Собеседник Minval.az — член Меджлиса партии “Реал”, эксперт по международному праву Эркин Гадирли.

— Армянская сторона стала настаивать на участии сепаратистов Карабаха в переговорах по карабахскому урегулированию. Ожидаете ли вы изменений в переговорном процессе? Согласится ли Баку на это условие Еревана?

— Всем известно, что Никол Пашинян, еще будучи лидером уличных протестов, очень резко высказывался по вопросам карабахской политики тогдашнего руководства Саргсяна.  Преамбула была следующая: внешняя политика Армении неправильная,  карабахские армяне были исключены переговорного процесса и, дескать, если Пашинян станет премьером, он их вернет  в переговорный процесс. С другой стороны, во время апрельских событий в 2016-м году Пашинян заявлял о том, что Азербайджану следует преподать урок, захватить еще больше территорий (кстати, он от этих высказываний не отрекся). Кроме того, на протяжении всех этих протестов он вошел в образ Монте Мелконяна: отпустил бороду, носил военную форму, носил повязку на правой руке (правда, рука у него действительно была поранена).  То есть Пашинян пришел на волне довольно агрессивно риторики по поводу Азербайджана, что в принципе, было вполне ожидаемо. Я всегда говорил коллегам в оппозиционных кругах: Напрасно вы ждете того момента, что в случае демократизации Армении политика этой страны в отношении Карабаха смягчится. Вполне возможно, будет совсем наоборот, потому что лидер, пришедший при огромной поддержке толпы, вряд ли пойдет против доминирующих эмоций в обществе. А Карабах – это очень больная тема для армян, и я просто не вижу кого-либо из нынешних лидеров, который смог бы взять на себя смелость и пойти на справедливое решение этого вопроса. Тер-Петросян вроде осмелился, но его смели, в процессе переворота заставили уйти из власти.

— В минувшее воскресенье на нахчыванском участке азербайджано-армянской госграницы был убит солдат азербайджанской армии. Это случилось сразу после визита армянских министров к госгранице. Более того,на днях стало известно, что Россия поставит Армении ЗРК «Тор». В Ереване говорят, что поставки ЗРК «Тор» – ответ на заявления президента Алиева, озвученные в ходе визита в Нахчыван.  Что вы думаете об этом?

— Я думаю, что визит Ильхама Алиева в Нахчыван был своеобразной демонстрацией – помимо того, что он открывал какие-то объекты социального характера, все то, что он сказал во время визита, посетил воинскую часть – все это было ответом на то, что до этого наговорил Пашинян. Разумеется, сразу после того, как Ильхам Алиев побывал в Нахчыване, новые министр обороны и министр иностранных дел Армении побывали на границе с Нахчываном, и там был убит азербайджанский солдат. Это убийство было армянским ответом на риторику нашего президента. И я просто уверен, что наше министерство обороны не оставит без ответа этот армянский провокационный ход. А потому я считаю, что напряжение будет расти, и расти оно будет по вине самой Армении. В принципе я не милитарист, но считаю, тем не менее, что дело идет к обострению обстановки на фронте.

Что касается вопроса о поставках нового вооружения Армении, я думаю, это вопрос не сегодняшнего дня. Обычно поставки вооружения – это длительный процесс, и договор о котором подписывается за несколько лет вперед, проплачиваются деньги, затем приходит партия товара. Я думаю, что в Армению пришел уже проплаченный товар.

Азербайджан очень важный покупатель, в большом количестве покупающий российское оружие за наличку, а Армении Россия либо попросту дарит какое-то оружие, либо выдает кредит, за который Армения покупает это оружие. Но это все равно не выгодная сделка, потому что Армения не может возвращать долги, и они остаются висеть мертвым грузом. Но российское ВПК – это коммерческий момент.

— И он вне политики?

— Нет, конечно же, торговля оружием это всегда политика. Но в случае с Азербайджаном это еще и деньги. И большие деньги.

— Не так давно российский эксперт Олег Кузнецов в интервью «Минвалу» отметил, что Армения и Россия договаривались о новом кредите на вооружение, но кредит этот должен был вступить в силу только притом условии, что Саргсян останется у власти. Но так как Саргсян уже в прошлом, реально ли то, что российский кредит на покупку очередной партии оружия вступит в силу?

— Обычно со сменой правительств государственный долг не претерпевает изменений. Как раз-таки с точки зрения международного права долги должны оплачиваться. В истории был только один случай отказа от уплаты долгов – когда в 1917-м году большевики пришли к власти. Долг есть долг, и это долг государства, а не правительства. Представляете, что было, если бы со сменой правительства списывались бы все долги? Тогда правительство бы менялось со скоростью света. И я просто не представляю, как Пашинян будет за все расплачиваться.

— Как Вы считаете, как долго Пашинян будет находиться у руля власти? Какой его максимальный срок в этом кресле? Ваши прогнозы?

— Сложный вопрос, потому что приход Пашиняна к власти был обставлен очень странно. Большинство мест в парламенте принадлежит партии республиканцев, то есть партии Саргсяна. Они могут саботировать любой вопрос. Создается такое впечатление, что они сами позволили Пашиняну прийти к власти, дискредитировать себя. Поэтому Пашинян хочет досрочные выборы, но их провести сложно, потому что парламентское большинство выступит против. С другой стороны, есть такая версия, бытующая среди оппозиционного клана Армении: Серж Саргсян, зная о том, что Россия склонна поддержать Карапетяна, который придя к власти, лишит Кочаряна и его всех экономических привилегий, предпочел более слабого Пашиняна, пришедшего практически с улицы, без каких-либо финансовых источников, без поддержки извне. Саргсян предпочел, что пусть лучше будет Пашинян, которого легко сместить, чем если к власти придет Карапетян.

В любом случае, ситуация пока еще не ясная, кроме того, есть еще один вопрос: что Пашинян намерен делать с олигархией, так как армянская олигархия завязана на той же самой России? В самой России есть большие финансовые возможности для армян, и у армянских олигархов в России есть и бизнес, и возможность финансовых вливаний. И это все под контролем России. И как Пашинян сможет с этим справиться – сложно себе представить, потому что его могут спокойно саботировать, к примеру, создать продовольственный кризис или еще что-то. Но это, конечно же, дело армян. Мы же просто анализируем происходящие события, и у нас своя политика и свои домыслы на этот счет. У Пашиняна нет сильной партийной поддержки, у него нет финансов, у него нет важных стратегических ресурсов. И тот факт, что первый визит он нанес именно Путину тоже о многом и очень красноречиво говорит. Несмотря на то, что он ярый противник всего русского, тем не менее, с президентом РФ встретился после своего назначения. Но я все же склонен думать, что Россия не вмешивалась в политические конвульсии со сменой власти в Армении прежде всего потому, что России все равно. Ну или почти все равно, потому что в любом случае – кто бы ни пришел к власти, этот кто-то все равно придет и будет договариваться с Россией.

Яна Мадатова

Minval.az