«Если в ближайшее время мы не увидим каких-то серьезных действий России в отношении армянского руководства…»

«Если в ближайшее время мы не увидим каких-то серьезных действий России в отношении армянского руководства…»

Конечно же, о причине  встречи между премьер-министром Армении Николом Пашиняном с госсекретарем США Энтони Блинкеном, председателем еврокомиссии Урсулой фонд Дел Ляйен и верховным представителем Союза по иностранным делам и политике безопасности Евросоюза Жозепом Боррелем, состоявшейся в Брюсселе 5 апреля, догадывались все, несмотря на то, что Блинкен в телефонной беседе с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым заверил его в том, что носить она будет чисто экономический характер. Но сегодня стала известна основная причина этой встречи – подготовка новой доктрины для вооруженных сил Армении и меры по реформированию ее армии. Документ предусматривает практически все меры по перевооружению, укреплению границ и повышению оборонной мощи Армении.

Прокомментировать основные пункты договоренностей между Арменией, ЕС и США Minval.az попросил экс-министра иностранных дел Азербайджана Тофига Зульфугарова.

– Как бы вы прокомментировали этот документ?

– Поверхностный взгляд на него дает понять, что брюссельская встреча завершала целый ряд негласных и непубличных контактов, которые состоялись у представителей ЕС и США со многими заинтересованными сторонами, включая Россию и Иран. Это очевидно, некоторые вопросы касаются того, что входит в интересы, например, российского присутствия в Армении, а также самой России и определенных политических амбиций части иранского руководства. Поэтому можно сделать вывод о том, что это план действий или правила поведения: так называемые Modus operandi для всех задействованных игроков на тот период, в течение которого состоится полный перевод Армении из-под российского влияния под западное. Не исключено, что определенные компоненты этих вопросов были обсуждены, в том числе и с представителями турецкого руководства. Имею в виду встречу министра иностранных дел Турции Хакана Фидана и госсекретаря США Энтони Блинкена, состоявшуюся до брюссельских событий. И как вы знаете, в мае планируется встреча главы Турции и президента США, и, думаю, что на ней будут обсуждены некоторые компоненты тем, затронутых в этом контексте. Я бы не хотел называть документ доктриной, потому что это, по сути, не доктрина, а некий план действий на ближайший период.

Итак, что мы видим? Произошло изменение позиции США и в целом Запада в отношении того, как должен происходить переход Армении от российского влияния под западное. Если исходить из ситуации, сложившейся несколько лет тому назад, когда состоялся визит советника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона в Ереван, то вспомним, что тогда предполагалось следующее: армянское руководство должно добиться вывода всех структур российского влияния из Армении, а затем Запад начнет оказывать ей в том числе и оборонную помощь. А теперь мы видим, что этот процесс будет проходить параллельно.

Плюс, четко видно и согласие на это России, можно предполагать, и Ирана. Ведь на территории Армении как минимум в течение определенного периода времени должно происходить сотрудничество между двумя военно-политическими лагерями. Здесь и все вопросы, касающиеся ПВО, подготовки кадров, функционирования европейской миссии, которая в настоящий момент уже осуществляется.

В качестве цели для оборонной трансформации Армении не названа ни одна страна, кроме Азербайджана, потому как в документе откровенно заявлено о готовности западного лагеря оказать содействие в создании оборонной инфраструктуры Армении на границе с Азербайджаном. И здесь следует обратить внимание на то, что речь идет о границе, а не условной границе, которая де-факто существует, потому как нелимитированная граница считается условной. То есть фактически Соединенные Штаты и Евросоюз принимают ту концепцию, которую предлагает Никол Пашинян в отношении так называемых границ 1991 года, которые они считают основой для будущего процесса демаркации и делимитации.

Надо полагать, что Россия и Иран, которые могли высказать возражения по такой концепции видения будущих границ, каким-то образом нашли консенсус. Хотя, возможно, этот консенсус и не окончательный, а, скажем, позиционный и событийный, и он может быть трансформирован в каких-то других реальных делах.

Но если в ближайшее время мы не увидим каких-то серьезных действий, – повторюсь, – действий именно России в отношении армянского руководства, кроме каких-то долгое время озвучиваемых МИДом России, но пустых заявлений, то можно предположить, что платформа обговорена и соглашение достигнуто.

– Вы предположили, что документ был предварительно согласован с Россией и Ираном. Тогда автоматически отпадает версия о том, что США хотят закрепиться в Армении с тем, чтобы в будущем использовать ее территорию для войны с Ираном?

– В этом не должно быть сомнений, потому что армянская территория уже является определенным плацдармом действий Соединённых Штатов против Ирана. Давайте вспомним о наличии самого большого посольства США в регионе, который расположен в Ереване. По сути, это разведывательный центр для сбора специальной информации и число работающих в нем сотрудников как раз и свидетельствует о том, чем они там занимаются. Как шутливо сказал один из аналитиков — это не посольство США в Ереване, а посольство США в Тегеране. Так что в этом плане ничего нового для Тегерана не предвидится. Здесь немного удивляет позиция иранского руководства, который видит опасность не от Запада, а принимает за геополитический вызов для себя укрепление тюркоязычных государств. В этом плане, конечно, вопросы к иранскому руководству присутствуют.

– Что вы имели в виду, говоря «если Россия не предпримет каких-либо действий»?

– А она не предпримет. Можете быть в этом уверенны.

– То есть грубо говоря, Россия Армению потеряла?..

– Не совсем. Я так понимаю, сейчас имеют место расширенные контакты между Россией и Западом относительно планов по обустройству на многих геополитических точках мира. Это касается и Украины. Уверен, что дискуссия на этот счет идет, и происходящее в Украине, то есть задержка вооружения, является свидетельством того, что разрабатывается какая-то схема для замораживания ситуации. А этот документ как раз демонстрирует степень договоренности по трансформации ситуации на Южном Кавказе, и, в частности в Армении, той самой, которую еще несколько лет тому назад сами армяне любили называть форпостом России на Южном Кавказе. А теперь в документе указана форма трансформации этого форпоста. И я не говорю, что мы не увидим каких-либо гневливых заявлений со стороны России относительно Армении, но не ожидаю действий, способных поменять ситуацию.

Рауф Насиров

Из этой рубрики