Фархад Мамедов: Азербайджан и Армения поставили перед фактом посредников

Фархад Мамедов: Азербайджан и Армения поставили перед фактом посредников

Темой дня стало совместное заявление Администрации президента Азербайджана и Аппарата премьер-министра Армении, демонстрирующее взаимную политическую волю для продвижения мирной повестки и нормализации отношений между нашими странами. Азербайджан и Армения без посредников договорились об освобождении ранее задержанных военнослужащих и выразили готовность работать над мирным договором на основе уважения территориальной целостности и государственного суверенитета. Не менее важной является новость, предшествовавшая этому событию, о досрочных выборах президента Азербайджана. Эти и другие значимые события в интервью Minval.az прокомментировал политолог Фархад Мамедов.

– Насколько достигнутое между Арменией и Азербайджаном соглашение можно считать фундаментальным? Действительно ли оно закладывает основу для подписания мирного договора, или, возможно, это всего лишь игра армянской стороны, нацеленная на то, чтобы мы освободили максимально большее количество военнопленных? Ведь похожие заявления между сторонами делались и раньше, но ощутимого прогресса в этом направлении не было.

– Принятое заявление Администрации президента Азербайджана и Аппарата премьер-министра Армении – это действительно беспрецедентное заявление. Причем как по форме, так и по содержанию. По форме, потому что в истории практически нет примеров, чтобы страны, между которыми напряженные отношения, делились бы совместными заявлениями. То есть не отдельными идентичными по тексту, а именно совместными заявлениями. Это, я думаю, самая важная деталь, которой в данном документе следует уделить внимание. Что касается содержания, то документ состоит из трех частей. Первая часть – это информация об обмене военнопленными, соответственно, гражданами Армении в Азербайджане, и наоборот. Это очень чувствительная тема для обеих сторон.

Однако это предусматривает одномоментное действие. В принципе с помощью посредников мы в той или иной форме добивались этого. Главное в заявлении – это та ее часть, которая отражает поддержку стран на международных площадках. Была выбрана площадка климатического саммита COP28, где Армения поддерживала кандидатуру Азербайджана в проведении следующего саммита, а Азербайджан – Армению в избрание в Бюро. Это не одномоментный элемент и предполагает как минимум сотрудничество сторон до 2029 года. Более того, такое сотрудничество отсутствовало во взаимоотношениях государств на протяжении 32 лет. Третий важный фактор – совместное обращение к посредникам и международному сообществу с просьбой поддержать усилия на пути к достижению мирного договора. Это тоже привлекает внимание, потому что стороны в двустороннем формате пришли к соглашению и тем самым фактически поставили других перед свершившимся фактом.

В противном случае страна или сила, которая выступит против, автоматически окажется в роли выступающего против мира в регионе. Это действительно важные элементы, создающие основу для подписания мирного соглашения. Сейчас главное – сохранить уровень достигнутого взаимодействия, добиться всего, что отражено в документе, и открыть наконец папку мира между странами и начать заполнять ее отдельными файлами.

– Какие факторы могут помешать сторонам добиться мира в регионе? Каковы реальные угрозы?

– На мирные процессы сегодня очень негативно влияет геополитический фон. Он воздействует даже больше, чем противоречия между самими сторонами бывшего конфликта, и особенно конфликт между Россией и Западом. Здесь наблюдается открытое противостояние в процессе посредничества. На данный момент, когда формируется двусторонний формат взаимодействия Азербайджана и Армении, сторонам не остается ничего другого, как самим принимать двусторонние решения и ставить перед фактом посредников, чтобы те умерили свои ожидания от посредничества и стали более скромными в реализации геополитических целей.

– Ряд экспертов полагает, что в будущем особенно сложно будет достичь взаимопонимания по вопросу открытия транспортных коммуникаций. Здесь предвидятся трудности даже похлеще, чем в обсуждении вопросов по делимитации и демаркации границ. Но опять же, одно дело договориться, а другое запустить эти коммуникации, причем полностью обеспечив их безопасность. Так ли это на самом деле?

– Во время выступления в университете ADA по вопросу транспортных коммуникаций президент Азербайджана больше времени уделил транспортной артерии, идущей через Иран и дальше в Турцию по территории Нахчывана. Также он заметил, что Азербайджан может взаимодействовать с Арменией в переговорах по мирному договору и после его подписания. То есть принципиальный вопрос открытия коммуникаций можно зафиксировать в мирном договоре, а режим эксплуатации и деятельности отдельных маршрутов по территории Армении может остаться предметом дальнейших обсуждений. Мы также понимаем, что в транспортном вопросе есть интерес и участие российской стороны. Так что это больше российско-армянская повестка переговоров, нежели азербайджано-армянская. В этом отношении было бы целесообразно подождать итога, к которому придут переговоры между Россией и Арменией относительно роли и места РФ в этих транспортных коммуникациях. Это важный элемент, поскольку у России по трехстороннему заявлению есть функции и по безопасности, и по умолчанию – в эксплуатации.

– Что следует ожидать народу Азербайджана после февраля 2024 года, то есть после президентских выборов?

– В принципе все догадывались, что какие-то выборы будут перенесены, потому что в последнем квартале 2024 года и в первом квартале 2025-го должны были состояться три выбора: парламентские, муниципальные и президентские. И один из них наверняка надо было перенести на более ранний срок. Выбор пал на президентские выборы. Понятно, что у Ильхама Алиева, лидера, реализовавшего главную задачу тридцатилетнего существования Азербайджанского государства, шансы несравнимо велики по отношению к другими, но перенос выборов не должен стать отвлекающим элементом, поскольку его высокий рейтинг сохранился бы и в будущем. Поэтому связывать это с какими-то внутриполитическим контекстом неверно. Учитывая то, что в главных геополитических центрах мира тоже состоятся выборы – в США, России в Европе, и, возможно, будут иметь место какие-то шероховатости, наши посчитали целесообразным провести выборы сейчас. Думаю, решение вполне продуманное. Кто хочет выступить оппонентом Ильхама Алиев, может это сделать.

Ожидание после выборов и вообще ожидание от следующего года – это наверняка подписание мирного договора и закрытие темы Азербайджан-Армения. Мы не привыкли жить в нормальной мирной среде и 30 лет жили в условиях войны, а теперь надо будет формировать новые цели развития – безопасность, экономическое развитие, технологическое, социокультурное развитие. И в этом отношении, кстати, президентские выборы являются элементом оценки деятельности политиков в прошедший период, а также элементом понимания того, каким видят политики будущее Азербайджана. В этом плане президентские выборы создают возможность для политических сил формировать видение будущего. Поэтому ожидания после февраля 2024 года очень актуальны.

– Как можно охарактеризовать отношения между Азербайджаном и США после того, как глава государства все же принял Джеймса О’Брайена?

– После большой волны напряжения, инициированной американской стороной, Азербайджан предпринял соответствующие действия, и, можно сказать, что напряжение спало. Но нужно действие, причем в большей степени со стороны США. Как США после подписания мирного договора между Азербайджаном и Арменией обоснуют действие 907-ой поправки или активность в отношении армян Карабаха? В какой форме это будет продолжаться? США должны будут признать, что Карабах – это Азербайджан, и поехать, в конце концов, в Шушу. Все это должно быть отражено в действиях или в заявлениях о том, что они готовы принять чиновников из Азербайджана либо поддержать процесс по мирному договору. Это все понятно. Но для того, чтобы улучшить отношения между США и Азербайджаном, они должны будут предпринять конкретные действия. Иначе сами себя ограничат в участии в развитии отношений между нашими странами.

Рауф Насиров