Макрон ищет выход. Из собственных заявлений

Макрон ищет выход. Из собственных заявлений

Эммануэль Макрон, президент Франции, вместо анонсированного обращение к нации по поводу отправки войск в Украину выступил с интервью. Где, комментируя свои прошлые заявления по этому поводу, старательно пытался так сказать «нет», чтобы в первую минуту это услышали как «да». Как бы хозяин Елисейского дворца много говорил о том, что Россия не должна победить в Украине, что возможность отправки войск рассматривается и т.д., но, вопреки ожиданиям, не объявил об отправке своих солдат в воюющую Украину и даже не назвал чётких условий, когда это может произойти.

Более того, Макрон по сути пообещал не вмешиваться особенно активно в украинскую войну. Его фраза типа «мы не будем наступать в Украине» имеют именно такое прочтение. Так что весь остальной словесный «гарнир» в стиле «Россия не должна победить», «красных линий не будет» и т.д. — не более чем красивые слова. Если уж кому-то режет слух выражение «словоблудие».

Теоретически можно рассуждать, что Макрон, дескать, обозначает актуальность темы с отправкой войск в Украину, что президент Франции напомнил, что этот вариант по-прежнему «на столе» и т.д. Но политик такого ранга, выходя к микрофонам после столь громкого анонса, должен сделать следующий шаг, объявить об отправке войск или хотя бы предъявить чёткий ультиматум и обозначить условия, при которых французские войска высадиться в Одессе. А если этого не происходит, если президент вообще не обозначает никакой конкретики и делает заявления «вообще», пусть даже как бы громкие – это уже «задний ход» со всеми вытекающими. В результате макроновское «бряцание языком» наталкивает на выводы, что, во-первых, к реальной отправке войск Франция и её союзники не готовы и продолжают осторожничать. А во-вторых, слова и декларации у них очень сильно расходятся с делом.

Честно говоря, того, что у Эммануэля Макрона грозное надувание щек закончится «тихим выпуском пара», следовало ожидать. Бросить своих солдат на чужую войну, после чего неминуемо начнется поток «груза 200» на берега Сены и Луары – это заведомо очень рискованный шаг.

Позволить себе такое Макрон не может – его рейтинг и так ползёт вниз на фоне социальных протестов самых разных групп, от «жёлтых жилетов» до фермеров. Президенту Франции приходится даже пропускать такие мероприятия, как Мюнхенская конференция по безопасности. Война за тысячи километров от Франции, которая точно не будет «маленькой и победоносной» и где у Парижа не получится «прийти, увидеть, победить» — это последнее, что нужно сейчас Елисейскому дворцу.

Отправлять французских солдат на украинскую войну или хотя бы обещать сделать такое, если российская армия войдёт в Киев или Одессу, надо было в феврале-марте 2022 года, в самом начале войны. Тогда это действительно могло во всех смыслах произвести впечатление на политические круги по обе стороны линии фронта и остановить боевые действия. Более того, в ситуации, когда на улицах многих городов на Западе вывешивали украинские флаги, президент Франции действительно мог «сорвать аплодисменты». Но в то критическое для судьбы Украины время Эммануэль Макрон решал другие задачи – он искал способ «спасти лицо Кремля» за счёт территориальных уступок Украины. А теперь, после того, как Папа Римский проговорился, что «миротворчество» западных «голубей за чужой счёт» – это по сути капитуляции Украины, и заниматься публичным миротворчеством стало немного неудобно, «меняет пластинку».

Но время для таких жёстких заявлений уже безнадёжно упущено. Особенно если они звучат из уст Макрона. Того самого, который не проявил готовности «драться до конца» даже за свои африканские колонии, где уж точно нет такой интенсивности боевых действий, как в Украине. Совсем недавно нынешний президент Франции жаловался, что у него «нет средств» для помощи Украине. И, наконец, дважды отменял свой визит в Киев по соображениям безопасности — что есть про что струсил отправляться в столицу воюющие страны. И если теперь Макрон пытается делать жёсткие заявления и грозится отправить войска в Украину, куда не рискнул вылететь с визитом – это уже пародия. При таком раскладе попытки говорить с металлом в голосе, но реальных военных ставок не повышать, вызывают только едкие насмешки.

Но и беспроигрышного выхода из ситуации у Макрона нет. Заговорив об отправке войск на украинскую войну, президент Франции оказался заложником собственных заявлений. И теперь обречён барахтаться в собственных словесах и с каждым заявлением запутываться в них всё сильнее.

А в Ереване в это время кого-то прошибает холодный пот. Потому как Макрон своим, пардон, «поносом слов при запоре действий» не на шутку разозлил Москву, но в тоже время продемонстрировал, что решимости драться по-настоящему у него нет, а значит, Францию будут бить и теснить там, где у России это получится. А получится скорее всего в Армении, где у Франции – только нестойкие симпатии «погосов» и их вожака Никола Пашиняна, а у России – военная база, контроль над границами и монопольные позиций в экономике. И самое главное, основные шишки и тумаки достанутся ни России, а её форпосту. Как бы там ни трепыхались и не пытались изображать «прозападный поворот».

Нурани, обозреватель