Провальное турне Макрона: Франция стремительно теряет влияние в Африке

Провальное турне Макрона: Франция стремительно теряет влияние в Африке

Пятидневное президента Франции по Африке завершено. Эммануэль Макрон возвращается в Париж. Но вряд ли с большой дипломатической победой. Особенно если учесть, какое значение изначально придавали этому турне в Париже.

Как раз накануне отлета в Габон, первый пункт своей поездки, Макрон выступил с как бы программной речью, где провозгласил новую политику Франции в Африке. Макрон сетовал на «головокружительное» количество вызовов, призывал к «наращиванию мощности» африканских стран, советовал инвестировать в образование, здравоохранение и «энергетический переход», обещал реституцию культурных ценностей, если сами африканские страны об этом попросят, и анонсировал, что от отправки в Африку своих войск Париж переключится на помощь в подготовке армий самих африканских государств. И хотя как бы попрощался с эпохой «Франсафрики», состоявшей, по язвительному замечанию AFP, «из мутных бизнес-связей и поддержки Парижем местных диктаторов», в то же время пообещал «защищать интересы французской экономики (в Африке), куда открыто продвигаются многие страны, от Китая до Турции». Россию, которая бесцеремонно выпихнула французов из ЦАР и Мали, а теперь проделывает то же самое в Буркина Фасо, не упомянул. Но зато прозрачно намекал, что Франция в одиночку не справится с джихадистами в Сахеле, и просил помощи у союзников. О том, что у Евросоюза нет своих силовых рычагов, а в число союзников по НАТО входит и Турция, которой мсье Макрон задумал «дать бой» в Африке, в Париже не подумали. Вероятно, мсье Макрон рассчитывал, что в ходе поездки по странам Африки благодарные туземцы осыпят его цветами и аплодисментами, а союзники, всплакнув от избытка чувств, позабудут об украинской войне и начнут старательно «зачищать» по крайней мере Савельев от джихадистского подполья и уж точно повиснут на руках у Турции, чтобы она не создавала конкуренции Франции в «ее» огороде.

А в реальности…

В реальности уже в первую остановку своего турне — в Габоне — Макрону пришлось не «ловить аплодисменты», а оправдываться. И даже заготовленные фразы насчёт окончания эпохи французской Африки выглядели не «новым словом» в дипломатии, а не очень удачным оправданием. Но настоящий провал случился под занавес африканского вояжа. Демократическая Республика Конго, бывший Заир, была последним пунктом пятидневного утрене по Африке президента Франции Эммануэля Макрона. И именно здесь грянул самый громкий скандал за все время поездки по Чёрному континенту хозяина Елисейского дворца, о чем уже рассказывал Minval: французский лидер прямо на пресс-конференции как-то не совсем по-мужски поскандалил с президентом ДРК Феликсом Чисекеди.

Тема действительно была сложной и болезненной для Макрона. Об этом в Париже не очень любят вспоминать, но Франция несла и несёт прямую ответственность за геноцид тутси со стороны находившихся у власти хуту в соседней Руанде. Правительство хуту в Париже считали союзниками,,тренировали их «силовиков» и помогли уйти от ответственности многим виновным в геноциде. А уже от кровавого межэтнического конфликта в Руанде сдетонировал и ситуация в соседних странах, включая ДРК. Об этом и напомнил Макрону Чисекеди во время совместного выхода к прессе. А хозяин Елисейского дворца в ответ закатил истерику, смысл которой сводился к «разбирайтесь сами». «После 1994 и это, уж простите, не вина Франции, я скажу жёстко, вы не смогли создать суверенитет в вашей стране. Ни государственный, ни военный. Это реальность. Не надо искать виноватых на стороне, — негодовал Макрон. — Я отвергаю ответственность, которую можно приписать Франции. Я за правду, но за правду целиком: я отказываюсь брать на себя все это бремя Франция не обязана делать вам «хорошо», это ваша задача».

И эта перепалка заставляет уже по-другому взглянуть на ситуацию. По сути, вся французская «стратегия» Макрона выглядит просто: Париж по-прежнему сохраняет в африканских странах позиции своего бизнеса, в бывших колониях по-прежнему действует французский колониальный франк, но вот при этом разбираться с последствиями французских «косяков» на континенте, включая даже причастность к геноциду в Руанде, африканские страны должны сами. А это — ну надо же! — не находит понимания у местных лидеров. Которых еще к тому же до глубины души обижает покровительственный тон, столь любимый Макроном в общении с потенциальными «прокси». Но если в Армении это воспринимают как должное, то в Конго, где еще не забыли (и вряд ли забудут) Патриса Лумумбу, реакция уже другая. Словом, триумфальной «перезагрузки» у Макрона явно не получилось. А это неприятность посерьёзнее, чем может показаться.

Здесь опять следует обратиться к саммиту контактной группы Движения Неприсоединения, состоявшемуся в Баку. В своём выступлении на саммите президент Азербайджана Ильхам Алиев отметил: «Архитектура международной безопасности, существовавшая в течение последних нескольких десятилетий, в настоящее время претерпевает драматические изменения, и под угрозой находится мультилатерализм. Эрозия норм и принципов международного права еще больше угрожает международному порядку. Наблюдается все больше случаев нарушения суверенитета и территориальной целостности, вмешательства во внутренние дела государств. Решения ведущих международных организаций либо не выполняются, либо применяются селективный подход и двойные стандарты», — добавив, что «новый мировой порядок находится в процессе преобразования».

Говорил глава государства и о реформе СБ ООН. Как бы лишить места кого-либо из постоянной «пятерки» на бакинском саммите не предлагалось. Но в Париже не могут не задумываться, как широко и как глубоко пойдет реформа ООН и вообще миропорядка и какое место займёт в его новой архитектуре Франция. В историю, как во время подписания акта о капитуляции Германии Кейтель, кивнув в сторону французской делегации, язвительно уточнил: «Этим мы тоже проиграли?» и спорить, насколько оправданным было решение включить Францию в число держав-победительниц, но сегодня Макрону, особенно с его наполеоновскими планами, ой как нужны союзники и «прокси». Особенно в Африке, из числа бывших колоний — и своих, и чужих, таких, как бывшее Бельгийское Конго или Ангола, в прошлом колония Португалии. Но, как оказалось, французов с распростертыми объятиями здесь не ждут. Более того, готовы — о ужас! — предъявлять счета. И куда охотнее сотрудничают не с Парижем, а с Анкарой, где предлагают реальные инвестиции и помощь в решении многих проблем, но без неоколониалистских замашек Парижа вообще и покровительственного тона в частности,

Так что Макрону во время своего африканского турне стоило бы поговорить…ну, скажем, с пилотами своего лайнера. Возможно, они объяснили бы мсье Макрону, что если сильно задирать нос, то есть риск уйти в «сваливание» и уже из него не выйти.

И да, совет не задирать нос одинаково действенный и для управления самолетом, и для управления страной. Потому что в обоих случаях надо прежде всего уметь управлять собой.

Нурани, обозреватель