Бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина Сергей Медведев рассказал в интервью порталу «Москва-Баку» об искреннем интересе к людям и умении общаться с журналистами Гейдара Алиева.

— Я работал на Всесоюзном радио, потом перешел на программу «Время». С Гейдаром Алиевичем пересекался два раза. Один раз, когда он вел совещание, связанное с расследованием гибели теплохода «Адмирал Нахимов». Потом, уже в Кремле между нами состоялся разговор о житье-бытье, Гейдар Алиевич и Евгений Примаков принимали в нем участие. Я даже не понял причину их интереса, поскольку был рядовым корреспондентом. Они хотели узнать, как живет редакция, какие у меня интересы, как вижу свою работу. Для меня это был довольно странный разговор. Обычно такое происходит накануне кадровых решений. По мне никаких кадровых решений не произошло. Тогда я занимался политическими новостями и внимательно следил за политическими лидерами.

Гейдар Алиевич Алиев был в своем роде уникальный человек — воспитанник национальной элиты. Я хорошо знаю его биографию. Когда он просил оставить его в Азербайджане, ему это не позволили, и он уехал в Москву.

Он прекрасно ориентировался во всех политических течениях и хитросплетениях кремлевской жизни. И он испытал на себе политический «каток», когда в 1985 году поддержал избрание Горбачева лидером страны. Позже тот же Горбачев прошелся по нему «катком». Этот почерк мне был знаком, потому что я хорошо знал, как он прошелся по Ельцину, когда тот руководил Московским городским комитетом партии, и когда через врачей его хотели отправить в отставку. Так же собирались поступить с Гейдаром Алиевым — убедить его в том, что он инвалид: и физический, и политический, что не может заниматься той большой работой, которую делает… Лидеров, переживших вот такие метаморфозы не так много. Видимо, внутри оба они были готовы к этому. Гейдар Алиев вообще очень много переживал политических предательств в своей жизни…

Что импонирует в нем? Скажу, как представитель журналистского корпуса. Он никогда, в отличие, кстати, от Евгения Примакова, не пытался отстраниться от журналистов, поставить некий барьер. Он всегда старался через него перешагнуть и неформально, искренне работал с представителями прессы.

Гейдар Алиев первый начал делать походы «в народ», не Горбачев, а он. Машина останавливается, он выходит, идет общаться с гражданами, и все в восторге задают вопросы, могут притронуться к такому высокому руководителю. Мне кажется, он делал это искренне. Это была абсолютно не показушная история. Гейдар Алиев любил общаться с людьми. Некоторые крупные руководители, даже хорошие, не любят и не умеют этого. А вот он — и любил, и умел. Для него было очень важно — нащупать пульс жизни народной, так он подпитывался информацией. Одно дело, тебе дают справки, доклады и отчеты, а другое — ты сам ощущаешь, что люди думают, как они настроены. Бумага не передаст их настроение. Он, как камертон, ощущал психологическое состояние людей. Было видно, что он неформально это делает. Ему это было нужно.

Он выходил из сложнейших политических коллизий и ситуаций, столкновений сначала, может быть, не всегда победителем. Но в конце концов, он побеждал, и умел найти этот путь к победе через компромиссы, непростые решения. Он продемонстрировал то, каким должен быть политик. Его задача — построить независимое, процветающее государство осуществилась. Сейчас мы видим, какие серьёзные изменения происходят в Азербайджане!

Minval.az