Шведская академия, которая вручает Нобелевскую премию по литературе, находится на грани самоликвидации. Еще никогда претензии к ней не были столь серьезными, как сейчас.

 Нобелевская премия по литературе присуждается с 1901 года. Ее лауреатами стали, в общей сложности, 114 человек (в какие-то годы премия не вручалась, в какие-то ее делили между двумя писателями). Сейчас ее присуждение оказалось под угрозой: если не в этом году, то в ближайшие годы может оказаться так, что решать, кому именно будет вручаться премия, а вместе с ней 8 миллионов шведских крон (около 777 тысяч евро), будет некому.

Рушится Вавилонская башня

Кризис вызван тем, что в конце предыдущей недели сразу три действительных члена Шведской королевской академии, которая называет очередного лауреата, подали в отставку: писатель Клас Остергрен, литературовед Кьелл Эспмарк и историк Петер Энглунд, известный, среди прочего, своей книгой о Полтавской битве, переведенной на несколько языков. Кроме этих троих, прозаик Сара Стридсберг тоже заявила, что подумывает о том, чтобы выйти из Шведской академии. Если это действительно произойдет, то, как считают влиятельные шведские комментаторы, Академия может оказаться на грани развала или самоликвидации.

«С трудом можно себе представить, — пишет самая тиражная газета Швеции Dagens Nyheter, — что все как-то наладится». Ей вторит (в своем стиле) бульварная Aftonbladet: «Похоже, что рушится Вавилонская башня».

Дело в том, что если прибавить к нынешним «отставникам» тех членов Шведской академии, которые вышли из нее раньше, то всего остается лишь 12 академиков из 18-ти. Выбираются все пожизненно, и отставка здесь ничего не меняет. То есть даже места тех, кто выбыл, остаются незанятыми до самой их смерти. Лишь потом они объявляются вакантными, и живущие академики (и только они) решают, кто их займет. Но для этого необходимо по уставу большинство в двенадцать голосов. Что означает: если еще кто-то подаст в отставку, кворум в любом случае обеспечен не будет.

Обвинения в сексуальных домогательствах

А такая вероятность весьма реальна. Набирает обороты скандал вокруг известного шведского фотографа и режиссера французского происхождения Жан-Клода Арно. Почти два десятка женщин обвинили его в сексуальных домогательствах. В ходе журналистского расследования выяснилось, что некоторые проекты Арно финансировались из нобелевского фонда. На это требуется, естественно, виза Шведской академии, а одним из ее членов является супруга Арно, поэтесса и драматург Катарина Фростенсон. Более того: оказалось, что она является вместе с мужем совладелицей культурного центра, который получал дотации от Академии, то есть фактически выплачивала деньги самой себе.

С осени 2017 года, когда появились первые публикации, связанные с Жан-Клодом Арно, Катариной Фростенсон и их клубом, супруги больше не появляются на публике, и в заседаниях Академии Фростенсон участия не принимает. Но друзья у нее там остались. В прошлый четверг вопрос о пребывании ее в Шведской академии был поставлен на голосование, но большинство академиков проголосовало против. Именно этим объясняется массовая отставка членов Шведской академии. В ближайшие дни ее секретарь, литературный критик Сара Даниус должна встретиться с королем Швеции, который официально является «верховным опекуном» Академии. Уже сейчас ясно, что он ей скажет: что так дальше продолжаться не может.

Шведская академия не первый раз становится объектом критики. В первую очередь, речь шла о неудачном или даже о необъективном выборе нобелевских лауреатов. Одни упрекают Академию в том, что она игнорирует «настоящих» писателей, отдавая предпочтение «политкорректному» выбору малоизвестных авторов, например, из Африки. Другие, наоборот, ставят ей в вину то, что академики слишком часто выбирают представителей англоязычной литературы. Третьи недоумевают, почему премию, вопреки завещанию Нобеля, присуждают неписателям (например, Бобу Дилану или Дарио Фо). И так далее. Претензии к Шведской академии можно перечислять бесконечно. Но никогда они еще не были столь серьезными, как сейчас, сообщает dw.

Minval.az