Права человека — внутреннее дело государства

Права человека — внутреннее дело государства

В преддверии встречи в Брюсселе между госсекретарём США Энтони Блинкеным, главой Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен и премьер-министром Армении Николом Пашиняном СМИ передали в середине этой недели сообщение о состоявшемся телефонном звонке главы госдепартамента США к президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву. Скупой пресс-релиз внешнеполитического ведомства заокеанской державы поведал о том, что Энтони Блинкен попытался в ходе диалога заверить главу азербайджанского государства, будто брюссельская встреча «не направлена» против какой бы то ни было третьей страны, в том числе Азербайджана.

Ну, вообще-то, в заверениях американской стороны мы не особо-то и нуждаемся, потому как способны самостоятельно оценивать степень угроз, рисков и возможных региональных последствий. Разумеется, никто не убедит Баку, что пятничная встреча прямо-таки «невинная», «белая», «пушистая». По крайней мере, если бы высокопоставленные политики Евросоюза и США, затаскивая армянского премьера в Брюссель, действительно не держали Азербайджан «в уме» в качестве мишени будущих недружественных действий, то они могли бы показать искренность своих намерений, пригласив на встречу также и азербайджанского лидера. А поскольку этого сделано не было, да еще и посол Франции в Армении Оливье Декотиньи снял все маски, высказавшись в четверг уже открытым текстом, что его страна берет на себя ответственность за — внимание! — безопасность Армении и свидетельством этого, собственно, и станет грядущая на тот момент встреча Пашиняна в Брюсселе, то и разыгрывать комедию с фальшивыми заверениями Баку госсекретарю США тоже уже не следовало бы.

Права человека — внутреннее дело государства

Мы всё видим, понимаем, оцениваем и предпринимаем упреждающие действия. Да и, в конце концов, если уж речь идет о «безопасности Армении», о чем в диссонанс с заверениями Блинкена неосторожно высказался посол Декотиньи, то и гадать-то не приходится, кого из четырех соседей Еревана участники встречи имеют в виду в качестве гипотетического источника угрозы для той самой мнимой безопасности Армении, которую и собираются, по признании французского посла, обсуждать в бельгийской столице.

Еще раз, цирк этот ни к чему.

Но большее внимание обратило на себя другое. В пресс-релизе госдепартамента США говорилось также о том, что в ходе телефонного звонка был затронут также вопрос…. «прав человека в Азербайджане».

Государственное информационное агентство АЗЕРТАДЖ обратилось к пресс-службе Президента с просьбой прокомментировать эту часть пресс-релиза Госдепартамента, на что последовал утвердительный ответ: «Да, в ходе телефонного разговора были затронуты многие вопросы, в том числе права человека». Пресс-служба отметила, что Президент Ильхам Алиев довел до сведения своего собеседника, что попытки вмешательства во внутренние дела Азербайджана под предлогом вопроса прав человека абсолютно неприемлемы.

«Мы не принимаем основанные на двойных стандартах предвзятые заявления ряда западных стран по этому вопросу. В этой связи глава государства напомнил Государственному секретарю Энтони Блинкену об аресте в Армении представителей оппозиции и даже случаях их смерти в период нахождения под стражей, а также фактах нарушения прав человека и отметил, что в этом контексте молчание западных стран вызывает непонимание, и подобные факты являются наглядным примером именно двойных стандартов. В ходе телефонного разговора президент Ильхам Алиев также коснулся вопроса, связанного с известным журналистом Джулианом Ассанжем, который долгое время подвергается физическим и моральным пыткам именно за свою журналистскую деятельность.

Права человека — внутреннее дело государства

Он подчеркнул, что обсуждается вопрос об экстрадиции Джулиана Ассанжа в США и его казни. Глава государства также добавил, что необходимо рассматривать вопрос прав человека не только в локальном, но и, в целом, в глобальном контексте», — говорилось в ответе пресс-службы президента на вопрос АЗЕРТАДЖ.

Это, разумеется, исчерпывающий ответ. Тем не менее, хотелось бы к этому добавить следующее. «Права человека» — это, естественно, внутреннее дело любого государства. И как таковое, оно не может быть темой обсуждения с кем бы то ни было из-за рубежа, особенно когда формулу обсуждения, формат, тон, понятийный аппарат и даже русло обсуждения пытаются задать (то есть, навязать) нам и не приемлют плюрализма взглядов.

Никому не позволительно снимать трубку, звонить через океан руководителю другого независимого государства и начинать читать нотации по вопросам, относящимся к внутренним делам того государства. Взгляды на те или иные философские вопросы, как и вкусы, бывают разные. Кому-то нравится яблоко, а кому-то — груша; кому-то — футбол, а кому-то — хоккей. Если кто-то за тридевять земель в тридесятом царстве считает, что у нас с этим делом не всё в порядке, то мы точно так же считаем (и вполне обснованно), что проблемы с этим же самым вопросом имеются не у нас, а у них. У нас свое понимание прав человека, а в других странах — своё. Наше понимание может отличаться (и отличается) от понимания и взглядов на этот вопрос в других странах. И никто не может нам сказать, что, видите ли, «ваша шкала правильнее нашей». Особенно с претензией на судейство в последней инстанции. Всевозможные «европарламенты», «нью-йорк таймсы», «шпигели», «хьюман-райтс вотчи», «фриидом хаусы» и прочие карманные трибуны, созданные известными акторами и финансируемые ими же, естественно, не могут глаголить ничего другого, кроме как тезисов, спускаемых им их же учредителями и спонсорами, зачастую невидимыми. Поэтому их заключения для нас — это не вердикт какого-то универсального суда и, уж тем более, не авторитетное мнение. Как появляются эти доклады, статьи, публикации, твиты и пр., мы очень хорошо знаем. Для нас это просто пустой звук.

Да и потом, знаете ли, результаты последних президентских выборов в Азербайджане как-то сами по себе свидетельствуют о том, устраивает ли граждан страны нынешнее руководство или нет.

«Права человека» как тема, зародившаяся изначально в недрах философской науки, в какой-то момент вызрела и приняла политическую окраску. Но она никогда не выходила и не должна выходить за рамки внутренней политики. США, как и, впрочем, остальные не в меру самодовольные страны, должны больше беспокоить права человека в рамках своих собственных государств. Как живут граждане в других странах, и в какой мере их состояние соответствуют ценностям, принятым в государствах, которые любят читать другим лекции, не должно волновать никого. Поэтому никому не позволено обсуждать права человека в Азербайджане. Хоть с нами, хоть без нас. Особенно если вспомнить, как «трепетно» в кавычках заботились эти страны о правах изгнанных из своих домов и живших в течение 30 лет в лагерях для беженцев азербайджанцев из Армении и Карабаха. И апофеозом этой заботы стала 907-я поправка.

Так что, займитесь-ка лучше, господа, своими делами.

Зухраб Дадашов