистана.

А нам вдруг обнаружили, что «Газпром», скупая туркменский газ у устья скважины, затем , перепродавал как свой и неплохо наживался на «ножницах» цен, зарабатывая на этом едва ли не в разы больше, чем Туркменистан. В Ашхабаде, конечно, пытались избавиться от «трубопроводной зависимости» с РФ, но не очень успешно. В том числе и потому, что уходить особо некуда. В Туркменистан с упоением обсуждали планы строительства газопроводов в Индию, Китай и т.д., но это оказалась слабой заменой европейскому рынку. Ашхабад продавал газ в северные провинции Ирана, но после обвинений в неуплате в 2017 году этот  экспорт был прекращен. С 2016 года закупать туркменский газ прекратила Россия. Сегодня 94% «голубого топлива» идет в Китай, но КНР забирает значительный объем газа в счет погашения кредитов. По данным американского сайта EurasiaNet, на который ссылается ИноСМИ, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов призвал США инвестировать в амбициозный, но сопряженный с различными трудностями газопровод Туркмения-Афганистан-Пакистан- Индия. Туркменистан настойчиво рекламирует этот проект как эпохальное начинание, которое позволит сохранить активный экономический рост в потребляющих много топлива странах, таких как Индия и Пакистан. Однако потенциальные инвесторы не спешат вкладывать деньги в ТАПИ. Словом, не разгуляешься. В результате объемы добычи газа в Туркменистане падают, а дефицит внешней торговли, по неофициальным данным, уже достиг $10 млрд. Наконец, тяжким грузом на экономику легли и раздутые сверх всякой меры социальные гарантии. Напомним: с 1992 года, когда в бедную местную казну хлынули «газодоллары», граждане Туркменистана бесплатно пользовались газом, электричеством и  водой, точно так же бесплатно получали и столовую соль. Существовал, правда, лимит, но он, во-первых, был достаточно щедрым, а во-вторых, плата сверх лимита тоже была, в общем-то, символической. Однако 26 сентября нынешнего года было принято решение, что с 1 января 2019 года за все это придется платить. Но этой меры, похоже, недостаточно. По данным туркменской службы радио «Свобода», ситуация в Туркменистане напоминает нечто среднее между Венесуэлой и поздним СССР с его пустыми прилавками и «колбасными поездами», пассажиры которых отправлялись «закупаться» в относительно благополучную Москву. В Туркменистане есть «государственные» магазины, где продукты продают по фиксированным ценам, но прилавки в них пусты. Их заполняют упаковками с ватой и муляжами кур (!). Если там появляется товар, вплоть до прозаичной муки, очереди выстраиваются километровые. Есть, конечно, коммерческие магазины, но там цены выше в 3-5 раз, что большинству покупателей просто не по карману. После отмены бесплатной электроэнергии, газа и воды страну предсказуемо накрыла волна подорожаний. На очереди — повышение цен на бензин, и в ожидании граждане Туркменистана уже запасаются топливом на АЗС. В относительно благополучный Ашхабад, как некогда в Москву, тянутся вереницы автомобилей из регионов, но их на обратном пути их останавливают, досматривают и штрафуют. Проще говоря, у страны банально не сходится дебет с кредитом. Конечно, Туркменистану остро необходимы реформы и перевод экономики на нормальные рыночные рельсы. Но вместе с тем, предупреждают эксперты, провести такие реформы без притока денег тоже вряд ли получится. Так что поиск новых путей для экспорта газа — это для Ашхабада не роскошь, а вопрос политического выживания. Как показывает опыт той же Венесуэлы, жесткий политический режим — не самая надежная страховка от социального взрыва.

Только вот размышлять по поводу судьбы своих газоэкспортных проектов Туркменистану приходится на фоне показательных процессов на европейском газовом рынке. Россия громко анонсирует старт своего нового проекта —«Турецкий поток». Если верить РИА «Новости», то европейские политики едва ли не выстраиваются в очередь за подключением к этой новой трубе. Интерес проявляют Австрия, Венгрия, Москва еще рассчитывает на Болгарию…

Только вот в чем дело. «Турецкий поток», напомним, пришел на смену газопроводу «Южный поток». Согласно версии, которую активно тиражируют российские СМИ, остановили этот проект из-за политических разногласий. Но на деле все не совсем так. Об этом в первопрестольной стараются не упоминать, но «Газпром» весьма бойко строил в Европе планы продажи не только своего газа. Вот и «Южный поток» во многом планировался под газ с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», который предполагалось закупать, как и туркменский, у устья скважины. И когда в Баку анонсировали проект «Южного газового коридора» и планы собственного независимого газового экспорта, «Южный поток» пришлось отменять и искать ему замену, которой и оказался «Турецкий поток».

Только вот до сих пор нет полной ясности, под российский или туркменский газ создается этот проект. Тем более что, подержав Туркменистан два года без доступа к собственной «трубе», Москва теперь намекает на возможность новых закупок туркменского газа. Но если в Ашхабаде, собрав в кулак политическую волю, откажутся от российского экспорта и обратятся к транскаспийскому маршруту, последствия такой газовой революции на энергетическом рынке Европы могут оказаться весьма масштабными. И не самыми приятными для Москвы.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az