Уже можно твердо утверждать, что армянские войска отправятся в Сирию. Наши солдаты также примут участие в конфликте, который длится уже много лет, и армянский триколор будет развеваться в этой колыбели современной истории. Сирийская война — один из самых кровавых и ожесточенных конфликтов последнего десятилетия, говоря о котором мало кто уже вспоминает о сирийцах, они даже не участвуют в переговорах, касающихся их же будущего. Об этом пишет армянский политолог Агаси Енокян в своей статье, опубликованной на сайте «Терт.ам».

«Будущее Сирии определяется региональными и глобальными сверхдержавами: Россией, Турцией, Ираном, Израилем, Саудовской Аравией, Соединенными Штатами, ее союзниками по НАТО, которые никак не представлены в зоне конфликта в контексте своего военном присутствия. Впрочем, было бы наивно думать, что присутствие армянских войск в их рядах сразу сделает нашу страну сверхдержавой. Сверхдержавами считаются те страны, которые имеют интересы в политических процессах во всем регионе и могут влиять на эти процессы», — отмечает Енокян.

По его мнению, у Армении нет реального рычага влияния на ситуацию в этом регионе.

«Наивно полагать, что находящиеся там 100 военнослужащих могут что-то изменить в нашу пользу: у сирийского конфликта огромный дипломатический компонент. К примеру, мы все являемся очевидцами того, что, скажем, Россия и Турция за день по несколько раз становятся то союзниками, то — наоборот. Таким образом, они решают тактические проблемы, поскольку при наличии неразрешимых противоречий в вопросе о продолжении правления Асада, по вопросам курдов или беженцев, у них есть сиюминутные совпадения интересов, такие как в вопросе ограничения действий Соединенных Штатов. Такая ситуация предполагает ежедневную интенсивную, сильную дипломатическую работу, которая должна подпитываться не только военным присутствием, но также данными разведки и агентской сети.

Об инструментарии дипломатии Армении, если мягко говоря, не заявим, что ее не существует, то можно только отметить, что он находится в крайне плачевном состоянии.

Наших дипломатических ресурсов недостает даже для самых важные проблем: на работу в направлении России и Карабаха, где уж там, чтобы в Сирии поддержали наши войска.

Это не первый случай, когда армянские военнослужащие участвуют в международных операциях, вспомним, хотя бы, отправку наших войск в рамках сотрудничества НАТО в Косово и Афганистане. Однако в этих случаях они полностью находились под ответственностью Североатлантического альянса. В этом случае у россиян или других нет никакого формального документа об ответственности или помощи Новой Армении.

Помимо того факта, что своим участием Армения может стать мишенью различных террористических групп, помимо того, что для армянской общины Сирии возникают большие риски, эта операция приносит Армении новый уровень международной изоляции.

Уже есть достоверная информация о глубоком разочаровании администрации Трампа в связи с нашим шагом, и чтобы избежать этой изоляции, согласно слухам, Лукашенко, Серж Саргсян, другие союзники Путина резко противодействовали своему участию в этой авантюре.

Во всяком случае, если состоится общественная, медиа или политическая дискуссия по этому вопросу, нашим властям будет сложно объяснить общественности, из каких таких интересов Новой Армении исходит открытие посредством армянских саперов коридоров для действий турецких войск.

Между тем, похоже, что наши власти даже не пытаются избежать этого шага чреватого необратимыми последствиями для Армении.

Более того, на митинге, посвященном своему 100-дневному правлению, Никол Пашинян с гордостью представил эту инициативу в качестве залога развития армяно-российских отношений, и не стоит даже обсуждать те законодательные и конституционные сложности, с которыми может столкнуться его сие намерение.

Даже если Национальное Собрание или какой-либо ответственный орган попытается помешать этому, Никол Пашинян уже имеет одобрение площади, с помощью которого он разгромит любые препятствия», — резюмирует аналитик.

Minval.az