Мэтью Брайза – «Минвалу»: Я жду не просто наступление мира, но и налаживания экономического сотрудничества между Арменией и Азербайджаном

Мэтью Брайза - «Минвалу»: Я жду не просто наступление мира, но и налаживания экономического сотрудничества между Арменией и Азербайджаном

Мнение зарубежного эксперта на происходящие в Азербайджане и в целом регионе Южного Кавказа внешнеполитические процессы всегда ценно. Однако, если эксперт обладает еще и статусом дипломата и прекрасно знаком как непосредственно с реалиями самого Азербайджана, так и с событиями мирового уровня, то ценность его взглядов возрастает в разы. Потому Minval.az и пригласил в качестве собеседника бывшего посла США в Азербайджане Мэтью Брайзу.

– Вы придерживаетесь мнения о том, что Азербайджан и Армения могут и должны сами договориться относительно перспектив политического регулирования взаимоотношения стран. Считаете ли в этом контексте встречу в Брюсселе в формате Европа-Армения-США мероприятием, способным накалить обстановку в регионе?

– Я не знаком с повесткой встречи в Брюсселе между Евросоюзом, Армений и США. Но убежден в том, что Евросоюз, США и сам премьер-министр Армении Никол Пашинян очень хотят, чтобы Азербайджан и Армения достигли договоренности по миру.

– Как опытный дипломат какие сценарии развития событий во взаимоотношениях Азербайджана и Армении вы видите в перспективе ближайших двух, пяти и десяти лет?

– Думаю, что подписание мирного договора не за горами. Как подчеркнул в своей недавней речи президент Алиев, Азербайджан никогда не был так близок к мирному договору с Арменией, как сейчас. И очевидно, что премьер-министр Пашинян тоже очень желает подписания такого соглашения с Азербайджаном.

Помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев также несколько месяцев тому назад отмечал, что стороны очень близки к подписанию мирного договора. Но вопрос определения границ между странами довольно сложный. И возможно для этого потребуется больше времени. Однако, после того как договор будет подписан и стороны договорятся относительно границ, в перспективе я ожидаю не просто наступление мира, но и налаживание экономического сотрудничества между Арменией и Азербайджаном. И это значит, что Армения сможет вернуться к региональной экономике и начнут реализовываться все проекты в области транспорта, которые были согласованы Пашиняном, Алиевым и Путиным в январе 2021 года. Имеются в виду транспортные коридоры, маршруты, железные дороги и т.д. Более того, предполагаю, что после достижения этих договоренностей будет реализован ряд совместных проектов, участниками которых станут не только Азербайджан и Армения, но и Турция и некоторые другие страны, расположенные по другую сторону Каспийского моря.

С другой стороны, существует определённый круг лиц, и особенно в Армении, которых я бы назвал жуликами, которые не хотят достижения мира и мечтают о продолжении конфликта. Благодаря конфликтной ситуации они зарабатывают, наращивают себе политические дивиденды. Но пока Пашинян в этом противостоянии выигрывает и дай Бог, чтоб он был здоров и сохранил свой пост. Уверен, что он добьется успеха. И мне кажется, что ключевые фигуры азербайджанской политики согласятся с моими пожеланиями.

– Приезд Йенса Столтенберга в регион и встреча с первыми лицами государств Южного Кавказа, а затем почти сразу брюссельская встреча – это звенья одной цепи и попытка воспламенить регион и открыть второй фронт против России?

– Нет, НАТО не хочет открывать новый фронт против России на Южном Кавказе. НАТО вообще не хочет войны с Россией. Россия напала на Украину и начала эту войну. А НАТО вообще не ведет войн. Этот союз создан с целью защиты стран-членов. К примеру, Грузия очень хочет стать членом НАТО и это принятый факт. Однако сам Альянс не привлекает в членство страны. Наоборот, страны сами должны выказывать желание о членстве в Альянсе, и при этом соответствовать определенным требованиям по уровню своих военных возможностей и условиям демократии. И очень важно, что Столтенберг имел беседы и продолжает общаться с лидерами стран Южного Кавказа, поскольку они обладают большим опытом и имеют собственное мнение о том, как строить отношения с Россией.

– После начала войны в Украине не только украинские эксперты, но и некоторые западные политологи стали утверждать, что Россия приступила к плану реализации силового возвращения территорий бывшего Советского Союза. Мол Украина – это лишь первый шаг. Вы согласны с этим?

– Сам Путин открыто говорит о том, что его целью является возвращение, как он называет, бывших русских земель в южной части Украины в состав России и Украина, с моральной точки зрения, не имеет права на существование. Думаю, если ему удастся интегрировать украинские земли с Россией, то это станет началом процесса. После этого его амбиции могут возрасти, и он станет совершать много провокационных действий на территории стран-членов НАТО, в том числе в Прибалтике, и даже в Финляндии, а может и в Польше. Значит, Путин должен потерпеть поражение в Украине. Повторюсь: Россия не может победить в Украине. В противном случае региональная война с европейскими странами станет вполне возможной. Но я убежден, что Россия не победит в этой войне с Украиной.

– Предлагаю поговорить о сегодняшней внешней политике США в мире. Америка действительно теряет позицию мирового гегемона или просто взяла тайм-аут для решения внутриполитических задач?

– Считаю ваш вопрос неправильно поставленным. Не такого исторического периода, когда США были мировым гегемоном. Такого не было никогда. При моей жизни США действительно были самой мощной страной в мире, но Штаты были не единственными. Америка всегда сотрудничала с союзниками и друзьями из НАТО. Большую часть силы США формирует экономика, но и это вытекает из партнерства с союзниками и друзьями.

И сейчас Америка играет огромную роль в мире. Может быть сегодня США не столь активны на Южном Кавказе, как во времена моей дипломатической миссии в этом регионе. Но в украинском вопросе по уровню активности лидируют именно США. При Байдене Америка восстановила активность союза НАТО и оказала наибольшую военную и денежную помощь Украине. Сейчас, к большому моему сожалению, США готовятся к конфликту с Китаем. Этой стране известны планы США. Но Китай, исходя из своих амбиций, собирается захватить Тайвань. И это представляется недопустимым для США.

Да, США сегодня очень мощная страна, но и мир более сложный, чем мы себе представляем. По мощи США нельзя даже сравнивать с Россией. И я имею в виду не только военную мощь, поскольку американский доллар представляет собой самую устойчивую и сильную валюту в мире. И, возможно, вы не обращаете внимание на некоторые нюансы, по которым видна роль США в мире. При этом отмечу, что США при президентах Обаме, Трампе и Байдене не играли ту же роль в южно-кавказском регионе, как раньше. Но, с другой сторон, Блинкен часто разговаривает с президентом Алиевым по вопросу Карабаха и хочет способствовать мирному процессу.

– Можно ли утверждать, что сегодня Европа оказалась в плену той демократии, которую построила? Имею в виду пассивность и неспособность принимать ключевые решения быстро. Если это так, то ставит ли это под сомнение правильность и эффективность именно такой формы демократии?

– Не знаю, каковы ваши знания относительно Евросоюза, но в роли дипломата США я тесно сотрудничал с представителями ЕС и всегда считал, что это очень интересно. Признаюсь, для меня стала сюрпризом столь хорошая работа ЕС, объяснением того, почему решения там принимаются медленно. В Евросоюз входят около тридцати стран и, судя по тому, как они координируют между собой, находят общий язык, можно утверждать, что это очень решительно настроенная организация.

Посмотрите на действия Евросоюза после того, как Россия во второй раз напала на Украину в 2022 году. ЕС очень быстро нашел альтернативу того природного газа, который раньше по большей части поступал из России. Были вложены инвестиции и внедрены элементы экономии в газовой отрасли, разработана новая политика в области поставок и использования природного газа. Предыдущие проблемы с газом в ЕС упирались в позицию России и коррупцию. Но когда возможности воздействия России на ЕС были сведены к минимуму, европейцы стали принимать очень решительные меры. Да, процесс может идет не так скоро, но Евросоюз может демонстрировать очень большую решимость и оставаться при этом справедливым.

– Азербайджан и раньше организовывал мероприятия международного значения. Считаете ли вы что, проведение климатического саммита COP 29 в Азербайджане может отразиться на престиже страны в мире?

– Очень надеюсь, что Азербайджан использует COP 29 для того, чтобы показать всему миру, что представляет собой ваша страна и опровергнет вымышленные истории, высказываемые некоторыми, мягко говоря, группами лиц, на протяжении последних 30 лет. Да, COP 29 – это возможность для Азербайджана выступить в роли лидера или председателя одного из самых важных событий в мире в этом году. Причем это происходит наряду с реализацией грандиозного проекта по возврату и восстановлению Азербайджаном территорий после победы в войне с Арменией. Там страна строит новые села и города, которые объявлены зонами «зеленой» энергии. Благодаря COP 29 Азербайджан имеет возможность показать миру, что это толерантная и современная страна, которая не хочет быть только лишь страной нефти и газа, но и новых технологий, внедряемых во многих частых мира для трансформации энергии.

Да, COP 29 – огромный шанс для Азербайджана. Но, с другой стороны, будет очень непросто справиться с этой задачей. В Дубае на COP 28 приехало почти 90 тысяч человек. Необходимо будет координировать логистику и встречи руководителей стран, представителей неправительственных организаций и т.д. Плюс вести международные переговоры по вопросу самого климата. Это огромная задача. Да, будет сложно, но Азербайджан должен воспользоваться шансом и поддержать свою репутацию мирного государства, которая является правильной.

Рауф Насиров