Беспрецедентная наглость и хамство Запада: сумеет ли Тбилиси выстоять?

Беспрецедентная наглость и хамство Запада: сумеет ли Тбилиси выстоять?

В Грузии – впечатляющий западный «дипломатический десант». Накануне в Тбилиси принимали помощника госсекретаря США Джеймса О’Брайена, который в команде Блинкена как раз и отвечает за Южный Кавказ. Теперь же в столицу Грузии прибыли министры иностранных дел Латвии, Литвы, Эстонии и Исландии. Сэндвичи и печенье участникам протестов в Грузии они, конечно, не раздавали – в отличие от заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд на киевском Майдане. Но симпатий к протестующим особенно и не скрывают.

Глава МИД Литвы Габриэлюс Ландсбергис пишет в соцсетях: «Мы прибыли в Тбилиси, где идет очередная битва за демократию, свободу и европейское будущее». Он уже успел заявить, что принятие закона об иностранных агентах закроет Грузии путь в ЕС и НАТО, и у правительства Грузии еще есть выход из ситуации – правящая партия должна полностью отозвать уже принятый закон.

А ещё раньше на митинге в Тбилиси выступил депутат бундестага Михаэль Рот, известный своими провокационными заявлениями в адрес Азербайджана, и ярый сторонник Армении. Сей персонаж всячески воодушевлял протестующих: «Не верьте лжи и теориям заговора. Мы не радикалы. Вы не радикалы. Вы обычные европейцы, потому что боретесь за то, что представляет собой Европа – за демократию и свободу».

Интересно, конечно, спросить: а если бы толпа протестующих штурмовала немецкий бундестаг, как бы герр Рот их назвал – радикалами или «борцами за свободу»? И трудно не согласиться с властями Грузии, которые оценили его выступление как недопустимое вмешательство во внутренние дела.

Впрочем, сегодня многих экспертов куда больше волнует другой вопрос. Смогут ли Европа и США, с одной стороны, и власти Грузии, с другой, выйти из нынешней ситуации с законом о прозрачности иностранного влияния, которая стремительно перерастает во внешнеполитический кризис?

А здесь не все просто. Найти точки соприкосновения и выход из ситуации, который в той или иной степени устроил бы всех, ну, может, за вычетом самих грантовых НПО, конечно, можно. Но для этого нужна самая малость – чтобы приехавшие эмиссары разного калибра хотели именно договориться, а не «прогнуть» Тбилиси.

Но, к сожалению, представители Запада договариваться как раз не хотят. Будем реалистами: давление на власти Грузии, обещания «отлучить» от евроатлантических перспектив, угрозы санкций, открытая поддержка протестующих, прежде всего от персон вроде Михаэля Рота, – конструктивному диалогу все это способствует очень мало.

Конечно, когда власти стран, которые не решились ввести санкции против РФ в 2008 году за «пятидневную войну», теперь грозят «санкционной дубинкой» властям Грузии – это уже сюрреалистическая картина. Тем более вряд ли работают и угрозы «не пущать» Грузию в НАТО и Евросоюз – особого стремления превратить эти евронадежды Тбилиси в что-то осязаемое Запад тоже не проявляет. Наконец, в Грузии не могут не понимать: в большинстве стран мира есть законодательные барьеры на пути иностранного участия в политике. Такие законы приняты в США, во многих странах Европы, наконец, готовится и общий европейский законодательный акт на эту тему.

Вызвавший споры грузинский закон, в свою очередь, не предусматривает никаких недопустимых и совсем уж драконовских мер. Он не запрещает иностранное финансирование НПО как таковое и даже не является «калькой» с российского закона. Так зачем же на стремление властей Грузии ввести вполне логичные меры финансовой прозрачности в деятельности НПО так нервно реагируют западные политики? Почему столь обеспокоенные правами человека в Грузии западные политики никак не реагируют ни на разгоны манифестаций в Армении, ни на события в Новой Каледонии? Переживают за чистоту грузинской демократии? Или не хотят расставаться с таким инструментом влияния, как грантовые НПО? Что, в конце концов, такого уж криминального в стремлении властей Грузии контролировать финансы, которые вкачиваются из-за рубежа в местное гражданское общество?

Не будем устраивать сеансы гадания, понимают ли те же западные политики, от Рота до Ландсбергиса, что все их «обеспокоенные» телодвижения только лишний раз убеждают власти Грузии, что им есть о чем беспокоиться и для чего принимать этот закон, вызвавший столь нервную реакцию. Напомним о другом. Ещё несколько лет назад свои меры финансовой прозрачности в сфере деятельности даже не гражданского общества, а спонсируемых западными институтами грантовых НПО, ввёл Азербайджан. Тогда тоже было много истерик, живописного биения лысинами по паркету и громких воплей о «защите демократии». Оставалось непонятно, почему защищать демократию необходимо исключительно на иностранные деньги.

Но зато появившиеся в распоряжении правоохранительных органов инструменты и полномочия для расследования – назовём вещи своими именами! – финансовых махинаций в сфере деятельности грантовых НПО привели к ошеломляющим результатам. Через эти грантовые структуры, будь то Toplum TV, «Абзац медиа» и т.д., прокачивались и отмывались весьма и весьма солидные суммы, которые шли на финансирование, опять-таки не будем прибегать к розовым очкам, политических провокаций. Вовлечены в эту сеть были и провокаторы со стажем, вроде Анара Мамедли. Следствие в разгаре, и нет сомнений, что нас ещё ждут пикантные подробности «борьбы за демократию» за иностранные деньги – и, будем откровенны, в чужих интересах. Поговорку «кто платит, тот и заказывает музыку» никто не отменял.

И точно так же не стоит забывать, что финансовые «цепочки» деятельности этих структур в Азербайджане нередко начинались в Грузии. Так что нынешние страсти по новому закону Тбилиси имеют для Азербайджана понятный интерес. И то, с каким рвением против принятия этого закона ратуют персоны вроде Михаэля Рота, тоже даёт «информацию к размышлению», в чьих интересах и деятельность грантовых НПО, и срыв принятия нового закона в Грузии. Пусть даже многие рядовые участники протестов об этом не догадываются или не задумываются.

Нурани, обозреватель

Из этой рубрики